Колесо Времени: Пути Узора

Объявление




В игру срочно требуются представители кайриэнской знати, в особенности союзники короля Эмона.
Мужчины-Направляющие на данный момент в игру не принимаются.


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров



Создатель
Skype: rochika93

Специалист по связям с общественностью:
Каралин Дайлин
Skype: alenari5

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Хранилище » О принцах, художниках и революции


О принцах, художниках и революции

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Дата, время, погода: 4-ое Шалдина 306 года н.э., полдень. Пасмурно, переменные дожди.

Местоположение: Арингилл, на границе между Андором и Кайриэном. Порт.

Персонажи: Риэладрид Маравин, Падри а'Кросс.

Сюжет: Падри и Ладан Алвар получили подтверждение от Ордена, что союз с принцем Риэладридом в силе. Ладан получил приказ вернуться в Цитадель Света, а Падри тем временем будет сопровождать принца обратно в Кайриэн. Падри отправился в порт встретиться с Риэлом и уведомить его о развитии событий.

Отредактировано Узор (2017-07-31 05:26:59)

0

2

Падри не мог понять, что с ним происходило. Каждое утро он просыпался, думая о принце. Во время завтрака он говорил с Ладаном о принце. В полдень, когда белоплащники и Риэладрид встречались обсудить детали их альянса он не мог свести глаз с принца. В свободное время парень рисовал портреты… принца. Интерес, который Паи проявил к Риэладриду во время первой их встречи быстро переходил в помешательство, но единственное что пугало парня это то, что Ладан заметит влюбленный блеск в глазах сержанта и запретит ему видеться с Риэладридом. К счастью (или к сожалению) для парня, Ладан, привыкший что его ученик постоянно что-то рисует в своем журнале не осознал, что Паи за последние пару дней нарисовал восемь картин Риэладрида, включая незаконченный набросок (который Падри сжег на следующее утро) на котором белоплащник на удивление забыл нарисовать одежду. Улыбка принца преследовала Падри и днем, и ночью. Падри был искренне рад, что он и его учитель спали в разных комнатах, так как Паи несколько раз за ночь просыпался только ради того, чтобы погасить огонь своих чресел. Исходя из всего этого, когда ранним утром 4-го Шалдина белоплащников навестил курьер из Цитадели, доставив их новые указания, Падри с трудом скрыл свою радость.
«Старший Лейтенант Ладан Алвар должен немедленно вернуться в Цитадель Света, где он получит дальнейшие инструкции. Старший сержант Падри а’Кросс должен сопровождать принца Риэладрида Маравин в Кайриэн и любой ценой защитить будущего короля.»
Согласно словам курьера, Ладану и Падри повезло. Их послание с деталями переговоров дошло до Лорда-Капитана всего за один день, так как их гонец наткнулся на лагерь Чад Света всего в нескольких милях от границы. Если бы Кайриэн отказался сотрудничать с Орденом, сотни Чад были готовы пересечь границу и разобраться с проблемой Приспешников Темного лично.
Попрощавшись с Падри, Ладан немедленно собрал свои вещи и вместе с курьером покинул Арингилл. Падри тем временем, чтобы не привлекать внимание, спрятал свой плащ в одной из сумок, и направился в комнату Риэладрида, чтобы уведомить его о развитии событий. Там он встретил владельца гостиницы, который сообщил Падри, что принц уже покинул свою комнату и направился в порт. Заметив, насколько эта новость озадачила белоплащника, он успокоил Падри, что корабль, на котором принц должен вернуться обратно в Кайриэн будет в порту еще несколько часов, так как капитан корабля все еще спит в комнате этажом ниже.
Не теряя времени, Паи собрал свои вещи и отправился в порт, надеясь встретиться с Риэлом. Принца в порту все еще не было, так что после пары минут ожидания, Падри достал свой журнал и начал рисовать.

0

3

Последующие дни пролетели быстро. Встречи с Ладаном (и Падри, который тоже присутствовал, но по-прежнему особо в переговоры не вмешивался) состоялись каждый день в том же постоялом дворе, и в итоге Риэладрид и Ладан пришли к соглашению, которое устраивало их обоих. В целом Белоплащники оказались куда более вразумительными, чем ожидал Риэл, несмотря на то, что в уголке разума постоянно вертелась мысль, что Карлеон, состоявший некогда в ордене, отзывался о них исключительно негативно. Однако принц решил, что его опыт все же был весьма уникален, к тому же наверняка тайрен был обозлен на бывших собратьев, которые теперь готовы были его убить.
Как бы то ни было, условиями договора принц оказался более чем доволен. Ладану оставалось лишь передать все это своим командирам и дождаться их согласия, а после Риэл мог спокойно возвращаться в столицу.
Конечно, принц начинал понемногу забывать, что это такое вообще - спокойствие. Беспокойство о случившемся в лесу и некое необъяснимое чувство тревоги, что постоянно преследовало его, не давали ему расслабиться хотя бы немножко. Риэл то и дело ловил себя на том, что с какой-то тоской думал об Единой Силе. Все больше и больше ему хотелось коснуться её хоть один раз. На мгновение. Хотя бы секунду. "Нет!" - одергивал он себя каждый раз, и каждый раз делать это становилось труднее.
Риэладрид надеялся, что после возвращения в Кайриэн эти мысли исчезнут, так как он сможет полноценно заняться делом, а не сидеть вечерами в общей комнате одной из таверн Арингилла. Гатсара он избегал - Крылатый страж явно испытывал к нему неприязнь, да и Маравин в любом случае не горел желанием говорить с ним. Поэтому он с нетерпением ждал ответа Белоплащников.
Ждать, как оказалось, пришлось не так долго. Новости о том, что согласие было дано, пришли ранним утром пять дней после первой встречи. Это принца несколько удивило, но он предполагал, что где-то рядом находилось большее количество сил Чад Света, и ими командовал кто-то достаточно высокопоставленный, чтобы принимать такое решение. А значит Маравину повезло.
Кораблей, плывущих до столицы, было предостаточно - капитана одного из них он обнаружил в той же гостинице, где ночевали он с Гатсаром. Договорившись о том, что они выплывут чуть позже, Риэл решил назначить последнюю встречу с Ладаном на доках, чтобы сразу после разговора можно было плыть. Сам же вместе с Гатсаром направился в город в последний раз, чтобы уладить кое-какие дела с союзниками Дартрейна.
К докам они с Крылатым стражем добрались ближе к полудню. К своему удивлению принц у корабля, на котором они должны были плыть, увидел Падри, рисующего что-то в своем журнале, а не Ладана, которого Риэл и ожидал увидеть. Небось старший лейтенант снова опаздывал и послал мурандийца оповестить его об этом.
Попросив Гатсара подождать его на корабле, Риэл подошел к Падри.
- Старший сержант а'Кросс... добрый день. Я получил вести о соглашении. Я бы хотел обменяться несколькими словами со старшим лейтенантом до того, как мы отплывем в столицу. Его можно ждать здесь, или же вы должны привести меня к нему?

0

4

Слова Риэладрида застали Падри врасплох. Парень полностью погрузился в мир искусства, и не заметил, как объект его страсти подошел к нему и стоял всего в нескольких шагах от белоплащника.
«Разумеется он хочет встретиться с Ладаном, а не со мной…» - промелькнуло в голове Падри, но он быстро избавился от неприятной мысли.
- К сожалению старший лейтенант Алвар получил приказ немедленно вернуться в Цитадель Света и уже покинул пределы города. – Падри спешно закрыл свой журнал, надеясь, что Риэл не заметил, что Паи работал над очередным его портретом. – Мне же приказано сопровождать Вас в Кайриэн и предоставить Вам, милорд, всяческую поддержку. С этого момента, и до получения дальнейших указаний, Орден буду представлять я, – тихо, но уверенно сказал парень. – В то время как я сомневаюсь, что кто-либо в Кайриэне знаком с именем моего Дома, на мой взгляд будет лучше если я временно возьму фамилию моей матери. Дом а’Кросс оказывает поддержку Ордену на протяжении нескольких последних поколений и посему те, кто знают о нашем существовании могут догадаться что Вы пришли к какому-то соглашению с Орденом. Поэтому, с этого момента я Падри а’Версан. Если Вам придется объяснить кем я являюсь… Вы можете представить меня как молодого, но многообещающего художника, которому вы решили оказать поддержку. – Падри воспользовался тем же прикрытием пару лет назад, когда он сопровождал Ладана в Андор. Тогда Паи сумел заработать немного денег продавая свои картины местным аристократам и даже нарисовал портрет одной Айз Седай из Зеленой Айя – факт который парень скрыл от своего учителя.
Белоплащник искренне надеялся, что Риэладрид не откажется от его компании. Обязанностью парня было охранять принца и если бы Риэл отказался, то Падри пришлось бы путешествовать отдельно, охраняя принца «издалека». Будущий король Кайэриэна стал ключевой фигурой для Ордена, как только он согласился сотрудничать с Чадами, и если с Риэладридом что-либо произойдет, Падри придется отвечать за последствия лично.

0

5

Риэладрид сильно постарался, чтобы его недовольство не отразилось на лице. Не слишком успешно, между прочим, так как слова Падри заставили его слегка нахмуриться. Он в общем-то был не против, чтобы Чада Света прислали к нему кого-то, кто будет служить звеном между ним и орденом, но... они выбрали для этого а'Кросса? Разумеется, Белоплащнику в первую очередь явно было поручено наблюдать за ним и докладывать обо всем союзникам. Это явно Падри удавалось хорошо - в конце концов, он только и делал, что наблюдал за их встречами. Но помимо этого мужчине еще предстояло принимать решение от имени Чад Света, а в способностях Падри в этом принц несколько сомневался. С другой стороны, это не его забота.
Маравин молчаливо выслушал Белоплащника до конца. Следовало узнать, какую именно поддержку мог оказать лично а'Кросс, но этот разговор можно было отложить на потом. Отказываться от присутствия Белоплащника он не собирался, хоть ему особо выбора и не оставили, а скорее поставили перед фактом.
- Художником... конечно, вполне годное объяснение вашему присутствию в поместье Тородредов, - сказал Риэл, из привычки прикусывая нижнюю губу. Живопись не была в особом почете среди кайриэнской знати - на родине Маравина таким почетом пользовались в первую очередь барды. Но Риэл полагал, что именно из-за этого Падри будет привлекать меньше внимания, так что оно наверное было к лучшему.
- Разумеется, лорд Дартрейн будет рад оказать вам гостеприимство, - продолжил Маравин. В сказанном он не сомневался - Дартрейн вообще редко в чем-то отказывал ему. Да и Белоплащника в любом случае лучше было держать поближе. Переведя взгляд на корабль, он добавил: - Что же, в таком случае, если бы уже собрали свои вещи, то можно взойти на борт.

0

6

Реакция Риэладрида Падри расстроила. Парень явно был недоволен присутствием белоплащника и не особо старался это скрыть. Однако оспаривать присутствие художника принц не стал, так что единственное что оставалось Падри, так это молча кивнуть и последовать за Риэладридом на борт корабля. Путь от небольшой площади, на которой мужчины встретились, до причала, где была пришвартована «Пьяная Дева», Паи и Риэл прошли молча. Падри чувствовал себя неловко, и старался понять, чем он заслужил неприязнь принца. Эйфория, которую художник испытывал ранее тем утром испарилась, и вместо неё Падри овладевала тоска. За последние несколько дней Паи проникся глубоким уважением к принцу. После смерти своего дяди парень провел немало времени читая про историю и традиции Кайриэна, стараясь понять причину событий, которые привели к гибели Зариела. Падри быстро осознал, что предательство и интриги были ежедневной реальностью Кайриэна, и слушая как Риэл и Ладан отзывались о нынешней политической ситуации на родине принца, Паи искренне сочувствовал всем тем, кому приходилось там жить. В то время как Падри был окружен любящей семьей, которая была готова поддержать даже эксцентричную любовь мужчины к художественному искусству, Риэлу с весьма раннего возраста пришлось полагаться только на себя. Даже до восстания против его отца, он был бы вовлечен в Игру, живя в страхе предательства. В то время как Паи вырос в мире где было кристально ясно где Свет, и где Тьма, Риэладрил вырос в сумерках, где добро и зло жили бок к боку. Несмотря на все это, Падри видел, что принц искренне любил свою страну и желал для неё лучшего. Его отец был убит теми, кто должен был ему служить и поддерживать, его сестру отослали в Белую Башню к ведьмам, а он сам вырос, скрывая свое существование, будучи бессильным заявить миру: «Это я! Я жив! Я существую!» - но несмотря на это Риэл был готов сражаться за будущее своей родины. Поддерживать такого человека, такого Воина Света, было честью для Падри и осознавать, что такой доблестный мужчина не был рад его присутствию разбивало белоплащнику сердце.
К тому времени когда Падри и Риэладрид достигли пристани, капитан был уже на борту. «Пьяная Дева» должна была отплыть меньше чем через час, так что мужчины без промедления взошли на корабль и остановились на палубе.
- Милорд, разрешите поинтересоваться, что конкретно вы планируете сделать по возвращении в Кайриэн? Я так полагаю у Вас есть какой-то план, который позволит нам достигнуть нашей цели, – робко спросил Падри, стараясь не смотреть на лицо парня. – Я… - Паи одернул себя, осознав, что к ним подошел весьма угрюмый незнакомец и с мрачным выражением смотрел на принца.

0

7

Риэл еще сильнее нахмурился, когда они подошли к кораблю, но в этот раз это не имело никакого отношения ни к Белоплащникам, ни лично к Падри. Маравин просто припомнил последний раз, когда ему довелось путешествовать на корабле - до Майена и обратно, и в тот раз он провел чуть ли не весь путь вися с края и стараясь, чтобы его не стошнило. Перспектива оказаться на вечно раскачивающемся судне Риэладрида вовсе не прельщала. Но это был самый быстрый путь назад, а потому, тяжело вздохнув, он последовал за Падри на борт.
Кайриэнин обменялся парой слов с капитаном, сообщив, что с ними будет еще один мужчина, после чего он собирался было направиться в свою каюту, но а'Кросс снова заговорил с ним. Обсуждать свои планы на палубе ему не хотелось - он прекрасно помнил, что было в последний раз, когда он это делал - однако прежде чем он успел ответить, к ним поспешно подошел Гатсар.
- А, милорд... Простите, это - Гатсар Бальдовьени, Крылатый страж из Майена, которого со мной отправила моя невеста. Лорд Гатсар, со мной старший сержант Падри а... - Риэл на секунду запнулся, решая как представить Белоплащника, - а'Версан. Он будет представлять интересы ордена в столице, однако официально он будет художником, которому я покровительствую.
Крылатый страж хмыкнул, как это было свойственно, но протянул Падри руку.
- Очень рад знакомству, - произнес майенец. - В таком случае я буду здесь, если вам что-то понадобится. - Взгляд Крылатого стража ясно говорил о том, что он искренне надеялся, что в этом не будет нужды.
Риэл пару мгновений смотрел вслед майенцу, после чего он жестом руки пригласил Белоплащника следовать за ним к краю корабля, где было меньше матросов, готовящих корабль к отплытию.
- План, разумеется, есть, - с несколько снисходительным тоном начал Риэл. - Мои союзники не жалеют сил, готовя все к захвату Солнечного трона. Я не знаю, известно ли это Чадам Света, но на западе страны недавно были бунты, устроенные нашими людьми, и эти волнения сейчас занимают внимание Эмона. Но пока не все готово - надо подождать, пока в столице соберутся все наши силы, включая Чада Света, разумеется. В любом случае, в первую очередь предстоит состояться моей свадьбе.
Риэладрид замолчал, смотря на другой берег, где находилась деревня Мэйрон. Лауренсия вероятно станет настаивать, чтобы свадьба эта состоялась как можно скорее, и принц был не против, да и он поручил Дартрейну приготовить все для этого в его отсутствие.

0

8

«Свадьба… да. Я и забыл, что у него есть невеста. Но это неудивительно. Молодой, красивый принц, потенциальный наследник короны, яростный патриот – любая женщина, будь она простолюдинка или принцесса, будет счастлива такому жениху… Я знаю, я бы сам…» - Падри грустно улыбнулся своим мыслям, – «Интересно, а какая она? Риэл достоин самого лучшего… Он заслуживает красивую и умную невесту, которая любит его больше всего на свете. После всего того, через что он прошел, я надеюсь, что он найдет свое счастье и проживет долгую и радостную жизнь, окруженный людьми, которые его любят и уважают. Людьми, которым он может доверять. И в этом плане его жена должна быть лучшей из его друзей!» - Белоплащник не ревновал принца. Паи понимал, что несмотря на все те эмоции, что он испытывал по отношению к Риэлу, должно произойти настоящее чудо, чтобы принц ответил на его чувства. Так что Падри решил, что вместо того, чтобы бороться за свое собственное счастье, он всеми силами будет поддерживать Риэладрида и удостовериться что парень найдет любовь и успех, которые он заслуживает.
- Свадьба, да, – улыбнулся Паи. – Вы и Ладан еще упомянули её несколько раз. Ну и как? Волнуетесь? Я уверен Ваша невеста ждет не дождется Вашего возвращения в Кайриэн. – Падри будто и забыл о том дискомфорте, который он испытывал всего несколько минут назад. – Не сочтите за дерзость… но мне любопытно… Когда Вы поняли, что Она является той Единственной. Что вы созданы друг для друга? – Для Падри пре-свадебный хаос не был ничем удивительным. Будучи младшим из шести детей, он был активно вовлечен в свадебные приготовления своих старших сестер и ему не раз приходилось успокаивать Киру и Миру, для которых каждая встреча с их женихами приводила к эмоциональному фурору, который сотрясал их поместье на протяжении дней, если не недель.
- И, Милорд, если мне будет дозволена такая честь, я буду рад нарисовать Ваш портрет вместе с Вашей невестой. Если, разумеется, у Вас нету другого художника на примете… я ни в коем случае не хотел бы навязывать свои присутствие. – Мысль, что у Риэладрида уже может быть художник при дворе внезапно взволновала парня. Падри был уверен в своих навыках и ему редко приходилось встречать художников, которые могли бы посрамить его талант с краской и кистью, но речь шла о столице Кайриэна. Лучшие художники королевства были бы при дворе, и Паи не был уверен, что он превосходил их всех… всего лишь большинство.
- Хоть если Вы и Ваша невеста уже подобрали художника, я все же посоветовал бы взглянуть на мои работы. Я не говорю, что я лучше того, кого Вы подобрали. Вы разумеется знаете лучше, что Вам нужно. Но свадьба — это важное событие. Одно, на всю жизнь. И посему будет разумно рассмотреть все варианты. И конечно даже если Вы решите, что у Вас будет несколько художников, то один из них все равно будет важнее остальных. И… - Падри тараторил почти без остановки, краснея с каждым словом. Он не знал, что на него нашло, но он чувствовал будто бы свадьба принца являлась самым важным событием в его жизни, и если бы Падри не сумел его запечатлеть, то он бы жалел об этом долгие годы. - …если Вы решите, что я достоин быть главным художником, я уверен, что Вы об этом не пожалеете!

0

9

Риэл удивленно мигнул, когда Падри начал задавать вопросы о предстоящей свадьбе. «Той Единственной..?» Вопрос для Маравина был странным. Он, конечно, задумывался о том, сможет ли любить Лауренсию, и ответит ли она в таком случае взаимностью, но это скорее было задней мыслю, которая не играла какой-либо важной роли в отношении принца к, собственно, самому браку. Знатные люди крайне редко заключили брак по любви. Это было исключением - приятным, наверное, но все же весьма редким. Неужели Падри не понимал этого? Его имя указывало на то, что он был из знатной семьи, хоть и сомнительно, что сильно высокопоставленной. Наверняка эти реалии были ему знакомы. Или все же нет? Возможно он просто не знал, что принц был обручен не просто с какой-нибудь кайриэнской девушкой, а майенской принцессой.
- Я... мы с моей невестой знакомы не так давно, - ответил Риэл после небольшой паузы. - Она - дочь Первого Майена. Наш брак должен послужить в первую очередь залогом союза между Кайриэном и Майеном. Конечно, я надеюсь, что в своем время все обернется наилучшим образом, однако... - что он вообще нес? Принц редко обсуждал что-то настолько личное, особенно с практически полным незнакомцем. Вопрос Падри показался ему настолько наивным, что Риэл сейчас отвечал не особо задумываясь, в основном из-за собственно удивления.
Падри же внезапно начал предлагать свои услуги в качестве художника на свадьбе - не в качестве прикрытия для своей личности, нет - похоже мужчина был на самом деле в восторге от перспективы нарисовать портрет Риэладрида с Лауренсией. Речь Белоплащника совсем выбила кайриэнина из колеи. «Что сейчас происходит?» - подумал он, потирая подбородок правой рукой и смотря на Падри с совершенно озадаченным выражением лица. Он с самого начала их знакомства знал, что Чадо Света рисует, но он вовсе не ожидал, что это было самой настоящей страстью.
- Конечно, это можно устроить, - наконец ответил Риэл, когда Падри закончил свою речь. Разумеется, это было легко устроить - достаточно будет одного слова Дартрейну. Принц просто не понимал, зачем это все.
- Вы... Я просто думал, что у Чад Света редко остается время для таких занятий, как живопись, - вообще, принцу всегда казалось, что у Белоплащники занимали себя только двумя делами - вешали Приспешников Темного и искали тех, кого можно были обвинить в том, что они являлись Приспешниками Темного. Падри совсем не подходил под его представления о членах ордена. Ну, может внешне и подходил, все-таки а'Кросс производил впечатление воина, однако ни в его словах, ни в его поведении не была той жесткости, которую ожидал увидеть Риэл. - Как давно вы рисуете?

0

10

- Разумеется, - кивнул Падри – Политические союзы очень важны. Однако история показывает, что короли должны быть особо осторожны в своем выборе. В большинстве случаев, когда короли женятся исключительно по расчету, чья-то голова в итоге оказывается на плахе. Кто-то кому-то изменил, или оскорбил… или даже проще, общие интересы более не совпадают… Если отношения не построены на любви и доверии, то изменения в политическом климате ведут к изменению отношений. И скорее всего к публичной казни. Чьей? Зависит от ситуации. – Паи мягко улыбнулся, окинув принца заинтересованным взглядом. Парню было интересно как Риэладрид отреагирует на его слова.
- О, я Вас абсолютно понимаю. Большинство Чад, которых я встречал больше заботит каким узлом воспользуется палач перед тем как он вздернет Приспешника на виселице, нежели искусство или литература. И мой отец более или менее разделяет их интересы. К счастью мои мать, дядя и сестры не разделяют весьма… консервативных взглядов моего отца, так что с раннего детства мне не было отказано в возможности развивать свои таланты. Так что я рисую лет с… шести? – на мгновения Падри задумался, пытаясь вспомнить, когда конкретно от увлекся рисованием. – У меня пять сестер, - хмыкнул Паи, – так что мне нужно было найти хобби, которое я мог бы преследовать в тишине и покое. Если Вам любопытно, то я могу показать Вам мои зарисовки.
На несколько мгновений белоплащник замолчал, раздумывая о том, стоит ли ему задать вопрос, который вертелся у него на языке. В то время, как ему было поручено сопровождать принца, статус Падри был куда ниже статуса потенциального короля Кайриэна.
- Простите мне мою дерзость, но если Вам не сложно, удовлетворите мое любопытство… а чем Вы занимаетесь в свободное время? Есть ли у Вас какие-либо увлечения? За последние несколько дней на постоялом дворе я заметил, что Вы не особый поклонник алкоголя или доступных женщин. И Вы не похожи на человека, который проводит все его свободное время практикуясь с мечем, копьем или луком. – Паи понимал, что и вопрос, и манера в которой он его сформулировал были не особо приемлемы при общении с членами Великих Домов, но в то же время парень надеялся, что он и принц сумеют подружиться.

0

11

Наставления Падри кайриэнин выслушал молча, подняв брови. Белоплащник вновь показал свою наивную сторону, говоря о том, что любовь была необходима в браках королей, иначе последствия, согласно его словам, могли быть плачевными. В его словах была хоть какая-то, но логика, однако Риэладрид был совершенно не согласен с ним. Залогом успеха была не любовь, а выгода, которую от брака получали обе стороны. Пока эта выгода существовала, брак должен был быть надежным. Однако озвучивать свои мысли по этому поводу он не стал, лишь пожав плечами, когда Падри закончил говорить.
- Пять сестер? - удивленно спросил Риэл в ответ на слова мужчины. Прагматизм подсказывал, что большое количество наследников - это всегда полезно, на всякий, так сказать, случай. Однако пять сестер для принца было чересчур. С другой стороны, тон, которым отзывался о них Падри, явно говорил о том, что как минимум с ними отношения у него были хорошие.
- Я иногда занимаюсь мечем, - возразил кайриэнин на замечание о том, что он не выглядел как воин. Ну да, не выглядел, и может боец из него был неладный, но он не проводил все время на своей заднице! - Но да, я признаюсь, искусства клинка никогда не было моей страстью. - Принц задумался, прежде чем продолжать отвечать Белоплащнику. - Кажется я не солгу, если скажу, что из меня получился весьма хороший наездник. Конные прогулки всегда помогали мне развеять мысли и расслабиться. Я часто делал это в Сэлиане... Ну и Игра Домов, конечно, но это не увлечение, а скорее... часть жизни в Кайриэне? Я не знаю, как это объяснить, да и сомневаюсь, что иностранец это поймет. Разумеется, это я не о ваших умственных способностях, - примирительным тоном добавил он.

0

12

- О да, пять, – улыбнулся Падри, вспоминая свое детство. - Мой отец более всего на свете хотел сына, так что он не сдался пока не родился я. Правда я не уверен, что он ожидал что его сын вырастет художником, - хмыкнул белоплащник. - К сожалению мой отец весьма старомоден и относится именно к той категории людей, которых больше интересует тридцать семь методов заточки меча, нежели картины или книги. Я уверен, день, когда я решил стать частью Ордена был самым счастливым днем в его жизни после моего рождения. Вот мой дядя… - тут Падри на момент запнулся и с видимым дискомфортом посмотрел на Риэла, – он понимал важность хорошего образования. Если бы не он, не думаю, что я бы стоял перед Вами. Хоть я уверен, если бы он все еще был жив он бы был с Вами вместо меня. У него было полно друзей в Кайриэне. Он… он погиб во время восстания против Вашего отца. Он навещал ваших дальних родственников, когда сторонники восставших Домов ворвались в их поместье…
Падри замолчал. Парень старался избегать мыслей о мести. Однако перспектива оказаться лицом к лицу с людьми, действия которых привели к смерти Зариела наполняла Падри недобрым огнем. Моргнув пару раз, белоплащник прогнал неприятные мысли и улыбнулся.
- Простите меня, Ваше Высочество. Я уверяю Вас, что мои личные интересы не помешают исполнению моих обязанностей. Просто я был очень близок с моим дядей, и я до сих пор не привык к мысли, что я его больше никогда не увижу. – Падри устало вздохнул, и внезапно рассмеялся. – Если подумать, эта поездка будет весьма продуктивной. Я уверен, что, если я когда-либо решу написать мемуары, следующие несколько месяцев с легкостью потянут на сотню или другую страниц.
- Милорд, я хочу попросить Вас об одолжении. Если у нас будет время, если Вы не против, я бы хотел навестить место где погиб мой дядя. Если честно, я не уверен, выжили ли его друзья, или мой дядя погиб совершенно зря, но при возможность я бы хотел увидеть место его последней битвы против Тьмы.

0

13

Рассказ Падри заставил Риэладрида удивленно уставиться на него. Кайриэнин вовсе не ожидал, что у Белоплащника был какой-либо личный интерес в происходящем на его родине. Принц иногда забывал, что события почти десятилетней давности изменили не только его жизнь и не одного его лишили близких. Семьи сторонников Амондрида потеряли родственников, друзей, отцов и братьев. Слушая а'Кросса, Риэл осознал, что он боролся не только за себя и за свой Дом, но и за всех тех, кто тогда пожертвовал хоть чем-то ради королевского Дома. Его обязанностью было отомстить за них и убедиться в том, что в будущем такого не повторится. Главных теперь было не допускать ошибок, как прежде. И не поддаться саидину до того, как он достигнет цели.
- Да, следующие месяцы будут более чем... насыщенными, - проговорил кайриэнин. В отличие от Падри, однако, он не улыбался. Восстание против Эмона было слишком серьезной темой для него. От его успеха зависели слишком многие. Дом Маравин, Дартрейн и все его союзники, Майен и даже Белоплащники. Все те, кто подал ему руку помощи, пусть и не бескорыстно. Он был обязан им всем.
- Я с радостью помогу вам во всем, что понадобится, - наконец ответил Риэл на просьбу Падри. - Многие мои родственники пали в ходе восстания, но это не означает, что Маравинов совсем не осталось. Есть большая вероятность, что среди них есть те, кто помнит вашего дядю. Во всяком случае я сделаю все нужное для того, чтобы найти их.
Мужчины несколько минут молчали. Риэл смотрел на медленно текущую реку, пытаясь разглядеть собственное отражение в воде. Скоро матросы закончили приготовления и корабль наконец-то отплыл от берега. В последний раз взглянув на Арингилл, что оставался позади, принц обратился к Падри:
- Если вы не против, Падри, я откланяюсь. Боюсь я не большой любитель плавания на корабле. Надеюсь увидеть вас скоро, - с этими словами Риэл начал было уходить от Белоплащника, но в последний момент остановился и обернулся к мурандийцу. - И я с удовольствием посмотрю на ваши зарисовки.
Сказав это, Маравин направился в свою каюту.

0


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Хранилище » О принцах, художниках и революции


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC