Колесо Времени: Пути Узора

Объявление




В игру срочно требуются представители кайриэнской знати, в особенности союзники короля Эмона.
Мужчины-Направляющие на данный момент в игру не принимаются.


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров



Создатель
Skype: rochika93

Специалист по связям с общественностью:
Каралин Дайлин
Skype: alenari5

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Музей » Творчество игроков


Творчество игроков

Сообщений 21 страница 40 из 79

21

Ландрид Логдред написал(а):

Но хоть убей, мне кажется Баффи

тык  http://www.kolobok.us/smiles/standart/dntknw.gif

0

22

Ашири Фэйлир
А нет, я понимаю... Просто услышал и сразу вспомнил...

0

23

Рисовал когда-то больше года назад. (С тех пор мои навыки не сильно выросли) Тарна как-то совсем не получилась, Джарид неполучился средне )) Немного неловко это выкладывать после действительно хороших рисунков, но как говорил когда-то один из моих преподов, "не шедевру пишем" )))

Моя мазня

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/12/f3967df314a91fd191c587277a908115.jpg

+3

24

Джарид Энар Флинн
А по мне так очень даже хорошо получилось.

0

25

В общем дело было вечером, делать было нечего и накарябалось мне нечто о нелегкой жизни сестер Зеленой Айя. Не верьте считающим, что жизнь в компании множества Стражей прекрасна и удивительна. Нелегка она, ой нелегка! Особенно когда Узор сводит с такими http://www.kolobok.us/smiles/standart/rofl.gif

- А теперь объясни мне, что ЭТО такое?- гневно и крайне язвительно поинтересовалась сто с лишним лет как Бриане Седай, переводя взгляд со своих Стражей на валяющееся на полу тело.
Причем смущенным выглядел лишь один из тех, кто по воле Узора был призван беречь ее душевный покой и защищать  спину в минуту опасности, да и тот смущался как-то не убедительно.
- Акир!
- Шипишь, словно тебе на хвост наступили,- малкири как водится, вины за собой не ощущал и вообще, кажется, не понимал причины ее возмущения. В конце концов, этот ублюдок имел неосторожность оскорбить его Айз Седай за что, собственно, и получил.   
- Я тебе не кошка!
- Но очень ее напоминаешь.
- А может вы отложите выяснение отношений до лучших времен?- подал голос задумчиво наблюдавший за телом Леонин.- Он в себя приходит.
- Свет, за что мне это?- Бриане сокрушенно возвела глаза к потолку долженствовавшему изображать небеса.- За какие из моих многочисленных грехов ты наградил меня этими придурками?
- Ну ты можешь их перечислить, а мы уж решим за какой именно,- как ни в чем ни бывало, хмыкнул арафелец помогая другу водрузить бренное и крайне пьяное тело на стул. Пролетевший над головой Стража кувшин вызвал лишь легкое пожатие плечами- нрав у Зеленой был несколько крутоват, но и к такому привыкнуть можно.- Ри, осторожнее, сама же сказала, что нам он нужен живым.
- На счет здоровья я не уточняла.
- Ну вот, и чего тогда возмущаешься? Кир обошелся с ним достаточно вежливо. Гораздо вежливей чем он того заслуживает.
- Вас даже на десять минут оставить нельзя!
- А ты не оставляй.
- Лео! Еще одно слово…
- Ты его исцелять собираешься?- арафелец все так же жизнерадостно улыбался и вообще всячески пытался разрядить обстановку. 
- А что еще остается? И как другие сестры умудряются с четырьмя Стражами управляться?! Вот вроде же взрослые мужчины, а по сути… Порой я начинаю понимать Красных. Особенно Мужеубийцу. Ладно, держите его. Но если я еще раз что-то такое увижу, я  вас обоих убью, и Клятвы мне не помешают, потому как сделаю я это вот этими самыми руками!
- Принять смерть от столь красивых ручек…
- Лео, заткнись!

+2

26

Ну как бы это сказать? Каникулы и приносимое ими безделье способствует графоманскому процессу. Поэтому накарябалось мне... Ну что накарябалось. Изначально планировалось совсем другое, но не умею я писать мрачности. А что умею? А это уж не мне судить) Насколько оно соответствует духу мира Колеса судить тем более не мне
Подозреваю, что вообще не соответствует ну да пусть будет

Жизнь в Порубежье хороший пусть и весьма суровый учитель. Как и собственные Стражи от которых так приятно порой сбегать. Получалось не всегда, но тем приятнее победа. Состязание кто кого перехитрит, привносило в ее жизнь, полную тревог и забот, приятное разнообразие. И пусть ее мальчики (что те, кто ушел навсегда, что этот суровый малкири) ворчали после каждой «выходки», им ведь тоже нравилась эта игра. Хоть ни один из них так в этом и не сознался.
Жаль, что Кайриэн для подобных «развлечений» не самое лучшее место. Позолоченное, с идеально прямыми улицами змеиное гнездо, где все и вся пронизано лестью, подозрительностью и предательством. И ладно бы подобным забавлялись лишь благородные лорды разной степени богатства и знатности, так нет же - свою выгоду из развлечений знати старалось извлечь и простонародье.
Ну, во всяком случае, не совсем опустившаяся его часть.
Тому же, что оперевшись спиной на слегка покосившуюся стену захудалого трактира пыталось выпросить у Акира пару медяков на бутылку дешевого и крайне отвратительного пойла, кажется, было глубоко плевать не только на интриги высокородных, но и на собственную жизнь. Которая такими темпами в самое ближайшее время закончится в какой-нибудь канаве.
- Деточка, шла бы ты своей дорогой,- предложила несчастной Айз Седай, вышедшая из узкого и крайне темного переулка. Соваться в который могло прийти в голову разве что одной из самых сдвинутых на голову Зеленых,  звание которой Бриане Тамалин гордо  носила вот уже без малого восемьдесят лет.- На бедность не подаем. 
Акир осуждающе покачал головой, собственно на этом выражение его отношение к происходящему и закончилось. А если что-то еще и оставалось, то было оно, по мнению северянина, явно не для женских ушей, даже старой и крайне циничной перечницы вроде его Айз Седай. Подобная забота о ее душевном покое была воистину умилительна. И не имела совершенно никакого смысла, ибо покой этот был потерян задолго до появления ее синеглазого воина на свет.
Акир с самого начала был против вылазки в эту дыру и уж тем более не горел желанием отпускать ее на встречу с Лансом Эндри, типом весьма скользким и до кучи за что-то сильно не любившем Порубежников. Те отвечали одному из лучших глаз-и-ушей Зеленых  тем же. Ну, вот и как в таких условиях добывать нужную информацию и вообще работать? А вот как получится.
Получалось, надо сказать, отвратительно, что Бриане неимоверно злило.
Нет, самое время возвращаться в Порубежье. Кайриэн и юг вообще ей изрядно опостылел. Север со всеми его опасностями в сотни раз приятнее. И честнее. А троллоков еще и убивать можно.
Примостившееся у стены нечто когда-то было довольно симпатичной девушкой, но неумеренные возлияния оставили на ту красоту лишь жалкие намеки. Девица вертела в руках пустую бутылку и, изредка вздыхая, бросала на чужаков подчеркнуто сокрушенные взгляды. Растопить их ледяные сердца ей, увы, было не суждено.
- Значит, не дашь, да? А если так?- раздраженно просипела маленькая вымогательница, создавая над ладонью небольшой светло-голубой  шарик, свет которого придавал изможденному нелегкой жизнью лицу совсем уж мертвенное выражение.
Возможно, будь на их месте кто-нибудь более впечатлительный и проделанный девчонкой трюк принес бы той деньги для унятия жажды. Вот только Акир в своей жизни видел вещи пострашнее мучающихся с похмелья дичков. Да и Бриане подобными представлениями было не испугать.
Среагировала Зеленая молниеносно с помощью простенького, но крайне полезного плетения подвесив юную любительницу вина вверх ногами.
- Эй, вы чего?!- хмельной дух разом выветрился у малявки из головы.- Я ничего такого не хотела! Ну, правда же! Отпустите!
- Ри… Это и называется «дичок»?
Пожалуй теперь Акир понял за что его Айз Седай так не любит историческую родину, ну кроме Великой Игры, разумеется. Не то чтобы в Порубежье не существовало бедности… Была она, конечно, куда уж без нее, но на Севере она никогда не принимала столь уродливых форм. С точки зрения любого Порубежника тем более печально и возмутительно, когда до подобного доходят женщины и дети.
- Ну, конкретно это называется маленькой и крайне невоспитанной дрянью,- буркнула Бриане с интересом разглядывая попавшее в ее руки чудо.- Ты собираешься успокаиваться или как? У меня от твоих воплей голова раскалывается!
Ужас от осознания  того,  с кем ее свела нелегкая,  сменился удивительной для столь изможденного на первый взгляд тела, жаждой выбраться из западни, вывернуться и как можно скорее дать деру. Ни силенок, ни сообразительности для этого у малявки, слава Свету, не имелось. Зато наглости и упорства - через край.
- Да я! Я вам…
- Что ты мне, милочка?- рассмеялась Зеленая.
Талант у девочки был и немалый. Оставлять такое на милость улицы было  преступлением против всего, чему служили Айз Седай. Осталось лишь донести до ребенка светлую мысль о необходимости образования. Что, учитывая бредни, которые народ имел привычку сочинять о сестрах Белой башни,  обещало быть делом нелегким.  Вот почему Алия из Коричневой Айя находила будущих сестер в приличных домах, а ей вечно не пойми что достается?
- Кстати, давно ты так забавляешься? И если уж на то пошло, как тебя зовут?
- Неа,- уже спокойнее, висеть подобно окороку в кладовой деточке нравилось все меньше.- Меня?! Гинора.
- Красивое имя. Так вот, Гинора, у меня для тебя две новости. В твоем случае - хороших. Во-первых ты умеешь Направлять. Во-вторых, это, возможно, повторяю, возможно, со временем позволит тебе стать Айз Седай. Величайшая честь и для девушек из благородных семей, не то что для… Ладно, не будем о грустном. Свет, в каком же дерьме порой приходится копаться, чтобы отыскать хоть что-то стоящее!
- Эй!- замечание это девочка явно отнесла на свой счет. И правильно сделала.- А если я не соглашусь?
- Могу обрисовать последствия. Весьма безрадостные.
- Чего?
- Того! Я могу отпустить тебя на все четыре стороны, мне не сложно. Позволить тебе и дальше продавать себя за бутылку. Ты этого для себя хочешь? Подохнуть в грязи, когда рядом, стоит только руку протянуть, есть совсем другая жизнь. Нелегкая, тут уж врать не буду. Не всегда благодарная. Но уж всяко лучше этого,- Бриане презрительно обвела рукой окружающие их трущобы. 
- Пппоставьте меня… Пожалуйста.
- Мы вспомнили о вежливости? Замечательно!- промолвила Зеленая, медленно и крайне осторожно опуская девчонку на грешную землю. Убирать плетение она, впрочем, не спешила. Что называется во избежание.
- Ну а если соглашусь, что тогда?
- Тогда ты будешь учиться. И трудиться. Долго и упорно. Потому как без труда в этом мире ничего стоящего не получить. Тебе будет тяжело, очень тяжело. Но знание того стоит, можешь мне поверить. Оно стоит гораздо больше, чем все, что тебе выпадет пережить за десять-пятнадцать лет обучения. Как и возможность служить этому вконец свихнувшемуся миру. Так, ладно, мне пора!
- Куда?
- Спать, конечно. У меня был отвратительный день, и ночь выдалась не лучше. У Кира тем более. Так что с твоего разрешения мы пойдем.
Гинора удивленно хлопала глазами пытаясь понять, почему это ей никто не приказывает идти вместе с ними и уж тем более не грозит невероятными карами за непослушание? Ведь именно так поступали великие и ужасные Айз Седай в половине слышанных ею сказок.
И точно так же поступило бы девять из десяти реальных сестер доведись им найти девчонку раньше Бриане. Куда ведь проще скрутить дичка и, не спрашивая его мнения, притащить в Тар Валон.
Проще, конечно! Только решение приятнее принимать, когда есть выбор. Ну, или его иллюзия.
- Эй, я с вами!
- А на кой ты нам сдалась, скажи на милость?
- Ну, вы же… Вы же сказали, что…
- Ну, говорила и что с того? И потом, я сказала «возможно». Объяснить, что это значит или своим умом дойдешь?
- Но я хочу…
- Хочешь, значит? В таком случае придется тебе научиться слушаться старших. Для начала хотя бы меня. И Исцелить тебя не помешало бы. Не хватало еще, чтоб ты в Башню чего-нибудь притащила.
- Я?!
- Ну не я же! Свет, с кем меня вечно сводит Колесо? Пошли уж, чудо подзаборное.

+2

27

Пока Крис не видит, стащила у него несыгранное в Порубежье (и Бриане тогда еще не было как перса):

Шардиб сидел обособленно от места, где разбили лагерь, но взгляд его непроизвольно возвращался к молоденькой Коричневой и ее Стражу. Стараясь при этом  убить в себе тоску по тому, что он так же без слов понимал, когда стоит укутать плащом свою Айз Седай.  А так же пытаясь избавиться от раздражения, которое неизменно поднималось, когда начинал думать, что за каким ребром Темного этих двух вообще занесло в Порубежье?  В  Башне у Восседающих совсем ума нет, как гнать  недавно  получивших  шаль на Север? Тем более коричневую книжную мышь!  Хоть Бриане и обмолвилась, что девочка очень перспективная,  но опыта у той еще  явно не хватало. Как и у ее Стража. Нет, было видно, что он и за себя постоять может, и за нее, и что убивал не раз… да и она Отродий Тени сколько уже испепелила, но эти дети еще никого не теряли. И потому были слишком смелы и безрассудны. Особенно в своих чувствах друг к другу.
Тут Шардиб невесело ухмыльнулся, он был старше их лет на пять от силы, но чуял себя седым старцем. А вот Бриане с полным правом могла называть обоих малышами, но пока себя сдерживала.
Взгляд его переместился правее, на стоящую тоже вдалеке от лагеря Зеленую. Упрямо держащую спину и бросающую вызов пронизывающему ветру с гор. Её Стражи явно маялись, но подходить не решались, знали гордый и вспыльчивый нрав своей Айз Седай. Так что Сын Ветра  не удивился, когда самый рассудительный из них вырос вдруг рядом с ним. Малкири поздоровался кивком и прямо перешел к делу.
- Передай ей плащ, - лицо Акира было будто высечено из камня и только будучи Стражем можно было понять, как он волнуется за свою Айз Седай. Ну, или будучи бывшим Стражем…
Шардиб иронично приподнял бы бровь, если бы все еще был тем, кто умер, когда перестало биться сердце Мелисы Седай. Но теперь Акиру достался лишь хмурый взгляд и хорошо, что не исподлобья.
- Тебе она не откажет, - на лице  малкири не дрогнул и мускул, и Шардибу невольно стало любопытно, знает ли тот, что Бриане при каждой встрече предлагает ему стать ее гаидин.
«Да наверняка знает», - не могла же та не обсудить этот шаг со своим любимчиком.
- Что же вы будете делать, когда я соглашусь, - он таки взял плащ и поднялся на ноги, мельком отметив, что у Акира в удивлении расширились зрачки.
«А, кровь и  пепел, я сказал “когда”, а не “если”…» - но что уж теперь, все же каждый знал, что Айз Седай легче отдаться, чем избавиться от неё. Очень настырные женщины.  А пока он не отдал долг, их с Зеленой дороги не раз еще пересекутся, север все же не так велик, как хотелось бы…

- Сын Ветра, - Бриане отметила его появление, но  даже не скосила глаза на него, продолжая вглядываться  в темноту  в сторону Запустения. Что она пыталась увидеть Шардиб даже гадать не стал, опуская тяжелый, но теплый плащ на плечи Айз Седай. И почему то оставаясь рядом, хоть дело и выполнено.
- Я знаю, тебя они тревожат, - Зеленая легко развернулась, будто только что не пренебрегала его присутствием. – Совсем зеленые Стражи презабавное зрелище, – и она не цвет Айя имела в виду.
- Юные Айз Седай тоже похожи на слепых котят, тыкаются носом наугад и  совсем не знают, что делать со своими гаидин… - Шардиб не остался в долгу, и все же Бриане как никто  понимала его состояние. Мало кто знал, что она шатается по северу не от шила в одном месте, а от того, что не хочет покидать земель, где погиб ее первый Страж.
– Коричневые быстро учатся, - Брианне хихикнула, явно намекая на то, какие взгляды кидала Каралин Седай на своего Стража. – Не ту Айю она выбрала, ой не ту.
- Мне больше интересно, как она умудрилась уговорить тайрена… - южную кровь в парне он заметил не сразу, но по срывавшимся с губ выражениям понял, что вырос тот на юге, хоть и его характер чуток сгладили более  северные земли.
- Тайрена? – Бриане сначала задумалась, а потом рассмеялась. – Я не заметила. Все же у девочки столько талантов…
«Жалко ее», - продолжение мысли зависло в воздухе. Жаль, что она потеряет или эту свою непосредственность, или жизнь. Но всем приходится взрослеть, и лишь бы не таким способом, который прошли они.
А Бриане уже явно думала о другом.
- Почему ты отказываешься?  Мальчики примут тебя.
- Я не щенок в канаве, чтобы меня подбирать, - бывший Страж привычно огрызнулся.
А Зеленая вздохнула, Сын Ветра же должен понимать, зачем он ей нужен.  Она прекрасно  может упиться и своей тоской, но если до нее все же  доберутся Отродья Тени, а это когда-нибудь обязательно произойдет,  – то четыре обезумевших Стража сметут все на своем пути  и кто-то должен встать во главе, чтобы их ярость не пропала даром. Тот, кто уже переживал нечто подобное и до сих пор жив...
Шардиб чуть пожал плечами в ответ на этот вздох, мрачно осознавая, что когда-нибудь она устанет ему предлагать и возьмет желаемое без спросу. Если к тому времени  его не перестанет держать долг на этом свете.
И все же…  может, он и даст согласие, но не в этот раз. Хоть Бриане чем-то напоминала ему его Мел… которая так и не успела стать для него Лисой.

Отредактировано Нарият Касим (2015-01-05 10:22:43)

+3

28

Навеяно "Чернильным сердцем". Неканонично.

- Кружится  Колесо  Времени,  Эпохи  приходят и уходят, оставляя наследие воспоминаний, которые становятся легендой, а после выцветают и  превращаются в мифы...
В библиотеке было пусто и тихо, посетители к этому позднему часу разошлись, да и большая часть служителей - тоже. Компанию Рашими составляла только стопка книг и масляная лампа под стеклянным колпаком, образовавшая в темном библиотечном зале небольшой пузырь света, ширину которого можно было измерить вытянутыми в обе стороны руками. За окном стемнело, и сквозь цветные стеклышки витража можно было видеть колеблющееся пламя множества фонарей, по обычаям Порубежья освещающих город с вечера до зари, и мягко спускающиеся с неба хлопья снега. Рашими на мгновение умолк - в темном и пустом зале одинокий голос звучал непривычно громко, - потом снова продолжил.
- ...и когда та же Эпоха приходит вновь, они уже давно забыты...
Где-то за Черными Холмами еще не ложился снег, фермеры набивали закрома, готовясь праздновать Бел Арвин, а здесь, в Арафеле в середине Шалдина наметало высокие сугробы. Где-то теперь носило Авина - по ту сторону Черных Холмов или по эту? За прошедшие два с половиной месяца от него так и не пришло ни одного письма. Мастер Берон в ответ на нетерпеливые расспросы отмалчивался или переводил разговор на другие темы, а Масури с тех пор почти совсем перестала шутить и смеяться, и все попытки Рашими развеселить ее встречала раздраженным взглядом. Что же ты наделал, Авин, сам-то хоть знаешь? Ушел и забрал с собою сердце самой прекрасной девушки в Арафеле, забрал ее смех, звонкий, как праздничные колокольчики, забрал искорки веселья из ее глаз. Смотрит она теперь либо в книги, либо за окно, на присыпанные снегом улицы. И хоть бы раз взглянула на него, терпеливо молчащего рядом, осторожно доливающего горячего чаю в ее чашку и очиняющего для нее гусиные перья.  За прошедшие два месяца давно пора было понять, что против южанина у него нет никаких шансов, что бы он ни делал. А может... может отбросить сомнения и воспользоваться своим даром? Остаться с ней однажды наедине и прочесть легенду о настоящей любви, единственной и на всю жизнь, и не оставить ей выбора... Только вот в легендах прекрасные девушки влюблялись лишь в доблестных воинов и путешественников, и Рашими не мог припомнить ни одной, в которой кто-либо полюбил простого скромного библиотекаря.
- ...В некую Эпоху, называемую Третьей Эпохой, в Эпоху, которая еще будет, в Эпоху, давно минувшую, в Горах Рока поднялся ветер...
По залу потянуло сквозняком, затрепетал уголок страницы, Рашими поднял глаза от книги. Ветер... Его холодное дыхание сбило в сторону челку и окатило лицо и, - нет, ему не показалось, - от порыва ветра звякнули стеклышки в витраже. Его дар все еще был с ним. Дар, о котором он не решался рассказать никому. Даже мастеру Берону. Даже Масури. Он и сам поначалу в него не верил. Пока однажды вечером, сидя в гостях у Такавы не прочел их детишкам вслух сказку о Пайдриге-Миротворце. У тех дела шли совсем плохо, тяжба с Сариманами измотала их так, что они готовились продавать дом, и пока взрослые искали в городе новое пристанище, с детьми надо было кому-то посидеть. А через неделю Рашими снова позвали в гости, и потчуя его жареным гусем и пирогом салдэйской рыбой, хозяйка рассказала, что сам Свет послал им какого-то дальнего не то родственника, не то знакомого, который каким-то образом уладил дела обоих купцов к взаимной выгоде. Одна досада - ушел как-то неожиданно, даже пирога не попробовал. А звали-то его как... из головы совсем вылетело - Пайтар, вроде...
Рашими и еще несколько похожих историй мог припомнить - когда нелепых, когда веселых, а когда и не очень. Вспомнить хотя бы тот набег троллоков на караван возле Джаканды. Дернуло же его тогда взять в дорогу книжку о Героях Рога, а потом еще почитать ее вслух караванщикам на привале, чтоб не так скучно было коротать свое время в карауле. После этого он совсем зарекся читать вслух - кто знает, какая из нитей повествования вытянется из книги и вплетется в настоящий, живой Узор? У него никогда еще не получалось этого предсказать.
Рашими до сих пор не решался проверить, как далеко простираются границы его дара? Как глубоко может вплестись в Узор нить, созданная его голосом? Что будет если он... если он прочтет хоть одно из Пророчеств? Хоть строчку из "Кариатонского цикла"? Неужели и правда его голос призовет в мир Дракона Возрожденного? И Тень, что проляжет через Узор Эпохи, и длань Темного, что ляжет на мир людей? Нет, даже представить такое было слишком страшно, и Рашими захлопнул книгу в старой обложке, на которой еще можно было угадать полустершийся силуэт диковинного змея с когтистыми лапами и развевающейся гривой.
- ...Ветер не  был началом. Нет ни начала, ни конца оборотам Колеса Времени. Однако оно - начало всех начал.
За окном вовсю мела метель, бросая горсти снега в окна, вздрагивавшие и звеневшие от порывов ветра. В свете трепещущих фонарей снежная пелена вихрилась, завивалась кольцами, вращалась в темном небе, подобно огромному колесу.

+4

29

нагородил тут композицию по "Тропам"

саунд х)
даже если оно не загружается, вы уже знаете, что поискать во вконтакте
http://savepic.org/6755464.jpg
ссылка на большоразмер

Отредактировано Ашири Фэйлир (2015-01-14 00:41:31)

+4

30

А вот это мне привидилось когда я седня гуляла с друзьями.

Изелле молчала. Молчала и Бриане, не столько даже сожалея о том, что обладательница столь редкого Таланта так и не была замечена Башней, сколько… Нет, предсказания, особенно такие, это точно не для нее.
- Кто еще знает?
- Никто. Я так и не решилась…
Угу, Изелле так и не решилась поведать о привидевшемся ей одним не самым приятным утром пару месяцев назад. Никому кроме уж точно не заслуживавшей подобного доверия сестры Зеленой Айя. Знать бы еще, за что ей это все? Чтобы жизнь медом не казалась, не иначе. Но она и так особой сладостью никогда не отличалась.
Тогда зачем? Почему?
- Я расскажу об этом в Башне. Обещаю. Как скоро это, по-твоему, случится?
-  Не знаю. Может через десять лет, а может и через  семьсот. Семь Башен в огне… Знаешь каково это видеть как твою землю пожирает Запустение, а твой народ… О нас даже памяти не останется, Бриане! Но это будет лишь началом. Порубежье… Ты ведь не хуже любого из нас понимаешь, что будет если…
Понимала. Слишком хорошо понимала. Эта суровая земля давно уже стала родной. А война, которую вели эти люди, стала и ее тоже.
Война, которую они рано или поздно проиграют.
С другой стороны… Что значит судьба Малкир в масштабах целого мира? Если предвестником Возрождения Дракона и Последней Битвы станет гибель их страны… то так тому и быть. Колесо плетет так, как хочет колесо, а одна проигранная битва это еще не вся война. Слабое, конечно, утешение, но за неимением другого и то хлеб.
Впрочем, это совсем не означало необходимости сложить лапки, покорно дожидаясь сплетения рокового Узора. У них есть информация, которой одна не в меру неугомонная кайриэнка обязательно поделится с главой своей Айя, и какое-никакое, но время. Возможно даже целая жизнь. А может и несколько поколений в запасе.
Если повезет. А если нет?
Изелле молчала. Взгляд малкири устремлен на весело потрескивающий в камине огонь, будто одна из опаснейших стихий была в силах дать ответы хотя бы на часть мучавших провидицу вопросов.
Кровь и проклятый пепел! Врагу не пожелаешь такого. И правда, порой незнание - благо.

Отредактировано Бриане Тамалин (2015-01-19 10:33:58)

+2

31

Карта Таро "Башня"

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/01/487edbf3a583528c666148842c407448.png

Спасибо людям, что нас вдохновляютhttp://www.kolobok.us/smiles/artists/connie/connie_twiddle.gif

Отредактировано Авин Эмбри (2015-01-21 00:41:34)

+8

32

Авин Эмбри написал(а):

Спасибо людям, что нас вдохновляют

8-)  8-)  8-)
Это... просто... Нет слов )))

+1

33

Дийне Астриэль
рисовалось на одном дыхании. Вы в самом деле умеете вдохновлять  http://www.kolobok.us/smiles/standart/thank_you.gif

0

34

+6

35

Карта Таро "Повешенный"

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/01/ebd57199b765d316af9614837efb6eb8.png

Ну очень творческое переосмысление.

+3

36

Авин Эмбри написал(а):

Карта Таро "Башня"
Карта Таро "Повешенный"

О, это же прекрасно. ))

Ашири Фэйлир
Тоже очень красиво.

Рисуйте больше. )))

0

37

Все что-то пишут и говорят, что бред, вот и я написал и будем считать, что бред. А то что, всем можно, а мне нельзя?  http://s1.uploads.ru/i/MYuCi.gif

Он лежал под мутным серым небом и видел сны.
Кроме снов уже ничего не осталось. Вязкая слюна во рту была наполнена горечью и песком, горло пересохло, а глаза горели огнем. Дым пожарища забивал ноздри, и пальцы, вцепившиеся в черно-белый диск, были черны от сажи и копоти.
Он видел сны.
Это казалось таким смешным и таким нереальным. Женские бредни, туманные видения, размытые образы и страхи. Смешно было в этом разбираться, так можно было скатиться в умничанье, предать надежду. Тем более, что в снах не оставалось уже никакой надежды. Раз за разом он видел пропасть, видел диск, сломанный и разделенный на две половины, раз за разом видел падающую в бездну луну и воющих волков, и лежащее глубоко под водой знамя Дракона…
Вода…
Воды…
Диск был цел. Один из дисков. Один из дисков из квейндияра. Он не знал, где остальные, куда они подевались, в той бойне даже камень мужества мог не улететь. Оставался последний, и пока он цел, то Темный больше не вырвется на свободу.
Главное, чтоб он был цел.
Диск разламывался, тонул в свете, рассыпался на мелкие кусочки под чьими-то руками в черных запыленных одеждах, странным образом склеивался вновь. Красные, зеленые, желтые, коричневые, разных цветов изогнутые капли кружили вокруг, ввысь стремилась белая, величественная башня, вился виноградный узор, плескалось море, ломалась земля, горела и снова покрывалась зеленью… Колесо времени совершало очередной оборот, а он кричал, рычал, вопил о помощи и бессильно плакал, он был безумен, и как последнюю надежду прижимал к себе черно-белый диск того, на чем держалось еще его «я».
Один из ста. На самом деле – чуть больше. Не самый сильный. Не самый талантливый. Один из самых молодых. Один из последних.
Один из.
Драконы опутывали чьи-то руки, как оковы, чей-то крик разносился над горелой землей, над пустыней вставало солнце, и капли воды блестели над каменным фонтаном, взлетали копья и ножи, и снова вставали города, сквозь ткань мироздания прорастали корни, и рассыпались сломанным стеклом осколки песен.
Он был один. Он видел сны.

- Еще один, - женщина смахнула с грязного лица волосы и прищурилась. Вонь горелой плоти на развалинах забивала ей всё обоняние. – Смотри.
- Свет, сколько же их… Кира, Беата, круг.

Он был один и не один. Тени и мороки кружились вокруг, приходили и уходили, но он был один, один в этой тьме между этим перерождением и следующим, со слабостью, с грязью, с тошнотой и противной сухостью во рту. Тени и мороки пытались вырвать диск из судорожно вцепившихся в него пальцев, тени и мороки что-то кричали, тени и мороки заслонили от него свет и вырывали из него душу, вырывали последнюю печать, вырывали, чтоб сломать и разделить древний символ.
Беата, не вздумай! – слышал он истеричный шепот. – Лучше добей, но не исце… 
Он был один.
Он заскулил.

Солнце садилось и вставало. Он полз через пропасть. Пальцы судорожно искали что-то, но не находили. Что-то такое, очень важное. Между сном и реальностью, между прошлым и будущим. Между черной каплей и белой.
Алыми.
Ярко алыми каплями вытекала из него жизнь.
Жизнь, которая вот уже несколько лет была ничем иным, как служением.
Служением.
Всему.
Сущему.

Отредактировано Авин Эмбри (2015-01-29 08:55:34)

+3

38

Зарисовочка Авина помогла, наконец, оформиться в относительно литературное того, что не так давно привиделось мне на работе. В общем очередная бредятинка)) На этот раз о временах Разлома.

Холодно. А еще хочется есть. Но этим сейчас страдают едва ли не все, так что ничего удивительного. Ей вообще, если подумать, грех жаловаться. В отличие от сотен тысяч, сметенных с лица матери-земли она жива. Пока что. 
Мир изменился. Мир сошел с ума. А таким как она осталось лишь беспомощно наблюдать за крушением цивилизации и гибелью ее цвета.
Айз Седай… Слуги Всего Сущего, пожертвовавшие собой во имя спасения остальных! Одни погибли быстро, другие медленно и мучительно умирали до сих пор, превращая мир, который когда-то любили в отвратительнейшее место.
И что же осталось в сухом остатке? А ни-че-го! Ни она, Рима Эллесин, ни десятки таких же учениц, которых старшие берегли как будущее мира, строго говоря, не могли называться Айз Седай. Последние годы из-за войны их практически некому было учить.
А потом и совсем некому стало.
Они не могли называться Айз Седай, но приходилось ими быть как бы противно и горько ни было от этого на душе.
Искать и сохранять, пытаться передать жалкие крохи того, чем владели сами в надежде… А на что, собственно? Что когда-нибудь все это закончится? Что мир залечит нанесенные ему раны и человечество, если и не вернется к былому величию, так хотя бы  перестанет болтаться на грани полнейшего уничтожения?
Сколько раз она думала об этом ночами, вглядываясь в чернильную бесконечность неба? О мире, который они потеряли. О людях, которых когда-то любила. О тех,  кто ушел от нее навсегда, чтобы возродиться. Когда-нибудь. В мире, куда более приветливом, чем сейчас.
А что для этого нужно сделать? Для этого нужно перестать жалеть себя и работать не покладая рук, искать и попытаться-таки сохранить то немногое, что у них еще осталось.
Но Свет, как же мало она знает! Как же мало может! И это сводит с ума, рвет душу на части почти так же сильно, как поразившее мужчин безумие. За что им все это?
За что?!
Те же самые слова чьи-то руки вывели на пока еще стоявшей, но уже заметно покосившейся стене.
Собственно только она, да несколько бесформенных валунов различного размера и цвета (явное последствие применения Единой Силы) и напоминали о существовании здесь когда-то одного из красивейших городов мира. Если уж война, время и сошедшие с ума мужчины не пощадили величественные постройки, то что уж о человеческих жизнях-то  говорить?   
Было тут и еще несколько надписей, сохранившихся каким-то чудом. Эддин Бейл написал имена своей жены и детей буквально за три дня истаявших от неизвестной ему болезни. Вилла Саммерс проклинала предавшихся Темному и молила Свет о спасении. Чуть ниже кто-то не совсем еще (хотелось бы в это верить) отчаявшийся накарябал отрывок из стиха, который некоторые ученые относили к началу нынешней, а то и к концу прошлой Эпохи.
«Я ж уношу в свое странствие странствий лучшее из наваждений земли».
И не так уж, по сути, и важно, что хотел этим сказать древний поэт. Куда важнее, что чувствовал и какой смысл вкладывал в эти строчки бедняга, что попытался сохранить наследие древних для тех, кто будет в силах прочесть и понять. Ну, или хотя бы попытаться это сделать.
Холодный, шершавый камень. Ставшие его частью слова полные горечи, боли, тоски и… надежды. На что? На память. Хоть какую-нибудь память.
Стена плача. Это ведь самая настоящая стена плача по миру и не сумевшим его сохранить людям!
Свет, защити их! Защити их всех!
А Байл, ушедший вместе с Льюсом Тэрином и сотнями таких же отчаянных храбрецов к Шайол Гул все-таки оказался прав: живые в конечном итоге позавидуют мертвым.   
И видит Свет, она завидовала.

Отредактировано Каралин Дайлин (2015-01-29 00:53:19)

+4

39

Заглянула я тут недавно в путеводитель по миру. Вот лучше бы я этого не делала ибо меня клюнула муза. Ну а если уж клюнула отворачиваться от видений было невежливо. Вобщем навеян сей бред

вот этим

"Когда в 47 году ПР Айз Седай решили построить новый город, должный стать сосредоточием их власти, нет никаких сомнений, что решение это было достигнуто путем переговоров между независимыми группами. Такой вывод можно сделать из письма, относящегося к настоящему времени, и недавно обнаруженного среди не каталогизированных документов в Королевской Библиотеке в Кайриэне.
"Восседающие, каждая от своей айя…" и затем перечисляются их имена. Вот они: Элисун Тишар, Митсора Каал, Карелия Фанвей, Азиле Нароф, Саралин Амерано, Думера Алман, Салинде Касолан, Катлинде Артеин, Биранса Хасад, Майлейн Харволе, Немайра Элдрос, Лидейн Раджан, и некоторые другие.

Как только было принято решение о строительстве Тар Валона и объединении Айз Седай, те же самые Айз Седай, примерно между 50 годом ПР и 100 годом ПР, начали чрезвычайно энергичную кампанию против женщин "лживо именующих себя Айз Седай". Вполне возможно, что в то время имелось значительное число таких женщин. Было это вскоре после Разлома, тогда множество людей имело способность Направлять, существовало большое число дичков, полагавших, что они имеют право так называться. И, не исключено, что многие из этих "ложных Айз Седай" были теми Айз Седай, кто сопротивлялся идее объединения независимых групп в единое целое? Имеются свидетельства, что многие из этих женщин, в конце-концов, были вынуждены "преклонить колени перед Престолом Амерлин и Белой Башней", и хотя некоторые были укрощены, все же большое количество присоединилось к Башне, и после этого они были приняты как Айз Седай. Исторически Айз Седай были очень суровы к тем женщинам, кто притворялся Айз Седай, и не осталось свидетельств ни об одной из таких женщин, принятой в Башню в те времена...

...Но один сохранившийся документ (часть письма, уверенно датированного 77 годом ПР, находящаяся в собственности человека, который пожелал остаться анонимным по очевидным причинам) дает ответы на некоторые вопросы. Так там написано: "Лидейн и несколько из ее последователей были отсечены, после чего остальные представили, что с ними может произойти, и Майлейн прекратила своё сопротивление и велела своим последователям, чтобы они преклонили колени. Остальные вынуждены были дать клятву". Как уже было сказано выше, среди имён в списке тех, кто присутствовал на собрании, где было принято решение о строительстве Тар Валона, были и Лидейн Раджан и Майлейн Харволе.

46 год после Р.М.

Лейса молчала.  Ибо молчание - золото, особенно когда нечего сказать. Но даже если и есть, порой лучше оставить мысли не изреченными. Мысль изреченная - есть ложь. В словах порой столько всего понамешано, что будь человечество чуточку умнее, оно бы вовсе отказалось от них отказалось.
В словах слишком много лжи, зависти, а убить ими можно ничуть не хуже, чем настоящим оружием. Спасти, впрочем, тоже. Справедливости ради об этом не следовало забывать, но радости это Лейсе совсем не прибавляло.
Сколько и чего переплеталось в словах Салинде Касолан, она судить не бралась. Об этом можно подумать позже, после ее ухода. Во всяком случае, говорила рыжеволосая уроженка Тахора о достаточно разумных, хоть и тяжело осуществимых вещах.
- Город?
Салинде Касолан великолепно держала себя. Только человек, знавший ее не один десяток лет смог бы разглядеть за маской учтивой безмятежности напряжение и пока еще легкое возмущение. Которому ничего не стоило вспыхнуть подобно траве засушливым летом.
Что Лейсу совершенно не тревожило - не первый раз доводится быть этому свидетелем. И что-то подсказывало- далеко не последний.
- Что ж, это интересно. И где же вы решили собраться?
- Пока еще не решили. Но дело не только в этом. Говорить будут не только о строительстве города для Айз Седай.
- К этому давно шло. Объединение необходимо, но…
- Что?
А ведь и, правда, что?
Ежу понятно, что разрозненные группки женщин умеющих Направлять нуждаются в едином центре, месте, где удастся сохранять уже найденное и обмениваться опытом с другими, учить девушек с Даром. Айз Седай оно необходимо как воздух, но… Что-то ее во всем этом все равно смущало, а вот что Лейса определить не могла.
А может дело не в идее, а в человеке о ней заговорившем?
То, что посмело выглянуть из самых темных и холодных закоулков души, было немедленно и со всей возможной безжалостностью загнанно обратно. Говоримое здесь и сейчас слишком серьезно, чтобы отвлекаться на глупости. И вообще чем холоднее голова, тем лучше.
- Ничего.
- Так ты поедешь?
- Пожалуй. Никогда не присутствовала при исторических событиях. Это должно быть интересно.
- Лейса, ты… Безнадежна!
- Была, есть и буду. Отправь весточку, когда определитесь с местом и временем.
- Неприменно!

47 год после Р.М.

Она не была Восседающей и не желала ею быть. Скорее уж независимым наблюдателем, подобно паре десятков таких же Айз Седай пока не считавших нужным присоединиться ни к одной из присутствовавших в Насуре айя или же просто приглядывавшихся к ним. Но даже она, Лейса Вальдин, понимала, что независимости,  которую они когда-то так ценили, приходит конец. Мир изменился и если Айз Седай намереваются существовать в нем и дальше, необходимо измениться и им.
На необходимость объединения в своих речах упирала Салинде. Об этом же говорила и Элисан Тишар, чей дар убеждения помог  ей склонить на свою сторону многих сомневающихся. Но далеко не всех. В том, что процесс этот будет долгим и чрезвычайно трудным лично у Лейсы сомнений не возникало.
Кое-кто, например, Лидейн Раджан недовольно поджимавшая губы всякий раз стоило Элисан взять слово и вовсе грозил со скандалом покинуть Насур.
Лидейн его таки покинула холодным дождливым раннеосенним утром через две недели после начала собрания.
- Она не захотела понять, Лейса! Она…
Салинде стояла у окна, обхватив себя руками, что выдавало если и не крайнюю степень гнева, то нечто очень к нему приближающееся. Лейсе не оставалось ничего кроме как безразлично пожать плечами в ответ. Свой ум в чужую голову не вставишь при всем желании. Салинде ведь и сама это понимала. Что не мешало ей  слишком близко к сердцу принимать эту неудачу. Впрочем, как и всегда.
- С ней все было ясно с самого начала, так что забудь о ней.
- И все же…
- Забудь. Не она первая и уж точно не она последняя.
- А ты?
- А что я?
В серых глазах бывшей (а бывшей ли?) подруги танцевало самое настоящее пламя. Салинде всегда напоминала ей огонь в очаге - вроде бы прирученный и служащий людям, но стоит зазеваться, проявить толику неосторожности и он спалит все вокруг не испытывая при этом ни малейшего угрызения совести. Да и с чего бы стихии сожалеть о причиненном ею ущербе?
Разумнее всего было бы отвернуться, разорвать связь взглядов иначе… Бросаться в огонь дважды желания не возникало.
- Ты останешься?
- Конечно. Интересно посмотреть, чем все это кончится.
- Будто сама не знаешь.
- У меня есть несколько мыслей по этому поводу. Должна же я узнать какая из них окажется верной.
Желания-то, может, и не возникало, но когда это Салинде интересовалась ее мнением?

77 год после Р.М
   
Несколько мыслей? Да кого она обманывала? Путь у Айз Седай один, ей это было ясно, как только она ступила на землю Насура. Как и то, к чему приведут принятые там решения. 
Никогда раньше Айз Седай не враждовали друг с другом. Никогда раньше Единая Сила не использовалась против таких же как они женщин-Направляющих. И Лейса молила Свет, чтобы никому и никогда больше не довелось увидеть подобное. Но победитель из этого противостояния должен был выйти один. Что же до побежденных… Поручиться за остальных она не могла, но в том, что взгляд усмиренной Лидейн Раджан будет преследовать ее до конца жизни была больше чем уверена. 
- Так будет лучше для всех,- в необычно тихом голосе Салинде слышалось… неужели горечь?
- Не спорю.
- Но и не одобряешь.
- Победителей не судят. 
- И каково находиться на их стороне?
- Странно. Хотя бы потому, что я не одна из вас.
- И никогда ею не станешь, ты это хотела сказать?  Но это не важно.
- Скажешь это Элисан, когда она все же станет Амерлин.
- А она станет?
- А ты в этом сомневаешься?
- Пожалуй, нет.
Смотреть на Лидейн не хотелось, но отвести взгляд выше ее сил. Потому что так будет с каждым, кто дерзнет пойти против Айз Седай и Белой Башни. Идея Карелии Фанвей на первый взгляд казалась сущим безумием, но если к ее осуществлению подключить огир невозможное быть таковым явно перестанет.
Впрочем, учитывая неторопливость величайших мастеров этого мира, строительство вполне могло растянуться на годы, если не на века, а потому существовала реальная опасность не увидеть воплощенную в камне мечту о величии Айз Седай. Ведь где гарантия, что очередная называющая себя Айз Седай пожелает сдаться без боя?
Мир изменился, изменились Айз Седай. И она сама, кажется, тоже.

+2

40

Немножко поделюсь своими рисунками.

Том Мериллин

http://th03.deviantart.net/fs71/PRE/i/2012/198/8/e/thom_merrilin_by_medore-d57le32.jpg

Фарлан, Аша'ман-иллианец

Персонаж из словески с другого форума, весьма угрюмый и ворчливый тип, больше похожий на медведя-шатуна, чем на искусного Целителя, коим является.

http://th03.deviantart.net/fs71/PRE/i/2011/019/e/4/farlan_2_by_medore-d37k2tp.jpg

Сандрин Мостар, Айз Седай

Персонаж с того же форума, но из другой словески по КВ. Зеленая, потерявшая на Последней Битве обоих своих Стражей.

http://th04.deviantart.net/fs71/PRE/i/2011/112/2/9/sandrin_by_medore-d3elx9d.jpg

+3


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Музей » Творчество игроков


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC