Колесо Времени: Пути Узора

Объявление




В игру срочно требуются представители кайриэнской знати, в особенности союзники короля Эмона.
Мужчины-Направляющие на данный момент в игру не принимаются.


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров



Создатель
Skype: rochika93

Специалист по связям с общественностью:
Каралин Дайлин
Skype: alenari5

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Хранилище » Пища для мыслей


Пища для мыслей

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Дата, время, погода: 14-ое Шалдина 306 года н.э. День близится к вечеру.

Местоположение: Королевская библиотека Кайриэна.

Персонажи: Риэладрид Маравин, Падри а'Кросс.

Сюжет: После долгих раздумий Риэладрид решает поискать информацию о новоявленных способностях в месте, где хранятся общирные знания всех времен и эпох. Там он к своему большому удивлению он сталкивается с Падри, который тоже решил навестить одно из самых знаменитых мест в столице.

0

2

Принц сидел в одном из темных уголков Королевской библиотеки, перелистывая очередную книгу в поисках того, что помогло бы ему разрешить загадку, которую собой представлял саидин. В огромном здании было полным-полно таких местечек, где можно было затеряться и не видеть другую душу часами. Не будь тема такой щекотливой, кайриэнин воспользовался бы помощью одного из библиотекарей, или послал бы вместо себя кого-нибудь из своих людей, но давать хоть кому-либо повод размышлять о том, зачем это Риэладриду вдруг понадобилась столь странная информация, он вовсе не собирался. Поэтому, вежливо отказавшись от помощи и попросив не беспокоить его, он уже который час искал нужное в пыльных томах.
Ничего. Ни единой странички, даже единого годного предложения не смог найти Риэладрид, проведя там весь день практически с самого рассвета. Недостаточно времени для того, чтобы перерыть всю библиотеку, конечно, однако Маравин надеялся, что найдет хоть что-либо, что укажет ему направление для дальнейших поисков. Биографии о Лжедраконах, записи о безумцах, тронутых порчей, знания об Эпохе Легенд - ничто из этого надежду не оправдало. Исторические записи о Лжедраконах в особенности разочаровали Риэла. Авторы всеми силами старались передать тот ужас, что эти мужчины несли в страны, которые решали сделать своей следующей целью, и то безумие, что двигало ими, однако принц не нашел не то чтобы детальные записи, но даже упоминания того, как именно эти Лжедраконы применяли Единую Силу.
Закрыв книгу, Маравин раздраженно вздохнул. Он откинулся назад на стуле, смотря в высокий потолок библиотеки. Он уже порядком устал, и голова постепенно отказывалась концентрироваться на прочитанном. "Побери их всех Темный!" Риэл сам не был уверен, кого он сейчас мысленно проклинал. Авторов томов, которые ничего не дали? Лжедраконов, которые ничего полезного за собой не оставили? Льюса Тэрина, чьи действия привели к появлению Порчи? Вероятно, всех сразу.
А еще принц проклинал саидин, который с каждым днем все сильнее манил Маравина. За время путешествия по реке Эринин принц признался себе в том, что он уже недолго сможет противиться этому импульсу. Но сейчас он чувствовал себя совершенно слепым, представления не имея о том, что и как следует делать. Он слышал, что женщины-Направляющие могли случайно убить себя без наставления Айз Седай, а значит следовало подозревать, что то же самое касалось и мужчин. Учителей, однако, ему было найти негде, а значит рано или поздно придется рискнуть. Рисковать, однако, Риэл не любил. Особенно вслепую.
- Кровь и треклятый пепел! - выругался принц в ответ на собственные мысли. Он начал возвращать книги на свои места - оставлять это дело библиотекарям, опять же, было чревато. Одна работа оказалась все же интересной, хоть и не по той причине, по которой он смотрел её изначально, и он её быстро скопировал для себя. Это были записи о мужчинах из некоторых благородных Домов, за которыми приходили Айз Седай. Направляющих, как можно было понять из контекста. Записи были давними, но такой родословной не гордился бы ни один Дом, а это могло быть полезно. Риэл понимал, что пустить это в ход было бы в крайней степени лицемерно, однако в Великой Игре любой шаг был оправдан. Тем более что в списке он даже нашел Дом, родственный Сайганам, что могло быть полезно вдвойне. Его только удивляло то, что эту рукопись никто не украл и сжег.
Наконец направившись к выходу, Риэл рассеяно оглядывался. В библиотеке было полно посетителей. Люди со всего мира приходили в Кайриэн в поисках знаний. Тарабонцы с их непонятными вуалями, салдэйцы с миндалевидными глазами, даже женщина из Морского Народа. Удивило Риэладрида, однако, присутствие не этих представителей самых разных народов, а вид знакомого блондина за одним из письменных столов.
"Что Белоплащник делает в библиотеке?" - удивленно подумал принц. На корабле у Риэла было несколько долгих разговоров с Падри, и он уже успел понять, что мужчина был совсем не таким, каким казался изначально, однако посещение библиотеки воином, хоть и без формы, было все же необычным.
Риэл изначально подумывал о том, что следует вернуться в поместье Тородредов и заняться делом, но любопытство все же пересилило его и он направился к Белоплащнику.
- Падри? Не ожидал увидеть вас здесь, - сказал он, подойдя к письменному столу. Сбоку стоял свободный стул, но принц не стал занимать его, не получив приглашение. Да и он не знал, станет ли задерживаться здесь ради разговора со старшим сержантом.

+1

3

Свободное время Падри предпочитал проводить в библиотеке. За последние несколько месяцев у парня не было ни времени, ни возможности почитать, однако по прибытии в Кайриэн белоплащник обнаружил что у него не было почти никаких обязанностей. Риэл был занят подготовкой к свадьбе, и остальные члены Ордена все еще были на пути в столицу, так что Падри мог лишь ждать. И любимым способом провести время для Падри было либо рисуя, либо читая. Библиотека Кайриэна была для парня идеальна. Тысячи томов и манускриптов занимали пыльные полки библиотеки и Падри искренне надеялся осилить хотя бы несколько десятков томов до прибытия его собратьев по Ордену. Падри особенно привлекали книги про Айз-Седай. Книги про Направляющих были крайне редки в библиотеке Ордена и большинство манускириптов было написано Чадами Света(или членами Длани Света). В то время как парень был согласен с тем, что Айз Седай сознательно или несознательно служат Тьме, большинство историй про Направляющих прошлого были просто сказочны. Падри прекрасно понимал, почему возможность направлять привлекала так многих. Сайдин и Сайдар давали Направляющим нечеловеческие возможности, и если бы люди могли направлять, не предавая Свет, то мир бы были гораздо более мирным и интересным местом.
Знакомый голос оторвал Падри от его раздумий. Парень с удивлением осознал, что Риэл стоял всего в нескольких шагах от белоплащника, с интересом разглядывая Пая.
- Милорд, прошу, присаживайтесь! – радостно воскликнул парень, вскочив на ноги. – Как Вы поживаете? И я тоже не ожидал Вас тут встретить. Вы пришли почитать? Или может ищете чего? – с улыбкой на лице затараторил белоплащник, - я тут вот, читаю. У меня было немного свободного времени и я решил заглянуть в библиотеку. Хочу сказать, что я в это место влюбился! Боюсь, что библиотека в Муранди в подметки не годится этой жемчужине Кайриэна. Я сердечно благодарю Вас, что Вы мне позволили Вас сопровождать. Интересно, а как библиотека Кайриэна сравнима с Андором. Я слышал, что у них есть множество старинных манускриптов, доступных посетителям. Тут, к сожалению, требуется разрешении старшего библиотекаря, чтобы попасть в крыло где они хранят по-настоящему старинные рукописи.

Отредактировано Падри а'Кросс (2017-08-23 02:52:37)

0

4

Риэладрид несколько секунд колебался, прежде чем все же принять предложение Падри и присесть. До чего же этот мужчина все же был словоохотливым! Впрочем, это кайриэнина вовсе не раздражало, скорее просто было непривычным. Проведя в окружении угрюмых соотечественников, каждое слово которых было рассчитанным, почти всю свою жизнь, Маравину приходилось признаться себе в том, что такая манера общения для него было необычной. Пожалуй, даже слишком. В конце концов, а'Кросс не был участником Великой Игры, во всяком случае не таким, как все остальные.
- Эта библиотека крупнейшая во всем мире, - ответил принц, при этом с интересом рассматривая содержимое письменного стола Падри. После непродолжительной паузы он с неохотой продолжил: - За исключением библиотеки Тар Валона, но это вряд ли удивительно - Айз Седай стремятся во всем брать больше, чем все остальные.
Журнал, который Белоплащник кажется всегда имел с собой, и теперь лежал перед Падри, раскрытый на одном из множества его зарисовок. С того места, где сидел Риэл, очередную зарисовку он видел только сбоку, но блондин явно был занят рисованием некой батальной сцены.
- А какие именно рукописи вы хотели бы посмотреть? - спросил Риэл. - Я не удивлен, что старший библиотекарь не дает разрешение иностранцам, однако он не откажет мне. Если хочется, я могу попросить. - Предложенное в самом деле не представляло никакой проблемы для представителя одного из Великих Домов, и принцу было в самом деле любопытно, что такого Белоплащник мог захотеть посмотреть среди старинных рукописей. Судя по тому, что он читал сейчас - пересказы старинных войн. Троллоковых, может быть?

0

5

Предложение Риэладрида заставило Падри широко улыбнуться. Возможность лично ознакомиться со старинными манускриптами было лучшим подарком для парня, и Паи оживленно закивал.
- Я сердечно Вас благодарю, Милорд. Если Вам не сложно. Я буду у Вас в долгу. Если честно, меня крайне интересуют записи об Артуре Ястребиное Крыло. Артур, пожалуй, является самой исключительно личностью после Эпохи Легенд. Неважно, рассматривать его как правителя или как военачальника, он был несравнимым гением. Однако несмотря на все свои таланты, падение его империи оставило мир в руинах. Я знаком с многими людьми, которые боготворят Артура за то, что он решил пойти против воли Белой Башни и начал войну против Айз Седай. Однако несмотря на то, что я и сам сердечно одобряю его решение с точки зрения морали, с рациональной точки зрения его действия не поддаются логике. Я бы даже сказал, что несмотря на то, что факт противостояния против Белой Башни угоден Свету и долг каждого человека, это попирать Тень в любом её проявлении, в случае Ястребиного Крыла, своими действиями в последние годы своего правления он принес больше Тьмы, чем даже Приспешники Темного. Хаос, который воцарился после его смерти, нанес почти что непоправимый урон силам Света в войне против Тени. Я так же не понимаю причину, которая заставила его восстать против Айз Седай. Согласно всем записям, которые я нашел, на протяжении многих лет отношения между Белой Башней и империей Артура Ястребиное Крыло были весьма дружескими. Я нашел упоминания о множестве Айз Седай, которые находились при дворе и располагали немалым влиянием. Что заставило Артура внезапно обернуться против Айз Седай и сражаться против них с упорством человека, которому нечего терять? К сожалению большинство доступных мне книг написаны после падения его империи людьми, которые родились через десятки, если не сотни лет после смерти Ястребиного Крыла. Даже если у них и была возможность изучить манускрипты, созданные во время правления Артура, они зачастую предпочитают обсуждать собственные выводы, вместо того чтобы обращать внимание исключительно на факты. Я… - внезапно Падри осознал, что он слишком увлекся своими рассуждениями об Артуре и совершенно игнорировал своего собеседника.
- П-п-прошу прощения, Милорд. Вас скорее всего не интересуют эти детали. Однако я буду сердечно благодарен, если Вы мне поможете найти записи об Артуре. В то время как я готов отдать свою жизнь, чтобы посрамить Тень, я не хочу, чтобы мои поступки, или моих окружающих привели к катастрофе, даже если они были оправданы наилучшими намерениями. – Падри робко улыбнулся, надеясь, что он не слишком утомил Риэладрида своим монологом.
- Однако, разрешите поинтересоваться, а что Вас привело в библиотеку? Если вы что-то ищете, я бы мог попытаться Вам помочь.

0

6

- Не волнуйтесь за меня, я уже все искомое нашел, - ответил Риэладрид. - У наших союзников возникли некие разногласия насчет владения земель с одним из Домов, и я хотел лично проверить некоторые записи, - не моргая солгал Маравин. Ответ должен был быть более чем удовлетворительным.
Догадка Риэладрида насчет интересов Чада Света оказалась не совсем верной - Падри интересовали события сравнительно недавнего времени, а не история Троллоковых войн. Артур Ястребиное Крыло и в самом деле был очень неоднозначной фигурой и влияние его достижений чувствовалось по сей день на почти весь известный мир. В конце концов, почти что каждая ныне существующая держава возникла из руин империи, построенной этим человеком, Кайриэн в том числе. И хоть само создание этой могущественной империи, которая тянулась с Хребта Мира до океана Арит, было одним из самых великих достижений со времен Разлома, большинство историков куда больше внимания уделяли её падению. Что было понятно, ведь это принесло миру немало горечи и боли.
- К сожалению я сомневаюсь в том, что причиной гнева Ястребиного Крыла по отношению к Белой Башне было убеждение в том, что на то была воля Света, - сказал Риэл, когда Падри заключил свой монолог. Он вовсе не ожидал, что разговор с Белоплащником превратится в обсуждение исторических событий, но в дискуссию он вступил охотно. - Записи о том, что именно заставило его обернуться против своих советниц, на самом деле скудные и не позволяют воссоздать цепь событий, которые привели к этому, однако я могу построить некоторые предположения по этому поводу. Опираясь на собственный опыт с Айз Седай, в том числе, - сказав это, кайриэнин на мгновение затих, прежде чем продолжить: - Я на самом деле не знаю, насколько тесно вам доводилось общаться с ними, Падри. Я, с другой стороны, имел дело с ними весьма часто, и я могу с уверенностью сказать, что всех Айз Седай объединяет одно - жажда быть на самом верху, чтобы весь мир сгибался перед волей Белой Башни и слушался их одних. Они коварны, как змеи, не даром они носят кольца в виде змея, и искусны в притворстве до омерзения. Как бы они не пытались показывать, что они служат лишь советом и не стремятся никем управлять, я прекрасно понимаю, что каждое их слово, каждый их поступок рассчитан ради интересов Белой Башни, и только Белой Башни. Так вот, я подозреваю, что и Артур в некий момент осознал, что Айз Седай видят его, как инструмент, через который можно править миром, и не более. Он обернулся против них, потому что увидел их истинную сущность и понял простую правду, что пока стоит Белая Башня, ни одно государство, ни один человек не будет по-настоящему свободен принимать решения за себя и действовать в собственных интересах, а не интересах треклятых Айз Седай.
Договорив, Риэл внезапно осознал, что монолог заставил его порядком разгорячиться, что совсем не было ему привычно. Айз Седай он винил чуть ли не во всех бедах, которые настигли Кайриэн, его Дом и его лично за эти десять лет. Даже если он ошибался насчет мотивации Ястребиного Крыла, он нутром знал, что все сказанное насчет этих ведьм было правдой, и в один день кто-то завершит начатое Артуром и положит этой мерзости конец.
Тем не менее, выступать пламенными речами против Белой Башни он не намеревался, во всяком случае не публично, поэтому он с опаской оглянулся, надеясь, что никто не расслышал его слова. Рядом никого не оказалось, и Маравин снова обратил взгляд на собеседника.

+1

7

Пока Риэл говорил, Падри не мог оторвать взгляда от юного принца. Голос Риэладрила был полон страсти и огня, и Паи в очередной раз убедился, что его чувства не были лишь мимолетным влечением. Мужчина осознал, что даже если главы Ордена приказали бы ему покинуть Кайриэн, покинуть Риэладрида, то он бы не смог выполнить этот приказ. Его судьба была связана с судьбой Риэла. Борьба против короля, против Айз Седай, против Тени – без Риэладрида все это было бессмысленным. Впервые за свою жизнь Падри осознал свою цель, причину своего существования. Его долгом перед Создателем было сопровождать Риэладрида и убедиться, что мечты принца станут явью. И когда Риэл достигнет своих целей, Падри нарисует свой шедевр, картину настоящего Короля.
- Милорд, - тихо, но уверенно начал Падри, - перед ликом Создателя я клянусь всем своим существом, всем что дорого мне на этом свете, что несмотря на то, кто будет стоять на Вашем пути, я помогу Вам. Своим мечем я покараю Ваших врагов, своим телом я защищу Вас, от тех, кто жаждет Вашего падения, и своей кистью я запечатлею Ваш путь. Его Величество, я прошу Вас принять мою присягу служить Вам и только Вам до дня моей смерти. – несмотря на то, что Падри говорил чуть ли не шепотом, чтобы не привлекать внимание посетителей библиотеки, слова парня были полны страсти. Впервые за долгое время Паи был абсолютно уверен в своем решении и в голосе парня было не капли сомнения. Несмотря на то, что мужчина и сам осознавал, насколько пафосно он звучал, Падри говорил от всего сердца.
- Милорд, я искренне верю, что Ваш путь угоден Создателю и, что благодаря Вашим усилиям мы сможем освободить народ Кайриэна от власти Тар Валонских ведьм. Даже если не все Айз Седай сознательно служат Тени, они не могут бороться против своего естества и являются лживыми существами, которые пытются контролировать всё и всех. Только под властью королей подобных Вам, мы можем бороться против них. Айз Седая являются ядом, который отравляет этот мир. Их советы могут быть разумны, и их поступки могут казаться милосердными, однако Белая Башня заботится только о собственном существовании. Полагаясь на власть Айз Седай, мы сами дарим им веревку, на который они нас повесят. Несмотря на то насколько я нахожу сказания о древних Айз Седай интересными, я верю, что, если мы не положим тирании Белой Башни конец, мы не сможем преодолеть власть Темного. Полагаясь на Айз Седай мы не только открываем свое сердце Тени, мы становимся слабее и теряем ту свободу воли и выбора, которая позволила нашим предкам стать легендами, которых не забудут не смотря на то, сколько веков пройдет после их смерти. Милорд, я прошу Вас, ради народа Кайриэна, ради Света, ради меня – станьте королем, который превзойдет Артура Ястребиное Крыло и построит мир, полный счастья и свободы!

0

8

Риэл совсем не ожидал такой реакции Падри. Он никогда не считал себя человеком, наделенным той природной харизмой, которые выделялись герои и короли из легенд и сказаний. Человеком, который внушал в своих людях невероятное чувство верности. Таким был Дартрейн, но Риэладрид всегда прекрасно понимал, что несмотря на все то, чему научил его этот человек, заменивший ему отца, эти качества было попросту не перенять.
Но вот Падри, сидящий сейчас рядом с ним, приносил ему присягу о верности, которую принц и не просил. В глазах Чада Света горел самый настоящий огонь, и слова его были полны такой страсти и пыла, что нельзя было сомневаться - сейчас а'Кросс говорил всем сердцем. Клялся он не просто служить Риэладриду, а служить только ему, даже если такая служба заставит его идти против пожеланий его соратников по ордену.
Маравина вдруг обожгло волной стыда. Падри, сам того не зная, приносил присягу мужчине, которому суждено было сойти с ума или сгнить живьем. Мужчине, который касался проклятой Единой Силы, той самой, которая, согласна учениям Чад Света, должен был касаться лишь Создатель. Знай он об этом, Падри наверняка был бы преисполнен отвращения и счел бы своим долгом убить Риэладрида на месте, как бешеного пса. Вместо этого мурандиец клялся ему в верности и говорил о том, что верит в то, что кайриэнин служит Свету.
"Но он прав", - зазвучал внутренний голос. "Белая Башня должна рухнуть, иначе мир навеки будет гнить под властью Айз Седай, не будучи в силах взять свою судьбу в свои же руки и искать свой путь. Может Падри не ошибается, говоря, что Создатель направил меня на этот путь и дал мне в руки Силу, которая способна помочь мне в осуществлении этой задачи."
- Я принимаю вашу присягу, Падри, - так же тихо, как говорил ранее Белоплащник, начал отвечать Риэладрид, - и в свою очередь клянусь вам в том, что я не сойду с этого пути и до конца моих дней буду противостоять Белой Башне. Пусть это стоит мне жизни, я избавлю Кайриэн от их влияния и пойду куда дальше, если на то будет воля Создателя. Пусть Свет будет мне свидетелем - я не успокоюсь, пока Белая Башня не рухнет и народы Западных Земель не смогут следовать пути Света, вконец избавившись от надобности считаться с волей Айз Седай.

0

9

Слова Риэла заставили Падри широко улыбнуться. Впервые за долгое время парень ощущал, что все в его жизни было правильно и несмотря на то, что Паи знал, что его путь будет полон опасностей и препятствий, сердце белоплащника было переполнено счастьем. Внезапно юный а’Кросс рассмеялся.
- Извините, Милорд, - начал парень в ответ на недоуменный взгляд Риэладрида – я представил лицо моего отца, когда он узнает, что его сын решил за спиной Ордена принести присягу принцу другого государства с целью свержения нынешнего монарха. Моей бедной матери придется долго его успокаивать, – хмыкнул Паи.
«Интересно, а он решится от меня отказаться?» - мелькнуло в голове у мужчины. – «В то время как я не предаю Орден, мне будет нелегко это объяснить моему отцу и Ладану. Ну ничего, в любом случае я не могу покинуть Орден до того, как Риэл не станет королем, а к тому времени милорд уже докажет всему мир, что он настоящий воин Света» - довольно кивнул Падри.
- Милорд, так как с этого момента я служу Вам, а не Ордену, если Вам интересно, то я могу предоставить список всех офицеров Ордена в Кайриэне. В то время как Орден действует согласно их соглашению с Вами, у них есть несколько планов, которые должны быть приведены в исполнение, если восстание против короля пойдет не так, как мы ожидаем. Для этого некоторые офицеры и воины Ордена прибыли в Кайриэн в секрете от Вас. Я так же могу предоставить список лордов, которые сопереживают миссии Ордена, даже если они открыто не высказывают свою позицию. Если вы желаете отчистить Кайриэн от Аиз Седай, я уверен они будут согласны оказать Вам поддержку. Главы Ордена высказались против их участия в восстании, так как в случае Вашего провала, они не хотят потерять всех сторонников в Кайриэне. Я так же могу предоставить список шпионов Ордена, скрытых оружейных складов, и остальной подобной информации. Я уверен, что мне не известны все контакты Ордена в Кайриэне, но я думаю, что Ладан мне сообщил о их большей части.

0

10

У Маравина голова пошла кругом. Его с самого начала знакомства не покидало ощущение, что Падри испытывал к нему некую необъяснимую пока симпатию, или во всяком случае интерес. Сначала Риэл думал, что это скорее всего было связано с той выгодой, которую Чада Света могли извлечь из союза с ним, если ему удастся сместить с трона Эмона, однако теперь он убеждался в том, что интерес носил куда более личный характер. Возможно Белоплащник увидел в нем нечто, чего редко можно было узреть среди знати - искренность. И принц был искренним, хотя бы в том, что он говорил о своих целях.
Как бы то ни было, Падри не ограничился одной лишь присягой в верности и решил выдать Риэладриду практически все планы ордена. В том, что Белоплащники имели запасные варианты на случай его провала и не ставили на него все не было сюрпризом. Сюрпризом была та скорость, с которой а'Кросс решил всем этим поделиться. Говорило ли это о том, что он был теперь предан принцу совершенно, или о том, что Падри был слишком легкомысленным и импульсивным? Вероятно и то, и другое, только в какой мере?
- Я благодарен, Падри, но думаю в этом нет надобности. Я буду говорить прямо - я не хочу, чтобы Кайриэн оказался под контролем Чад Света, и тем более не хочу стать куклой, нитями  которой будут дергать члены ордена. Но это не означает, что я не верю в то, что говорил тогда Ладану и скажу еще раз - я верю в миссию ордена и не собираюсь нарушать условия заключенного союза.
Риэл замолчал. Слова, которые он сейчас произнес, в его голове звучали странно. Не потому, что он лгал, а потому, что когда-то он не упустил бы такой шанс и сделал бы все ради того, чтобы узнать о всех планах Чад Света и обернуть их в свою пользу. Теперь же им двигала глупая сентиментальность, которую он не мог объяснить. Возможно, роль играла понимание того, что несмотря на свою искренность в том, что он говорил ранее, поделиться самым сокровенным, как это сделал Падри, он не мог. Страх и стыд за то, кем он являлся, не дали бы ему признаться мурандийцу в том, в чем он совсем недавно признавался Карлеону.
- И я не хочу, чтобы вы испытывали досаду из-за того, что выдаете секреты ордена. У меня есть собственные планы, которыми я не делился с Чадами Света, так что это будет только справедливо. Куда больше меня интересуют планы Айз Седай, но о них-то рассказывать некому.

+1

11

Выражение лица и слова Риэладрида радовали Падри. Принц явно не понимал, почему Падри решил доверить ему свою судьбу и выдать ему все секреты Ордена. Задумавшись на мгновение, Паи чему-то кивнул и перелистнул свой журнал на чистую страницу. Мокнув перо в чернила, белоплащник начал одновременно говорить и рисовать.
- Милорд, скажите, а какова миссия Ордена? Когда я впервые прибыл в Цитадель Света, я верил, что долгом каждого человека было работать на благо своих близких и удостовериться что окружающие тебя люди счастливы. Ради этого счастья, я был готов бороться против Тени. Я осознавал, что если Приспешников Темного не остановить, то война придет и ко мне домой. Если она не затронет моих сестер, то она затронет их детей. Если и им повезет, то их внукам придется воевать. Если и не им, то правнукам. Да, война с Темным не закончится завтра, но если мы перестанем бороться против Него и Его Приспешников, то рано или поздно наши близкие заплатят за это цену.
Пока Падри говорил, его руки двигались без остановки. Падри нарисовал простой дом, несколько фигур выглядывали из окна, но говорить о выражении их лица пока было рано. Мужчина нарисовал пока только их головы. Детали Паи собирался добавить позже.
- В Ордене я встретил множество воистину хороших людей, которые разделяли мое мнение. Несмотря на то, что большую часть своего времени я проводил с Ладаном, я и несколько моих друзей любили выбираться в ближайшие деревни и помогать местным фермерам всем, чем мы могли. Трое из нас были аристократами, так что денег у нас было достаточно. Орден нас кормил, поил и одевал, так что особых расходов у нас не было, и часть наших сбережений мы раздавали тем, кому эти деньги пригодились бы больше.
Перед домом Падри нарисовал еще несколько фигур. Если судить по их расположению, можно было предположить, что Паи рисовал две группы людей, которые что-то обсуждали.
- В тоже время я встретил и тех, кого не волновало счастье их окружающих. Их сердца были переполнены ненавистью к Темному и его слугам. Они жаждали любой ценой искоренить Тень и верили, что только после того как Тень падет, люди смогут быть по-настоящему счастливы. Несмотря на любые жертвы Темный и его Приспешники должны быть истреблены… ради этого будущего они были рады принести себя и своих окружающих в жертву.
Невдалеке, Падри нарисовал еще несколько домов. За домами расстилались поля. Солнце только начало заходить за горизонт, но вытянутые тени людей и домой начали придавать картине мрачную атмосферу.
- Годы прошли, и я стал белоплащником. Полный энтузиазма, я выполнял все приказы до точки, уверенный в правоте своего пути. Множество ребят, которые прибыли в Орден в одно время со мной тоже стали Чадами, а те, кто не прошел отбора поселились невдалеке от Цитадели, все еще желая помогать нашей миссии. Лишь немногие побоялись ответственности и порвали все связи с Орденом.
Завершив общие элементы, Падри начал работать над деталями. Вскоре стало ясно, что одна группа людей являлась Чадами, а другая простыми фермерами. Мечи белоплащников были обнажены, однако их тела не выглядели особо напряженными. Их одежда тоже была белоснежна чиста, в отличие от одежды фермеров, которая была полна заплат и в целом выглядела весьма грязной.
- Время от времени я получал приказы, которые мне не нравились. Зачастую наs оправляли в местные деревни, чтобы удостовериться, что округа была чиста от Приспешников Темного. Если мы слышали слухи, что кто-то был уличен в служении Тени, мы должны были найти тех людей и сопроводить их обратно в Цитадель, где члены Длани Света узнали бы правду. Если мы встречали сопротивление, нам было разрешено убивать Приспешников на месте.
Закончив с одеждой, Падри перешел на лица. Белоплащники выглядели весьма довольными, хоть улыбки большинства были скорее похожи на звериный оскал, нежели на улыбку искреннего счастья. Фермеры тем временем выглядели чем-то испуганными.
- Потом началось восстание. Мы проводили все больше и больше времени в деревнях. Местные жители более не встречали нас с улыбками на их лицах. Даже те, кто были с нами знакомы, стали нас избегать. С каждой неделей мы приводили в Цитадель все больше людей. Людей, которых я более никогда не видел.
Падри начал работать над фигурами в окнах. Вскоре в них можно было узнать детей. Они выглядели еще более испуганными, нежели взрослые. Несколько детей плакало.
- Когда восстание начало распространяться, нас послали на фронт. В этот раз члены Длани Света решили нас сопровождать. Они проповедовали, что мятежники являются Приспешниками Темного и что мы не должны оказывать милосердие даже тем, кто нам сдастся.
Вырвав страницу, которую он только что закончил, Падри положил её перед Риэлом, и сразу продолжил рисовать.
- В тех редких случаях, если кто-то из пленников выживал, либо по приказу начальства, либо из-за милосердия одного из моих собратьев, нам было приказано привести пленников к членам Длани.
Начал Паи с фигуры инквизитора Длани Света. Фигура быстро начала заполняться деталями. Мужчина будто бы рисовал по памяти, не останавливаясь чтобы задумываться как оформить отдельные детали костюма или черты лица.
- После того, как я наконец своими глазами увидел, что Члены Длани делали с пленными, я осознал, что тех, кто ненавидит Тень гораздо больше, чем тех, кто хочет принести окружающим счастье.
Перед инквизитором белоплащник нарисовал стул. К стулу был привязан полуобнаженный человек. Или точнее, что осталось от него. Его глаза были вырваны, нос был отрезан, на теле у него было множество ран и ожогов. Отрезанные пальцы валялись на земле рядом со стулом.
- Милорд, я верю в Орден. Я верю в то, что мы боремся ради праведной цели. Я верю, что Тень нужно истреблять всегда и везде. Однако я не верю, что Орден сможет победить слуг Темного. Мой дядя любил говорить, что «Тьму не победить только железом и кровью. Тьма живет в сердцах людей и только принеся людям счастье ты сможешь рассеять Тьму.» К сожалению, лишь часть Чад это понимает. Если мы чему-то и научились от Приспешников Темного, так это как убивать и мучить. Однако слишком многие забыли, что наш долг не только покарать Тень во всех её проявлениях, но и построить мир, угодный Создателю. Мир, в котором люди свободны и счастливы.
Падри вырвал и эту страницу и положил её перед Риэладридом. Затем парень перелистал журнал на пару страниц назад, и открыл его на одном из портретов Принца, который белоплащник нарисовал в тайне от Риэла.
- С того самого момента, когда я Вас встретил, мое сердце начало биться как бешенное. Я мгновенно осознал, что в Вас есть что-то особенное. Но только сегодня я наконец понял, что мое сердце хотело мне сказать. Вы, Милорд, не только сможете посрамить Тень, но и построите мир, в котором простые люди могут жить, не боясь за свое будущее. Ваше сердце полно любви и даже когда вы преследуете собственные цели, вы не забываете о своих соотечественниках. Я хочу раскрыть Вам тайны Ордена не только потому что я хочу Вам помочь, но, и чтобы защитить тех, чья вера в Орден настолько же чиста, как была моя, когда я решил к ним присоединиться. Я верю, что если эти люди последуют за Вами, то их сердца будут полны любви, а не ненависти.
Падри на мгновение замолчал, чтобы собраться мыслями. Мужчина уже давно перестал улыбаться, и выглядел уставшим и постаревшим.
- Милорд, я получил свое последнее повышение потому, что я приказал своим подчиненным вырезать деревни до последнего младенца. Быстрая смерть от меча лучше, чем пытки в руках Длани. Десятки людей были убиты, потому что я так решил. За это вместо того, чтобы меня казнили как бессердечного убийцу, меня одарили похвалами и сделали старшим сержантом. Если я останусь в Ордене, то к следующему году я стану лейтенантом. Это неправильно. Убийство не заслуживает похвалы. Убийство, даже во время войны, это трагедия. Мы не должны радоваться, когда кто-то умирает. Наши сердца должны быть переполнены боли и грусти. Мы должны помнить, что если бы мы были лучше и старались бы сильнее, то мы возможно смогли бы избежать падения наших окружающих и спасли бы их от смерти и от Тени. Да, это пустой и наивный идеализм. Однако если наша цель не счастье, а смерть, то смерть это единственное, что мы сможем принести в этот мир.

0

12

Риэл не ожидал, что Падри начнет объяснять свое решение, однако мурандиец заговорил о том, о чем, скорее всего, он не мог говорить со своими соратниками по ордену. Белоплащник рассказывал о своем пути в рядах Чад Света и о том, как со временем его виденье миссии ордена стало отличаться от того, каковой её видели другие её члены. О Длани Света принц прекрасно знал, хоть и не встречал ни единого инквизитора в своей жизни. Говорили, что члены Длани считают себя пастырями людей и ставят своей целью добиваться правды от любого, кто был запятнан Тенью. "Вопрошающие" добивались признания любыми методами, и чаще всего это были пытки.
Маравин следил за движениями руки Падри, пока тот говорил и рисовал одновременно, взглядом провожая каждую линию и изгиб, который белоплащник добавлял к своей зарисовке. Картина казалась Риэладриду чем-то даже зловещей, и от неё ему стало крайне неуютно. Может Падри этого и добивался, и мастерской рукой мурандийца Чада Света из картины вскоре стали меньше походить на людей и больше на волков, которые вот-вот накинутся на беззащитную дичь. Такое впечатление в особенности производили улыбки, которые можно были видеть на их лицах.
В голове принцу вдруг возникла картина, которую он лично узрел почти десять лет назад. Он слишком хорошо помнил тот день, когда мятежники прорвались в столицу и напали на Королевский дворец. Прекрасно помнил, как солдаты враждебных Домов убивали солдат отца, с каждым шагом подступая все ближе и ближе. Как кровь проливалась на ступенях, что вели к главному входу, как пытались избежать такую участь служанки и слуги, крича и уворачиваясь от цепких лап нападающих. Риэл мог поклясться, что такое же выражение лица, что было у белоплащников на картине Падри, он тогда видел на лицах тех солдат. Хищников, которые пришли разорвать его уютный мир в клочья и надругаться над его остатками.
Уйдя в свои мысли, Маравин вздрогнул, когда Падри вырвал страницу из своего журнала и положил картину перед ним. Он не хотел думать о том, как могла выглядеть борьба Чад Света против мятежников в Муранди. Но рассказ Падри давал очень ясное представление о том, что там происходило и как Орден расправлялся с теми, кто боролся против них. Приспешники Тени, как считал Риэл, может и заслуживали такой участи, но простые граждане, хоть и восстали против Ордена - нет. Он не верил, что мурандийцы восстали против Чад из-за того, что противились её миссии. Причина вероятно была куда прозаичнее - простое желание управлять своей страной самостоятельно, без вмешательства посторонних. Ирония состояла в том, что борьба Риэладрида против Айз Седай во многом была очень даже похоже на то, что творили эти так называемые "Приспешники" в Муранди. И хоть принц ранее говорил Падри о том, что верит в миссию ордена, сейчас он сочувствовал именно мятежникам, а не Чадам Света.
Падри же тем временем показал ему портрет самого принца. Риэл поморщился, глядя на свое подобие на страницах журнала. Его собеседник был отличным художником, в этом не было сомнений, однако Маравину показалось, что в портрете было что-то... не то, что-то такое, чего он не видел в себе. То самое, о чем сейчас говорил сам а'Кросс - некая доблесть и честность в выражении лица на портрете. Этих качеств за собой принц наблюдал редко.
- Я... я не уверен, что вы правы, - наконец сказал Риэл, когда Падри замолчал. - Насчет меня, - пояснил он через несколько мгновений.
Падри уже говорил о том, что верит, что его путь был угоден Создателю, и Риэл с этим даже мысленно соглашался, однако тогда речь шла о его борьбе против Айз Седай и их вмешательства в дела Кайриэна. То, о чем говорил белоплащник, было совсем другое. Он не боролся против Тени и Темного, он не ставил перед собой цель чем-то изменить весь мир. Падри явно видел в нем что-то доблестное, что можно было увидеть лишь в героях песен и баллад, что так любили распевать барды. Высокопарные слова мурандийца могли даже льстить, однако Маравин наоборот, ощутил какую-то пустоту внутри себя.
Зачем он, собственно, боролся? Он мало думал об этом за все эти годы. Причины были самой собой разумеющимися - он был наследником короля, которого незаконно решили трона и жизни, а потому его долей было восстановление былой славы Дома Маравин и возвращение Солнечного трона тому, кому он должен был справедливо принадлежать. Все это было частью Великой Игры, которая была таким же фактом жизни в Кайриэне, как то, что солнце каждое утро восходит на востоке. Ему не требовалось обосновывать себе или другим то, что он идет против Дома Геленир. Это же было естественно. Условия сложились так, что во время восстания Эмон Геленир и его прихвостни не смогли убить его, а Башня не смогла его похитить. Судьба спасла его от этой участи, и сложившиеся обстоятельства были идеальны для того, чтобы он выждал хороший момент и нанес ответный удар по врагам его Дома.
Его сердце не было полно любви, как это говорил Падри. Может была любовь к Кайриэну, но это двигало им лишь отчасти. Первым было чувство долга перед своим Домом, вторым - желание отомстить Дому Геленир и Белой Башне. Хоть он и верил, что Эмон был плохим королем, давая Белой Башне практически управлять страной за него, он не затевал мятеж только из-за этого. Мотивы у него, если подумать, в каком-то смысле были весьма корыстными. Иными словами, то, как описывал его Падри, было совсем не тем, кем себя видел Риэладрид.
- Падри, я даже не знаю, что говорить о вашем рассказе. Я понимаю, насколько это могло быть ужасающим - быть вынужденным убивать ради того, чтобы спасти людей от еще более страшной участи. Я искренне сочувствую вам и надеюсь, что служба мне будет отличаться от вашего опыта в ордене. Я сказал, что буду бороться ради того, чтобы избавить мир от Белой Башни, и я готов сделать это. Может это сделает мир лучше, но... но я не считаю, что это делает меня каким-то героем. Тень проявляет себя самыми разными образами, и я знаю, что я не в силах бороться со всеми её проявлениями.

+1

13

Ответ Риэладрида Падри выслушал молча. Бездонная усталость накатила на парня, и белоплащник тяжело откинулся на стуле, не отрывая взгляда от своих рисунков. Глаза мужчины казались остекленевшими, и старший сержант Ордена Чад Света выглядел слабым и беззащитным. Падри боялся даже моргнуть, потому что он был уверен, что, если он закроет глаза, он снова увидит лица своих жертв, невинных людей, которые были убиты по его приказу.
- Милорд, – тихо ответил Паи, - я не ожидаю, что мы сумеем помрачить Темного и построить мир без Тени на протяжении нашей жизни. Если бы этот путь был настолько прост, то наши предки давно построили бы мир, угодный Создателю. Однако я верю и в то, что вы удивите самого себя. Игра Домов сделала вас циником, милорд, уж простите мне эту дерзость. Этому миру нужны не герои, герои живут лишь в сказках, этому миру нужен монарх, который понимает цену жизни и знает цену смерти. Вы лучше многих знаете, как тяжко потерять тех, кто Вам дорог. Просто помните, что Ваши решения могут заставить сотни, если не тысячи людей испытать то же, что испытали Вы. И если Вы это не забудете, я верю, что вы станете правителем, подобным Артуру Ястребиное Крыло.
Тяжело вздохнув, Падри встал и начал собирать свои вещи. Мужчина выглядел лучше, чем несколько минут назад, но от той энергичности, что обычно сопровождала парня, не осталось ни следа.
- Прошу меня простить, милорд, но мне надо развеяться. Разговоры о восстании выбивают меня из колеи. Я буду искренне благодарен, если вы поговорите с библиотекарем о том, чтобы он мне предоставил книги об Артуре. Если вы измените свое мнение и захотите узнать о планах Ордена, я буду рад вам рассказать все, что я знаю. До свидания, милорд.
Не дав Риэладриду даже возможности ответить, Падри ушел. Несмотря на то, что белоплащник понимал, что он по сути убежал в середине разговора, ему было все равно. Вино и сон были единственным лекарством, которое могло ему в данный момент помочь, а что до Риэла, то Падри решил извиниться перед ним на следующий день.
"Какой же я трус..." - мелькнуло в голове у мужчины.

0

14

Хоть Риэл знал Падри совсем недолго и не видел его в самых различных ситуациях, его нынешнее состояние все равно казалось ему необычным. Белоплащника, который постоянно улыбался и говорил о высоких идеях, казалось, заменил вдумчивый, усталый мужчина. "Повидавший волка" - так в Кайриэне называли таких людей, которым довелось побывать в пылу битвы и выйти из него как-то измененными. Пустота во взгляде Падри была совсем нехарактерной и ясно давало понять, насколько глубокий след оставили события годовой давности в душе мурандийца. Впрочем, это было понятно уже из рассказа мужчины.
- Я знаю, к чему могут привести мои действия, Падри. Я не буду этого забывать, - только и успел ответить Маравин, прежде чем Падри извинился перед ним и поспешно удалился из библиотеки, оставив принца сидеть в одиночестве. Он приходил сюда в страхе и отчаянии из-за того проклятья, которое он открыл в себе. Теперь же к этим чувствам добавилась необъяснимое чувство тревоги и страх совсем иного рода. Страх того, что он разочарует, окажется совсем не тем, кем выставляли его слова белоплащника. Риэл не знал, понимал ли сам Падри, какую ношу он возлагал на плечи Маравина, принося ему подобную присягу и говоря слова о том, что верит в способность принца изменить мир к лучшему.
Риэладрид сам не знал, сколько времени он провел в полном молчании, будто бы застыв в стуле, чуть склонив голову и уставившись на то место на столе, где раньше лежал журнал Падри. Когда все успело стать таким сложным? Казалось, с того момента, когда он показал себя перед королевским двором, прошла целая вечность. Вечность, за которую он потерял дорогих ему людей, открыл страшную правду о том, что мог касаться проклятой половины Единой Силы, и обнаружил, что его цели были не так просты, как "вернуть себе Солнечный трон".
В конце концов он встал, хоть после этого разговора и собственных раздумий даже такое простое действие казалось ему тяжелым. Он быстро обменялся словами с главным библиотекарем, найдя его вблизи от выхода, и направился на выход. Выйдя на мостовую, Риэл медленным шагом направился в сторону поместья Тородредов, мало обращая внимание на окружающих. Солнце уже клонилось к закату, окрашивая небо в розовое и оранжевое цвета, вдали виднелись недостроенные вершины Поднебесных башен. Но Маравин не замечал ничего из этого, просто смотря себе под ноги.
Таким усталым он не чувствовал себя давно.

0


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Хранилище » Пища для мыслей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC