Колесо Времени: Пути Узора

Объявление




В игру срочно требуются представители кайриэнской знати, в особенности союзники короля Эмона.
Мужчины-Направляющие на данный момент в игру не принимаются.


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров



Создатель
Skype: rochika93

Специалист по связям с общественностью:
Каралин Дайлин
Skype: alenari5

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Альтернативные отыгрыши » Утро туманное, утро седое


Утро туманное, утро седое

Сообщений 21 страница 40 из 53

21

Дома крошились, как если бы были слеплены из необожженной глины. Трещины стремительно расширялись, фасады осыпались. Карлеон был готов придушить собственными руками ту, что сотворила это. О, он никогда не отличался большой любовью к человечеству. Но подобные действия будили в нем того зверя, которого обычно его братья и сестры предпочитали выпускать где-нибудь подальше от человеческого жилья в глубине лесной чащи. В нос ударил запах страха и боли. Это кружило голову и немного дезориентировало. А еще он видел то, о чем обычно писали газеты. Он видел, что может сделать человек, способный направлять. Здесь не было зависти, здесь было скорее внутреннее удовлетворение, что Создатель решил пожалеть Карлеона и не дать ему возможность бессильно смотреть на то, как гибнуть перепуганные жильцы под падающими на них обломками крыши и стен. И пусть местные дома были построены из дешевых материалов, которые не отличались особой крепостью. Но их большой вес еще никто не отменял.
Не долго думаю, наплевав на возможность сорваться вниз и переломать все кости, Карлеон бросился туда, где испуганная женщина пыталась спасти своего ребенка. Это была дочь. Нюх его еще никогда не подводил. А еще он понимал, что если не успеет, то глаза перепуганной матери будут сниться ему до конца жизни.
И он рванул, просто побежал, прыгая через разломы, карабкаясь вниз, хватаясь за водосточную трубу, которая сминалась под его весом и грозила оторваться от покрытой сеткой мелких трещин стены. Женщина стояла, прижавшись к стене с орущим младенцем в руках и не знала, что делать. Пол под ее ногами крошился и лишь эти странные, опутывающие здания светящиеся нити удерживали здание от того, чтобы оно развалилось.
Он успел. Ударился коленом, обругав нерадивую мамашу и даже умудрившись перекричать орущего ребенка все-таки смог помочь ей перейти ниже на этаж. Там была распахнутая дверь и был шанс выскочить из здания живой. Он просто силой выдернул ребенка из ее рук и опасно балансируя на краю стены, цепляясь за торчащие из нее обломки деревянных балок помог несчастной мамаше просто перебраться на более-менее надежную площадку. Дальше она должна была разобраться. Все-таки здесь слабые не выживают. Молодая женщина с ловкостью домушника легко сползла на этаж ниже, цепляясь за выступы и легко приняла от стража сверток. Ребенок уже охрип от крика, но успокаиваться не собирался. Пол в комнате, откуда Карлеону удалось вытащить несчастную окончательно рухнул через несколько секунд, как Алонсо выдернул оттуда несчастную. Теперь она двигалась, прижимая ребенка к груди вдоль стены в сторону выхода. Теперь не пропадет.
Карлеон не посчитал нужным провожать ее дальше. Зачем? Он дал ей шанс и если она им не воспользуется, то здесь он точно не виноват. Тем более, что ему хотелось вернуться наверх, на крышу, где стояла эта странная ве... Нет, все-таки Айз Седай. Он умел ценить правильные реакции.
То ли интуиция у него сработала, то ли создатель развлекался сегодня от души. Да кто его знает почему? Но пока он, тяжело дыша и отчаянно ругаясь возвращаясь обратно на крышу, то почувствовал, что в его сторону начало движение чего-то большого и темного. Сработала реакция, не более того. Он поднял голову и понял, что кажется сегодня здесь появиться два трупа. Водосточная труба висела на честном слове местного застройщика. А если учитывать, что из проломов стен выглянула не металлическая арматура, а деревянные балки, то упасть вниз, сжимая измятую трубу он мог в любой момент. Наверное, если бы он отдернул руку, то простил бы себя. Лет этак через десять уговорил, что все было правильно. Труба не выдержит двоих. Вот только Карлеон умел совмещать в себе раздражение ко всем людям с тем, что пройти мимо их проблем просто не мог. Вот почему он дернулся вперед и успел схватить за одежду, падающую Айз Седай. Руку дернуло так, что страж заорал от боли. Пальцы чудом не разжались, плечо онемело. Труба заскрипела и начала медленно так отрываться от стены. Он не мог двигаться вверх и не мог разжать пальцы и позволить женщины упасть.
- Вот дерьмооо, - только и протянул он, впившись с жадностью взглядом в край крыши, который был практически на уровне глаз. - Уволюсь! Рыбий потрох! Уволюсь!
Он не знал, как решился дернуться всем телом и ухватиться рукой за край крыши и не рухнул вслед за тянущей его вниз тяжелой ношей. Пальцы свело судорогой, рука болела настолько сильно, что он не мог ни орать, ни двигать ею. И в этот момент на крыше появился некто. Стражу хватило наблюдательности, чтобы разглядеть черный мундир под плащом. Это придало сил и в очередной раз бросить свое тело вверх и фактически заползти на край крыши. Ноги по прежнему упирались в трубу и он удерживался лишь за ее счет. То, что он сидел на краю крыши было скорее видимостью со стороны. А потом к нему обратились. Надо сказать, что упоминание параграфов заставили Алонсо оскалиться в самой приветливой улыбке, на которую он был способен и ответить:
- А, то. Держи акулу! - он выразительно перевел взгляд вниз, где из последних сил удерживал потерявшую сознания Айз Седай, - только нежно! Она на нашей стороне!
Раздался противный скрежет металла, и труба просела, но с упорством портового нищего, цепляющегося за выброшенный кем-то пакет с едой, продолжала держаться. Он впервые был рад видеть парня из Черной Башни. Так рад, что его улыбка приобрела вид хищного оскала. Осталось еще добавить пену у рта и вышел бы настоящий бешеный волк.

Отредактировано Карлеон Алонсо (2017-04-09 22:50:40)

+2

22

Эдвин облегченно вздохнул, когда стало очевидно, что валяться на лежанке в тесной камере, плюя в потолок, ему в ближайшее время не грозит. Уличный воздух Тира для кого-то, может быть, пах гарью и миазмами сточных канав, но для Эдвина снова запахло (пусть и относительной) свободой и приключениями. К запаху предстоящих приключений подмешивался странный цветочный аромат, исходящий от аша'мана - Эдвин чувствовал его, поскольку из уважения бежал на полшага позади. Странный, странный тип... Алдайн что-то не припоминал, чтобы в Черной Башне он выглядел также франтовато. Впрочем, в Башне все они носили одну и ту же форму и были бы на одно лицо, если бы хоть у кого-то не хватало смелости выделяться из этой монохромной толпы.
- Так точно, аша'ман, учили, - отозвался он на вопрос Шеззара. - Я даже практиковал это плетение факультативно.
Вообще, эта практика была не из самых приятных - кому из Направляющих приятно оказаться под колпаком, из-под которого невозможно дотянуться до Силы? И как-то раз Эдвин рискнул неожиданно накинуть отсекающий купол на одного из однокурсников, который оказался, во-первых, чуточку посильнее, а во-вторых, жутко напуганным таким "сюрпризом". Эдвина потом соскребали со стены. Во всяком случае, ощущения были именно такие.
Но это все были дела минувших дней, а сейчас  аша'ман даже разрешил ему применение боевых плетений. Нет, вот с ним Эдвин точно поладит, как бы там от него не пахло. Хотя бы потому, что еще не добежав до Ходжа, они влипли в очередное приключение, наткнувшись на обрушенный дом. Впрочем, когда воздушная тропа, созданная Келемом, вывела их на нужную крышу, тот самый желтоглазый Страж оказался там в весьма незавидном положении. Эдвин быстренько сплел несколько воздушных прядей и подтянул ими на крышу тайрена вместе с той самой таинственной незнакомкой.
- Посвященный Эдвин Алдайн! - отрапортовал он, следом за аша'маном. - Эй, что тут у вас творится? Стоило отлучиться на минутку, и уже два дома развалили! Это все те самые мизинцы, да, мастер Страж? Эй, гляди!
Темная фигура с длинным стволом стремительно убегала по гребню соседней крыши.
- Сейчас я его! - Эдвин метнул в "выродка" воздушную плеть, но видимо, что-то напутал. Ухватить стрелка не удалось, тот взмахнул руками и скрылся за скатом крыши, и не ясно было, сам он проделал такой маневр или Эд его случайно столкнул. Алдайн с беспокойством покосился на аша'мана. С другой стороны, опасность им больше не угрожала - весь "кулак" оказался рассеян.
- Что тут без нас произошло, Страж? И что с ней? - Посвященный озадаченно посмотрел на Дийне Седай, все еще пребывающую без сознания, и легонько похлопал ее по щекам. После того, как это не помогло, он попытался сплести над ней нечто вроде водяной пыли или мелких брызг, в результате чего щедро окатил водой не только Айз Седай, но также себя и Стража, да и Шеззару слегка досталось.
- Пардоньте... - смущенно пробормотал он. [AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/02/443910be7759aa92eafa95252f8449c6.gif[/AVA]

+1

23

Тело стрелка не нашли. Это сообщили Карлеону, когда он уже оказался в участке. Туда же отправились и все остальные участники всего этого события. Дийне туда доставили в полубессознательном состоянии. Стражи использовали для ее переноса свои плащи. Оказавшись в участке, то сразу же послали за штатным лекарем. Она тоже была женщиной, и все понадеялись, что дамы быстро найдут общий язык. Им выделили кабинет, который обычно использовали для отдыха. Единственное его отличие от допросной - это наличие старого, местами протертого до дыр и продавленного в нескольких местах дивана. В центре стоял стол и три стула. Окна были зарешечены, стены голыми и криво прокрашенным белой краской.  В общем назвать это место отдыхом мог только очень пьяный человек. Здесь пахло дешевы вином и подгоревшем мясом. Карлеон даже принюхался и определил, что начинка явно при жизни попискивала и предпочитала прятаться в подвалах. Он даже попытался сплюнуть на пол, но сдержался.
Как-то так получилось, что на какое-то время их оставили в покое. Начальство еще не прибыло на службу, а остальным было чем заняться. Вот и оставили двух и Черной Башни и одну из Белой на попечение грязного с ног до головы и злющего Алонсо. Они вроде как знакомы, вот пусть и разбираются что и к чему.
А у стража было желание выяснить кое-что у этих людей. Они умели Направлять и явно разбирались в этом. Он уже отдавал кое-какие находки своим специалистам. Но в ответ была тишина. Вот почему Карлеон подошел к шаткому столу, прокашлялся и залез в карман. Хорошо, что в свое время не поленился обыскать нападавших. И на столе появилось небольшая кучка мелких предметов. Здесь была прямоугольная белая пластинка со странными знаками, что местные называли "Глазопырками", рядом лег треугольник из такого же материала со странными письменами. Он позволял его владельцу добиваться от человека правды. Достаточно было прижать пластинку ко лбу и несколько минут человек не сможет лгать. Правда после этого начиналось кровотечение из ушей, носа и глаз и тот просто умирал в страшных муках. Третьим предметом стала овальная пластинка с похожими письменами. Она давала возможность видеть в абсолютной темноте. Нужно было закрепить этот овал на правом виске и тогда только тот начинал работать. Когда он держал подобные вещи в руках, то думал, что их выпускают в какой-то фабрике. И материал. Он не мог понять из чего они сделаны. Легкие, почти невесомые. По цвету и на ощупь напоминали кость. Но костью от них не пахло. А еще их нельзя было поцарапать. Они даже пробовали алмазом царапать. Не получилось.
- Вы же лучше в этом разбираетесь? - спросил он присутствующих. - Последнее время на улицах появились вот эти вещички. В большом количестве. Их уже у крыс местных забирают. Каждая эта штуковина позволяет обычному человеку что-то делать. Даже не надо уметь Направлять. Это я вытащил из карманов одного из тех, кто напал. Такой дрянью забиты наши сейфы. На прошлой неделе мы штук тридцать отправили в лаборатории. Но там нам ничего путного не говорят. В отчетах требуют не упоминать об изъятии. Как будто их и нет вовсе. Начальство свою задницу прикрывает. Кому нужны дохлые дела? Вы же знаете, что это и из чего они сделаны?
Надо сказать, что вещи выглядели несколько необычно. Ни одно изделие Черной и Белой Башни не имели подобной конфигурации, не использовались подобные материалы и на них никогда не писали. Лишь клеймо башни и все. А тут никакого клейма не было. А еще, нечто похожее было найдено на месте гибели яхты Констанции Араньи. Но об этом Карлеон не знал. если бы знал, то не выложил бы перед этими людьми ничего. И помалкивал себе в тряпочку. Кто его знает, может это не просто так в тайне держат. Не его уровень.
- И какого Истинные Братья устроили это все за тобой парни? Выродки обычно держатся в тени, да по дну тихонько шарят.

+3

24

...Первое, что почувствовала Дийне, вынырнув из мутного, липкого забытья - едкий запах курева. "Клод, опять за своё?.." привычно мелькнуло в её голове. Потом столь же привычно пришло осознание того, что Клода больше рядом нет, и уже не будет... И лишь подавив всплеск знакомой горечи, Красная вновь обрела способность связно мыслить.
Кажется, она жива. Уже неплохо... Но чувствовала она себя совершенно разбитой. Веки отяжелели и не хотели подниматься, а во рту пересохло, будто её накормили песком. И запах курева. Нет, Клод такой дряни сроду не курил - это какое-то дешёвое зелье, вроде конфедератского "Махрового". Кажется, она в каком-то насквозь прокуренном помещении. И лежит на чём-то холодном и жёстком... и ещё, похоже, почти голая... и... кто-то её лапает?
Айз Седай наконец собралась с силами и разлепила глаза.
Как оказалось, ложем ей служила широкая деревянная скамья у стены комнаты с мутными оконцами, сквозь которые пробивался дневной свет. (Уже день?..). Красная повела глазами по сторонам и заметила несколько форменных шинелей, свисающих с вешалок у входа: откуда-то из-за двери доносились мужские голоса. Ясно, она в полицейском участке. Её собственной одежды видно не было: Дийне лежала на лавке в одних панталонах и расстёгнутой блузе. Молоденькая рыжеволосая девушка в белой мантии с вышитым стилизованным трилистником Авендессоры - международной эмблемой лекарей - склонилась над ней, сосредоточенно ощупывая её бока. Дийне прокашлялась.
- Эй, милочка... - выдавила она. - Я, это, польщена... но, может, хватит мне сиськи мять?
- Ах! - Врачевательница отпрянула от неожиданности и прижала руки к груди. - Я-я вовсе не!.. Я рёбра щупала, не сломаны ли! а не... эм... - Она сбилась и покраснела. Дийне невольно усмехнулась.
- Который час? - Айз Седай опёрлась на локти и тяжело села, поморщившись от головокружения. - То есть, сколько я без сознания лежала?
- Не больше двух часов... - опасливо отозвалась девушка-лекарь. - Вас принесли сюда где-то в полвосьмого, а сейчас... Ой, погодите! вам сейчас вставать не надо, вы же!..
- Ерунда. - Дийне отстранила её руки и поднялась со скамьи. Ничего, не падает - и ладно... Оглядевшись, она не нашла своей одежды. Ничтоже сумняшеся, Красная сдёрнула с вешалки одну из полицейских шинелей и надела, застегнув на верхние пуговицы. Такой она и выступила на порог комнаты - с распущенными по плечам всклокоченными волосами, в нелепой шинели и босиком. Девчонка маячила за её спиной, бессвязно причитая.
Соседняя комната оказалась более просторной и светлой. Вокруг стола расселись несколько парней, одним из которых был уже знакомый Красной желтоглазый стражник. Ещё одним присутствующим был совсем юный парнишка с растрёпанными и выкрашенными на попугайский манер волосами, одетый пёстро, будто гуляка с иллианской набережной в День Дурака. Третий выглядел наиболее официально - худощавый парень с раскосыми глазами и собранными в хвост чёрными волосами, чем-то похожий на кота. Этот был облачён в чёрный мундир с эмблемой Меча-и-Змея на лацкане. Так; ашаман... Не важно. Дийне куда больше заинтересовало то, что было рассыпано на столе перед этой пёстрой компанией. Её слух уловил слова, как раз слетевшие с уст желтоглазого - тот интересовался, из чего это может быть сделано?..
- О, парень, я тебе скажу, - вмешалась она, привлекая к себе внимание. Поперхнулась и кашлянула в кулак - всё же в горле сильно пересохло... Не спросив ничьего разрешения (пускай кто-нибудь попробует заикнуться, что она "арестована по подозрению" или ещё чего-нибудь!), она прошла к столу и взяла одну из безделушек. Повертела в пальцах, пару раз цокнула по ней ногтём. Да, всё совпадает. Такие штуки ей доводилось видеть уже не раз...
- Это керамика, - проговорила Дийне, обведя взглядом присутствующих. - Не металл, не кость, не квейндийяр - керамика, причём такая, какой не делали со времён Эпохи Легенд... Но для легендарных реликвий такие штуки чего-то слишком часто всплывают в последнее время. - Она подкинула побрякушку на ладони.
- За последние годы их не раз изымали по всему Южному Побережью. В Иллиане, Майене, Эбу Даре. Предположительно даже на острове Синдакин, хотя сведения неточны... - Она не стала уточнять, что Красная Айя потеряла на Синдакине свою агентуру, наверняка погибшую неизвестно от чьих рук. - И везде одна и та же картина. Артефакты неизвестной природы отчего-то оказываются на вооружении у всяких мерзавцев - уличных банд, наркодельцов, торговцев рабами... - Она неверяще взглянула на желтоглазого. - Вы что, правда до сих пор не знаете?

+3

25

Шаззар задумчиво разглядывал кучку предметов, выложенную перед ним на столе, когда в комнату вплыло жгучее рыжее солнце, облаченное в прокуренную шинель, - женщина-направляющая, которую они, можно сказать, спасли. Видимо, она слышала часть разговора, поскольку подключилась к нему сходу со всем тем напором, какой бывает только у представительниц Белой Башни.
- Знали, - нехотя произнес он. – Поэтому я здесь.
Поставленная перед ним задача из просто досадной превращалась в отвратительно сложную. Власти в любой местности редко бывают в восторге, когда им приходится иметь дело с представителями Черной Башни, боятся подрыва собственного авторитета и положения. Сотрудничают, только если совсем припрет.
Шаззар с сомнением посмотрел на желтоглазого. Вряд ли тот знал, ведется ли Королевской Стражей работа по установлению источника этих артефактов здесь, в Тире, вряд ли это в его компетенции. Необходимо встретиться с его начальством, но это потом.
- А, не воспринимайте всерьез Посвященного Алдайна, - проворчал Шаззар. – Он опять влез не в свое дело и оказался не там, где нужно. Думаю, эти ваши Выродки просто были вынуждены что-то сделать с чужаком, который забрел на их территорию. Не удивлюсь, если они со всеми так поступают, верно? Что касается Посвященного Алдайна, он отправится в Черную Башню сегодня же.
Он поворошил кучку тер’ангриалов.
- В свете недавнего инцидента, я имею ввиду гибель госпожи Констанции Араньи, наводнение рынка подобными предметами выглядит… тревожаще. Есть предположения, что эти события могут быть связаны между собой. Полагаю, Белая Башня здесь по этой же причине.
Шаззар покосился на женщину, потом поднял взгляд на Стража Алонсо и все-таки спросил:
- Вы не пытались выйти на след распространителей этих вещичек? Может быть, захватить кого-нибудь из тех, кто преследовал вас сегодня, и как следует порасспросить? Не официально, в частном порядке. Мне кажется… - Аша’ман слегка улыбнулся. - Вы на это способны.

+4

26

"Как это не воспринимайте всерьез?!" - до глубины души возмутился Эдвин, но, разумеется, воздержался от того, чтобы высказать свое возмущение ашаману. Только недобро зыркнул в его сторону и резко дунул на прядку волос, упавшую на глаз, так, что она подскочила.
- Я уже сказал - понятия не имею, почему они ко мне прицепились, - проворчал он. - Я ничего там не делал и ни с кем ни разговаривал. Смотрел только на этих... с татуировками. И с повязками на лицах, вроде тех, что напали на меня и мастера Алонсо.
Во время разговора он тревожно и скептически посматривал на Айз Седай, все еще побаиваясь, что она найдет повод отомстить ему за подпорченный макияж. В то, что все эти рассыпанные по столу штуки были керамикой, он почему-то верил слабо. Может стоило попробовать разломить одну из них? Разумеется, с разрешения Келема. Но пока что он просто брал их по-очереди со стола, разглядывал, даже смотрел на просвет.
- Кто-нибудь знает, что это за символы? - спросил, наконец, он. - Они ведь похожи на символы на портальных камнях, правда, мастер Келем? Ну, тех самых, через которые проходил Дракон Возрожденный? Это можно как-то проверить? Потому что если символьная система на этих штуках и на вратах совпадает, то получается вот что... Чтобы владеть этими символами, не просто так их написать, а сделать правильную комбинацию, надо быть ашаманом или Айз Седай, потому что вряд ли где, кроме Башен, занимались исследованиями портальных камней настолько хорошо, чтобы понять, как эти символы работают. Выходит, что все эти мизинцы или как их там... в сговоре с кем-то из наших? Может быть даже что этот кто-то увидел меня в таверне и приказал схватить, мастер Келем?
Эдвина аж слегка пробило холодным потом от такой перспективы. Правда, будь это ашаман, он бы придушил его еще там, в подвале таверны так, чтобы Эдвин даже пикнуть не успел, а вот Айз Седай, связанная клятвами... о, вот она сама бы не смогла, и ей пришлось бы прибегать к помощи Выродков, как в итоге и случилось. [AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/02/443910be7759aa92eafa95252f8449c6.gif[/AVA]
- Хотя... может быть, все это ерунда, нарисованная просто для отвода глаз... - засомневался Алдайн.

Отредактировано Эдвин Алдайн (2017-04-25 00:15:20)

+2

27

Явление Айз Седай в форме, несколько взлохмаченной и помятой заставили Карлеона обалдело уставиться на нее и пару мгновений нагло пялиться на ноги, которые так соблазнительно демонстрировала эта женщина. "Они что, совсем стыд там потеряли?" Нельзя сказать, что он был против. Да и характерный свист за закрытыми дверьми указывали на то, что его коллегам очень понравилось представление. В общем выбила его эта дама из колеи да так, что он как-то выпал из разговора. Все-таки как-то не принято вот так практически нагишом бегать в окружении мужчин, не отягощенных особым воспитанием. Но кто этих ведьм разберет? Вон, говорят у них по пять шесть Стражей есть, и они их используют не так как говорят. Фантазия у Карлеона была богатой. Тем более, что его подстегивали к этому. А вот то что начали обсуждать представители Башней ему совершенно не понравилось. Он неожиданно понял, что появление подобных вещиц оказывается достаточно распространены явлением. Алонсо варился в местной кухне и не особо интересовался тем, что происходит где-то в другом месте. А это оказалось большой ошибкой с его стороны. А потом ему задали очень неудобный вопрос. Хотя и не забыли предварительно ответить на один из интересующих его вопросов. "Керамика? Да нет, не может быть". Он даже ничуть не стесняясь взял со стола прямоугольный квадратик и принюхался. Запах может и напоминал керамику, но он был странным, необычным.
- Мы люди маленькие. нам бы вон, Дно разгрести. - Все-таки промолчать на вопрос. заданный ему Айз Седай он не мог.
Знала бы эта женщина на какую больную мозоль наступила. Потом в разговор влез парень в черном. Запах от него шел специфический. Вот не любил Алонсо, когда человек добавлял к своим запахам что-то еще. Это раздражало и в носу свербило. Так и хотелось чихнуть. А еще эти намеки и имя. Стоило ему услышать про гибель Араньи. как сразу же захотелось куда-нибудь смыться. Да так. чтобы начальство не успело перехватить и не вызвать к себе на ковер. Что-что, а их начальник умел вынимать душу и имел своих подчиненных в мозг с особо изощренным цинизмом.
- Ну почему, - он положил квадратик, испещренный какими-то символами на стол, - брали. До допроса ни один еще не дожил.
Он утаил тот факт, что большинство из них умудрялись скончаться в их участке при очень странных обстоятельствах. А потом он наконец-то смог услышать причину того, почему убийцы преследовали паренька. И когда услышал, так просто обомлел. Ему даже показалось, что челюсть с грохотом упала на пол.
- Выродки трепались с татуированными? Не резали, не допрашивал, а вели переговоры? Задери тебя веслом. Ох, ты парень. Тебе стоит в Тире оглядываться по чаще. Рыбари никогда бы не сели за стол с отрыжкой шайдо. Они же ненавидят друг друга. Подобными вещичками торгуют только эти ребята и ненавидят друг друга с самого начало их появления.
А потом его рука неожиданно дернулась, и он одним ловким движением сгреб все тер’ангриалы со стола и засунул в карман, последний выдернул из рук паренька, который пытался понять откуда они появились в руках преступников в большом количестве. В карман спрятать не успел и просто убрал руку за спину, так чтобы заглянувший коллега не заметил, что он показывает гостям.
- Волчара, когда освободишься, то наш командир хочет пообщаться с тобой. Так что вытапливай рыбий жар, готовься, наш Весельчак изволит быть в большом гневе. И сейчас стоит в позе краба у вышестоящего начальства.
Заметив Дийне парень крякнул и добавил.
- И, это. Паренек, что стал причиной вашего забега записан в важные свидетели. И раз Черная Башня решила следовать закону и договору, то быть ему в нашей гостеприимной куче дерьма до того момента, пока начальстве не решит его отпустит.
Мужчина посмотрел на Эдвина и хмыкнул:
- Тебе запрещено покидать город приятель. Если хочешь жаловаться, то ждите Весельчака. Но он будет не в духе и пошлет тебя в задницу и плевать, что ты там не простой прохожий.
Потом дверь захлопнулась и с той стороны послышались достаточно пошлые комментарии на тему вида Дийне. Карлеон запихнул в карман последний тер’ангриал.
- Я бы просил вас не рассказывать здесь, что я вам это показал, - Алонсо вздохнул. раз уж зашел в выгребную по колено, то теперь осталось в нее нырнуть и расслабившись получать удовольствие от собственной глупости, - в отчетах по Участкам, что занимаются Дном вы не найдете никакой информации об изъятии подобных вещичек у местного отребья. Начальство приказала все странное сдавать им... Без расписки.
Люди из Черной и Белой Башни должны были понять, что это было грубейшим нарушением закона. За подобные шутки люди лишаются должностей и оказываются за решеткой.
- А если кто болтать начинает, то быстро теряет работу.
Алонсо усмехнулся.
- Тут любого можно за задницу прихватить и пинком под зад отправить на улицу.

+3

28

Шаззар вскинул бровь, с интересом посмотрел на Алдайна, услышав его идеи. Парень далеко пойдет, если будет продолжать в том же духе. Шаззар был человеком действия, а не ума, именно по этой причине сам он проходил в Посвященных дольше, чем кто-либо в Башне за последние лет сто. Непоследовательность и халатность неизменно присутствовали в его характеристиках. А также лень, но это было понятно. Он долго был убежден, что при его потенциале в Силе все должно получаться само собой, по одному желанию, сразу, без тренировок и усилий. И большая часть времени, проведенная в Башне, ушла на то, чтобы развеять это убеждение.
Сейчас он мыслил в совершенно ином направлении, а именно – нужно сходить в тот притон, в котором побывал Алдайн, и самому все посмотреть, и конечно, прихватить парочку-другую этих Рыбоедов или как их там называют. Судя по реакции Стража на подробности рассказа Алдайна, это просто необходимо сделать. Не доживают до допроса? Чушь, у него – доживут. Судя по всему, Королевской Страже доверять нельзя, они озабочены совсем другими вещами. А может быть, - вполне вероятно, - в этом замешан кто-то из их руководства.
- Поздравляю, Посвященный Алдайн, Вы в дерьме, - почти ласково произнес Шаззар, когда за коллегой желтоглазого Стража закрылась дверь. Все-таки сложилось так, как он и предполагал – парню придется провести немало счастливых часов в качестве «особо важного свидетеля».
- Не расскажу, - пообещал Шаззар, взглядом провожая тер’ангриалы, перекочевавшие в карман Стража. – Но зачем Вы их забираете? Отдайте мне половину, раз все равно не пишете по ним отчетов. Кроме нас с вами, никто не знает, сколько их было на самом деле.
Впрочем, если не отдаст, не велика беда. Шаззар сам слазает на это их Дно и наберет штучек сколько пожелает. Что бы там не говорила Айз Седай, на керамику это не было похоже, но это надо было подтвердить, отправить на исследование непосредственно в Башню, получить информацию по всему этому темному делу. Должны быть материалы, проблема-то не вчера возникла. Предположение Алдайна о том, что здесь может быть замешан и кто-то из Башни, Белой или Черной, было абсолютно абсурдным.

Отредактировано Шаззар Келем (2017-04-27 15:10:08)

+1

29

Дийне не стала делать вид, будто удивлена ответу Стража. В принципе, любая Айз Седай, направленная в Тир (ибо по доброй воле дочери Белой Башни сюда не совались почти никогда) была готова к подобному раскладу. Раз город упорно цепляется за свои замшелые и обросшие ракушками дурацкие предрассудки тысячелетней давности, избегая сотрудничества с Айз Седай - немудрено, что здесь так расцвела преступность, связанная с незаконным применением Силы... И немудрено, что "власти скрывают" весь масштаб проблемы. Не предавать же огласке собственную беспомощность перед "чёрными плетельщиками", судя по всему, уже опутавшими своими паучьими сетями весь Тир.
"Правильно. Пусть и дальше какие-то уроды с такими вот цацками в кармане режут на улицах горожан, главное - Тир свободен от "ведьмовской власти"!" Дийне вспомнилось, как дрожала улица и оседали дома. Боже...
- Значит, мастер Келем и посвящённый Алдайн, - заметила она мимоходом. - А я Дийне Астриэль, Красная Айя. Рада, что в славной Чёрной Башне не позабыли традиции этикета, учащего мужчин представляться дамам при знакомстве, а в славной тирской страже - параграфов устава, предписывающего офицерам при исполнении в первую очередь называть своё имя и должность! - Всё это она выдала насмешливым тоном, поочерёдно смерив взглядом каждого из собеседников.
- Здравая мысль, юноша, - прокомментировала она версию пёстровласого юнца насчёт того, что к изготовлению артефактов могли быть причастны сотрудники Белой или Чёрной Башен. - Единственный нюанс - сенсация, честно говоря, устарела на пару сотен лет. Ренегаты из числа Айз Седай были известны ещё до Тармон Гай'дон - "Чёрная Айя", помните уроки истории? Не факт, что утечка информации о портальных знаках достаточно свежая - она могла случиться ещё на закате Третьей Эпохи. Если прикинуть, кто-нибудь из тех сук, что предали Башню и переметнулись на службу к Его Темнейшеству, поныне могут быть живы и где-то скрываться... - Дийне слегка пожала плечами. - В общем, советую изложить ваши мысли письменно - в объяснительной записке руководству Чёрной Башни о своих подвигах.
Куда более забавным было предложение "кота"-аша'мана Келема насчёт того, чтобы "отдать ему половину", поскольку якобы никто не узнает, сколько их было на самом деле. "Интересно, меня он уже в расчёт не берёт?..". Дийне пощёлкала пальцами, привлекая к себе внимание.
- "Третья Печать Агинора", одна штука, - прокомментировала она, прибегнув к утверждённым Красной Айя обозначениям. - "Стрела Финов", одна штука. И один "Совиный Глаз", конечно же. Именно это я сегодня же изложу в своём официальном отчёте. Всё, что с риском для жизни добыто нашим отважным героем, - Дийне кивнула на желтоглазого, - официальные улики, мастер Келем. Которые будут изучаться не мной и не вами, а совместной комиссией экспертов Чёрной и Белой Башен. И если они вдруг не досчитаются какой-нибудь улики из перечня... - И Красная сладко улыбнулась аша'ману.
Приятная беседа была прервана явлением какого-то типа из стражи, призвавшего желтоглазого "на ковёр" к начальству. Легко догадаться, зачем... Напоследок мужлан похотливо зыркнул на голые колени Дийне и скрылся за дверью, из-за которой тут же раздались беззастенчивые возгласы и смешки. Красная лишь подняла глаза и деланно вздохнула - дескать, ну чего ещё ждать от этого чрезмерно распухшего рыбного рынка...
- О, офицер! Надеюсь, вы не против, если я к вам присоединюсь? - обратилась она к желтоглазому. - У меня, знаете ли, тут назрела пара вопросов к вашему начальнику. Уверена, он прекрасный, рассудительный человек, и мы легко сойдёмся. Разве что...
- П-простите! - В комнату сунулась девушка-лекарь, на сей раз с каким-то свёртком в руках. Вблизи это оказалось платье - зелёное, с бело-золотой орнаментальной вышивкой в виде рыбок по подолу и вороту, немного поношенное. - Это вам, Айз Седай - ваше, того... рваное. Просили передать, из... эээ...
- Из конфиската, всё ясно, - со вздохом договорила Дийне. - Спасибо, милая, давай сюда. - "Небось, от какой-нибудь шлюхи: надеюсь, они его хоть постирали сперва? Спасибо, что без пятен крови".
- Так, мужчины, отвернитесь-ка на минутку. - С этими словами Дийне без стеснения расстегнула и сбросила шинель.
- А кто в щёлку подглядывает, у того сейчас глаз лопнет, - не оборачиваясь добавила она, и подняла руку со сложенными для щелчка пальцами. - Считаю до пяти! четыре-три-два...
За дверью шарахнулись, послышался грохот падающих тел и брань.

Отредактировано Дийне Астриэль (2017-04-27 23:29:10)

+2

30

Вот умеет эта... Назвать ее ведьмой язык не поворачивался. Все-таки вместе вляпались в недавние разборки, и он ей не позволил упасть с крыши. А она уже в свое время спасла жизни простым жителям. Ну как теперь ее ведьмой за глаза называть?
- Вопрошающий второй категории Карлеон Алонсо, - тайрен насупился.
Было сейчас в нем что-то от обиженного мальчишки. Еще чуть-чуть и фыркнет или сплюнет сквозь зубы и пошлет. Но это была лишь видимость. Алонсо терпеть не мог, когда на него давят или, когда пытаются навязать напарника. Он всегда был волком-одиночкой. Любой глупый просчет со своей стороны он воспринимал, как личное оскорбление и это обычно являлось основной причиной его вечного раздражения. Не любили работать с Алонсо. Считали парнем надежным, но напарником тяжелым и отвратительным.
А потом началось самое интересное. Все что было показано его новым знакомым оказывается уже было известно под другими названиями. Он благополучно пропустил мимо ушей всю пикировку между "беляночкой" и "чернышами", справедливо считая, что его это все не касается и старался запомнить все, что касалось его находок. В истории он никогда не был силен и ненавидел ее еще в бытность далекого детства. Учиться Алосно не любил и считал, что умение писать и читать вполне достаточно. Остальное пусть каждый берет лишь то, что ему нужно. А все эти истории и литературы - это лишь особый вид пытки, который придумали для того, чтобы издеваться над бедными детьми.
Идти к начальству совершенно не хотелось. Он итак достаточно извалялся в дерьме, чтобы на его голову добавили еще некоторое количество. Вот почему предложение со стороны Айз Седай он принял с некоторым злорадным энтузиазмом. Даже хмыкнул и ответил:
- Да хоть всей толпой со мной идите. Против не буду.
И тут же честно отвернулся, когда Дийне началась переодеваться. Как-то вдруг вспомнил, что вроде бы должен демонстрировать прекрасные манеры, и не позорить славную репутацию тирских Стражей. Правда эта самая славная репутация существовала лишь на бумаге у начальства и где-то далеко на севере, где мало кто вообще представлял, что это за место такое, как славный город Тир.
По шорохам за спиной он определил, что Айз Седай переоделась и не глядя в ее сторону пошел прочь, на тяжелый разговор с начальником. Для этого надо было пересечь основной зал, забитый коллегами. свернуть налево, пройти по коридору и подняться по лестнице вверх. В отличие от основного зала коридор пустовал, так же, как и пара жестких лавок около двери Родриго Ильдебро. Или Весельчака, как звали его за глаза. Кому жить надоело звали его Толстяком. Но подобное было опасно даже думать. Ильдебро отличался крайне мстительным нравом и всегда все и обо всех знал.
Расправив плечи и одернув покрытую подсохшими разводами форму, он непроизвольно подтянулся и за секунду до того момента, как постучать в дверь услышал голос Родриго:
- С каких это пор ты стал нерешительнее девственницы в первую брачную ночь, Алонсо! Тащи сюда свою тощую задницу, пока я не встал и не вышел!
Голос был низким с хрипотцой.
- Женишок его дери веслом ниже ватерлинии, - буркнул Карлеон распахнул дверь и чеканя шаг вошел в кабинет.
А здесь было на что посмотреть. В отличие от бедной обстановки всего Участка кабинет начальства демонстрировал достаток и полное отсутствие вкуса его хозяина. Мебель была роскошна, но из разных гарнитуров. А кое-где были плохо затертые следы печатей, указывающие на то, что это все конфискат. На полу лежал ковер, который закрывал лишь половину пространства. Алонсо знал местные правила и остановился прямо на грани, чтобы не наступить на него. За массивным столом явно андорской работы в массивном кресле восседал человек-гора. Родриго не мог похвалиться мощной мускулатурой или красотой. Он был неимоверно толст, и форма на нем сидела, как мешок на борове. Черты лица были грубыми, выражение лица глупым. Чувствовалось, что в начальнике присутствовала хорошая доля иллианской крови. Такие вещи любой коренной житель сразу замечал. В обще Родриго Ильдебро выглядел этаким мрачным и глупым типом с полным отсутствием вкуса. Вот только взгляд выдавал начальника с головой. Он был цепким и жестким.
- Вот скажи мне, - Родриго посмотрел за плечо вошедшего подчиненного и на секунду замолчав, продолжил, - с какого перепоя ты устроил весь тот бедлам, что теперь мне придется разгребать?
С каждым словом голос начальника Участка набирал силы становился громче и яростнее.
- Ты хоть понимаешь, что теперь к нам зачастят парни из центра? Ты, о чем думал, когда решил влезать в чужие дела?! Я что вам говорил?!
Карлеон стоял перед ним вытянутым в струнку и смотрел стеклянным взглядом куда-то на уровне его правого уха. Что-то Весельчак сегодня разошелся. Он обычно не позволял себе такого при посторонних.
- Каракатицу тебе в зубы! Ты хоть обыскал те куски мяса, что остались на улице?
Тяжелая рука с громким стуком опустилась на столешницу.
- Когда их нашли ребята, то сказали, что те пусты! Местные крысы успели ободрать их до подштанников.
- Никак, нет, - отчеканил Карлеон.
- С кем я работаю? - Родриго посмотрел куда-то вверх и вскинул свои руки. С его комплекцией это выглядело смешно и немного нелепо, - ты забыл протокол? Ты обязан был остаться рядом с телами преступников и дождаться подкрепления! Куда понесло твою невезучую задницу? Из-за твоей тупости и полного непрофессионализма мы теперь утратили улики, которые помогли бы на лучше разобраться с этим делом? Ты представляешь, как будет выглядеть отчет? Хочешь его лично передать наверх?!
Карлеон молчал. Подобные разносы были привычны. Вот только сегодня Весельчак явно переигрывал. Обычно за ним такого не водилось.
- Опозорил ты меня! К Темному! Отправишься в ночные на месяц!
А потом. сразу же без перехода добавил:
- Мне очень неприятно, что вы стали свидетелем этой отвратительной сцены. Но сами видите с кем приходиться работать. Разрешите представиться, Сотник Родриго Ильдебро. Я пытаюсь руководить всем этим бардаком.
От гнева и грубости он перешел к чуть ли не к заискиванию. Карлеон сдержался, чтобы не поморщиться. Он то чуял истинные эмоции Родриго. Тот играл, изображал тупого самодура и всячески старался выставить себя в дурном свете. Это могло стоить его карьеры. Или эта хитрая задница что-то почуяла и теперь старается оказаться в стороне от всей этой истории. Стоит представителям Белой и Черной башен заявить, что местное начальство тупое, самодовольное и криль не ловит. Так что его в расчёт не стоит ставить. На карьеру Родриго это не повлияет. Глубже Дна не опустят, дальше Моула не пошлют.

+3

31

Шаззар с непроницаемым выражением лица выслушал отповедь Айз Седай. По его мнению, женщине не мешало бы проявить хотя бы формальную благодарность за фактически спасение. Но ждать этого от представительницы Белой Башни – дело бессмысленное. Они все еще старательно строили из себя эдаких мамочек для всего мира. Впрочем, он все-таки отвернулся, когда та переодевалась, хотя сомневался, что даже пялящаяся рота солдат может ее смутить.
Пожелав удачи Стражу Алонсо, Шаззар еще несколько секунд смотрел на закрывшуюся за ним и рыжей Айз Седай дверь.
- Если они не досчитаются улики из перечня, хм, - проворчал он, передразнивая рыжую, и поднялся с места. – Замечательно. Как говорится, если Гора не идет к Дракону…
Накинув плащ и элегантно сдвинув на бок шляпу, Шаззар шагнул к выходу из комнаты, на ходу бросив притихшему пареньку в клетчатом пиджаке:
- Идемте, Посвященный Алдайн. Покажете таверну, где вас настигли ваши, хм, приключения.

Однако, оказавшись на улице, Шаззар первым делом отправился искать табачную лавку, где прикупил пару пачек дешевых крепких папирос. Дальше он уже шел, с наслаждением дымя на ходу. Курение табака было чем-то похоже на касание саидин  – чем больше затягиваешься, тем больше хочется, а воздержаться совершенно невозможно. Он честно пытался несколько раз, но безрезультатно. Накрепко прокуренный участок Стражи пробудил старую тягу с новой силой.
- Покажете таверну, потом вернетесь в гостиницу, - говорил Келем, пока они блуждали по грязным улицам, все дальше углубляясь в Моул; аша’ман подозревал, что Алдайн, устроив себе самоволку, вряд ли воздерживался от употребления хмельных напитков и теперь едва мог вспомнить дорогу и сориентироваться на местности. Или это было из-за того, что его голове как следует досталось? Не важно, главное, чтобы довел до места. Узкие улочки с переполненными и забитыми мусором сточными канавами, с развешенным между домами серым, никогда не отстирывающимся от копоти бельем, крысы, шныряющие по карнизам, метко гадящие на прохожих жирные ленивые чайки, которые уже не одно поколение предпочитали питаться мусором, который производил город, а не утруждать себя ловлей рыбы, и вонища, в которой не понять чего больше, то ли запаха тухлой морской воды, то ли химических испражнений промышленных предприятий, и которую не могу заглушить даже крепкий табачный дым, - Шаззару пришлось запихать свою брезгливость куда подальше, чтобы переварить колорит современного Тира. Впрочем, в исторических источниках и описаниях этот город выглядел не лучше, а уж припортовый район, казалось, мало изменился за прошедшие века, - скорее, разросся, протянув свои щупальца в современные промышленные кварталы, которые вполне корректно было бы называть Новым Моулом.
- У Вас весьма приметное, хм, обличье, Вас узнают, и неизвестно, чем все закончится на этот раз. И, хм, мне нравится Ваша теория. Смело.

+3

32

..."Кит в мебельной лавке" - такое неожиданное сравнение пришло на ум Дийне при виде местного Большого (во всех смыслах) Начальства. Здоровенный обрюзгший толстяк в безразмерном мундире восседал за роскошным резным столом в кабинете, заставленном столь же вычурной (и довольно-таки неуместной в подобном учреждении) мебелью. "Родриго Ильдебро", гласила потускневшая бронзовая табличка на столе. Сложив короткопалые руки на монументальном пузе, офицер недоброжелательно пялился на гостей утонувшими в щеках глазками.
Судя по поведению дознавателя Карлеона, начальство помимо избыточного веса страдало также и крутым нравом. Достаточно было взглянуть, с каким деревянно-уставным выражением на лице желтоглазый вступил в кабинет, как замер чуть ни не навытяжку на краю роскошного ковра (как будто боялся на него наступить - у начальника что, под ковром колодец с акулами на дне, как в дурных бульварных романах?)... И Родриго с первой минуты оправдал свою репутацию, нещадно пропесочив Карлеона за то, что тот "посмел вмешаться в чужие дела". Дийне с терпеливым выражением лица дождалась окончания первого акта культурно-развлекательной программы. Когда же толстяк изволил обратиться к ней, Красная одарила его дежурной улыбкой.
- О, всё в порядке, мастер Родриго, - промолвила она. - Дийне Астриэль, Красная Айя. В вашем прекрасном городе по официальному поручению Башни. С вашего позволения, хотела бы затронуть некоторые моменты этого... хм, неприятного инцидента. - Дийне перевела взгляд на Карлеона.
- И, в первую очередь, выразить официальную благодарность вопрошающему Карлеону Алонсо. - Она нарочно выдержала небольшую паузу. - За спасение жизни посвящённого Эдвина Алдайна. Конечно, я крайне сочувствую, что "парни из центра" теперь зачастят к вам из-за того, что он "влез не в свои дела"... - Она слегка усмехнулась. - Но позвольте заметить, если бы он НЕ вмешался, итогом стала бы гибель аша'мана Чёрной Башни. А после такого прибывшая для официально дознания следственная группа Белой и Чёрной Башен, извините, вывернула бы весь Тир наизнанку и перетряхнула. Уверяю вас, любые "парни из центра" намного лучше его братьев и моих сестёр.
Карлеон сморщился как от зубной боли, когда увидел реакцию Весельчака на слова Дийне.
- Велика беда, - хмыкнул толстяк и гордо надулся, - напугали голой задницей морского ежа!
Потом Родриго замолчал, старательно делая вид, что ляпнул не подумав и продолжил говорить недовольным тоном.
- Не учите меня тому, как надо поступать в соответствии с инструкциями. Он должен был тащить мальчишку на пост. Там подкрепление и возможность запустить сирену. Так нет, ему понадобилась все сделать так, как он считал правильным. И это уже не первый случай, когда его действия приводят к гибели людей.
И не важно, что этот самый пресловутый пост давно уже представлял собой покосившуюся будку, под полом которой обитало семейство крайне несговорчивых мышей. Но вряд ли это сейчас было известно гостье.
- Да-да, конечно, - покивала Дийне. - На пост с сиреной, вы совершенно правы. - Красная не первый раз навещала Тир, и знала, что во-первых в трущобах Дна такие посты расположены намного реже, чем в других районах. А во-вторых, плотность застройки и узкие кривые улочки давали мало шансов добежать до цели. Но упоминать об этом было излишне.
Сотник вёл себя демонстративно нагло - пожалуй, слишком нагло, чтобы не заподозрить в этом наигранность. То ли рисовался перед подчинённым, то ли просто мнил, что для уважающего себя защитника тирских улиц это единственно допустимая манера общения с "тар-валонской ведьмой"... Дийне особо не интересовали причины. Куда важнее было сдержать эмоции и сохранить нейтрально-вежливый тон в общении с этим раздутым от самодовольства бурдюком ворвани.
- Я пришла сюда не обсуждать прошлое дознавателя Карлеона, - промолвила она. - Меня куда больше интересует то, свидетелем чего я стала. Скажите, мастер сотник, вы в курсе, что в Вашем городе засел по меньшей мере один "паук"? Я имею в виду, "чёрный плетельщик"... преступник-Направляющий. Или преступница, не важно.
- Преступников у нас много, она как вши и блохи на бродячем псе, - Родриго фыркнул, - а умеют они плести или не умеют кому какое дело? Мальчишка с ножом иногда наделает дел больше, чем ваш паук. Если вы за своими не следите, то какие ко мне вопросы?
На Дийне смотрели насмешливо, как бы намекая: «И кто у нас здесь дура?».
- О, не спорю, - склонила голову Дийне (в основном для того, чтобы гневно сверкнувшие глаза не выдали её чувств). - Воистину, мальчишек с ножами нельзя недооценивать. Правда, если у вас на примете есть нож, способный вызывать дрожь земли и рушить дома - буду очень благодарна за наводку. Тер'ангриалы такой силы крайне редки, и в наших хранилищах им будут рады.
"Чресла Мирового Змея, ну почему из всех полицейских чинов этого зловонючего городишки мне выпало вести переговоры именно вот с этим гнойным пузырём?" Родриго явно наслаждался отпущенной ему властью, зная, что за его спиной тирский закон, а она здесь - нежеланная чужачка... Дийне взяла себя в руки, воззвав к последним остаткам смирения.
- Должна заметить, мастер Родриго, "следить" за так называемыми "своими" в Вашем городе нам не дают, в том числе, местные... хм, порядки. - Красная слегка улыбнулась. - В части упорного нежелания тирских властей сотрудничать с Айз Седай в подобных делах. А между тем ситуация, как мне кажется, весьма серьёзна. Даже если исключить того "паука" - вы знаете, что в перестрелке использовались силовые пули? Оружие такого рода в лапах простых уличных подонков... - Дийне выразительно вздёрнула бровь.

+3

33

- Впервые об этом слышу. Алонсо?
Карлеон, выполняющий в момент милой беседы начальника и Дийне роль мебели, лишь недовольно повел плечами и ответил:
- Я не видел списка собранных улик. И что за пуля, сказать не могу.
- А вот у меня он есть, - на лице Родриго появилась гаденькая улыбочка, - и здесь нет упоминаний никаких особых пуль. Только простые.
Он поднял бумагу и помахал ею в воздухе.
- Возможно вы надышались местным воздухом и вам с непривычки стало нехорошо. Галлюцинации там всякие, - он замолчал. Потом положил листок обратно на стол, разгладил его руками и добавил: - Хотите получить право проводить расследование на этих улицах? Легко, но только после официального запроса от вашего представительства. Без него любой мой человек имеет право задержать вас за нарушение закона. Заниматься сыском без лицензии в частном порядке запрещено. Вы ведь должны хорошо знать наши законы? Не так ли?
Дийне прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Ей пришлось приложить некоторое усилие, чтобы не утратить контроля над собой - иначе по кабинету пронёсся бы порыв ветра.
- Позволю себе напомнить кое-что и вам, мастер Родриго, - негромко промолвила она. - Я - Айз Седай. Ни одна из нас никогда не действует "в частном порядке" и не делает ничего, что не было бы продиктовано волей Башни. Той самой Башни, чьё право на следствие и правосудие древнее всех ваших законов - ибо сама Башня древнее Тирского государства. Той самой Башни, что возникла в век Союза Десяти, когда не родилось ещё даже само королевство Эссения, чьё наследие ваши националистические партии сейчас пытаются присудить себе, мечтая захапать Майен и Иллиан! в те времена, когда Тир был лишь провинциальным городком, славным лишь своей Цитаделью! Наше право освящено веками, ибо мы служим не королям, не тронам и коронам - а человечеству, которое было прежде Тира и пребудет, когда Тир поглотит пучина морская.
Выдав этот краткий монолог, Дийне сделала паузу - после чего улыбнулась, как ни в чём не бывало.
- Но, разумеется, вы получите соответствующий документ, - добавила она. - Белая Башня чтит любые законы. Я сегодня же телеграфирую в Тар Валон - благо, на дворе нас не Третья Эпоха, когда приходилось неделями ждать гонца: полагаю, официальный запрос придёт не позже чем завтра.
- Вот и ладненько, - Родриго рассмеялся, - вот и договорились.
Он любовно разглаживал бумаги, что лежали у него на столе.
- А то сами понимаете, без бумажки, ты кусок сами знаете, чего пахучего в нужнике. А с бумажкой – человек. Ко мне еще есть какие вопросы? А то мы тут работать пытаемся. Разгребать всякое… дерьмо за разными приезжими. Алонсо? Проводи гостью до выхода.

+3

34

Карлеон молча, не говоря не слова распахнул дверь перед Айз Седай, которая знатно поцапалась с Весельчаком и вышел вслед за ней. По коридору они шли молча. Но стоило им отойти достаточно далеко, чтобы тайрен мог быть уверен, что их никто не слышит. Раз уж он позволил себе отойти от принципа "ничего не слышу, ничего не вижу, ничего никому не скажу", то стоило еще кое-что сказать этой странной женщине. Нет, он слышал, что Айз Седай и ашшаманы могут слышать ложь. Но не был уверен, что это умели делать все. От Весельчака несло ложью даже тогда. когда он просто шел в свой кабинет. Даже сам тайрен иногда не всегда понимал в чем эта ложь заключалась.
Вот почему стражник резко остановился и тяжело вздохнул:
- Думаю, не стоит предупреждать об Ильдебро? - он старался не смотреть на Дийне, было стыдно за собственный участок.
Здесь служили в общем-то неплохие парни. Но система перемолола всех. Кто-то не выдержал и ушел, а тот, кто остался не смог сохранить чистоту и белизну собственной совести. Все дело заключалось в том насколько они позволяли себе испачкаться.
- Он всегда из себя пьяную креветку строит. Хитрая тварь с большой и волосатой лапой, что всегда прикроет и поможет.
Карлеон непроизвольно принюхался и прислушался. вроде никого рядом не было.
- Он имеет процент со многих темных сделок. Это знает каждый. Но те, кто им интересуются частенько пропадают без вести.
Хоть она и была Айз Седай, но чиновники в Тире частенько проявляли грубость по отношению к Башням. Эта их ханжество и спесь иногда доходит до смешного. И если на местах слишком зарывались, то их одергивали, не более. Былое величие не давало покоя городу.
- Если предложит помощь стоит отказаться.
Потом он пошел дальше так же резко и без предупреждения, как и остановился до этого. Он чувствовал, что увязает в этом деле все глубже и глубже и ему это не нравилось. У него уже были проблемы из-за друга. И что? Половина жалования от отдает его вдове и дочери. Если его убьют, то женщина останется одна и некому за них будет заступиться.

+2

35

Оказавшись снова на улицах Тира, Эдвин решил не отставать от старшего товарища. Как в прямом смысле, так и во всем остальном. Он купил себе папирос в той же лавке, хотя энтузиазма к куреву никогда не проявлял и курил лишь иногда и с целью выпендриться перед товарищами по мундиру. То, что папиросы окажутся настолько дрянными, он не ожидал, и теперь старательно стискивал зубы и чуть выдвигал вперед челюсть, чтобы можно было выпустить на выдохе впечатляющую струю дыма. И умудриться не закашляться, вдыхая следующую порцию этого едкого зелья.
Адреса, как и названия таверны, он, конечно же, не помнил, но даже если бы и помнил, не смог бы разыскать в хитросплетении кривых улочек Моула. Но признаваться в этом ашаману не спешил, опасаясь, что он, как только выведет Эдвина на чистую воду, откроет Врата да и придаст Посвященному хорошее ускорение путем пинка через оные в сторону Черной Башни, а то и самого Фар-Мэддинга. Поэтому Эд решил пойти другим путем - припомнить все их нетрезвые петляния по улицам, надеясь, что в итоге он окажется в том же самом месте. Дорога до места таким образом удлиннялась в разы, но зато... зато была возможность с пользой провести время, потренировав свою память. Были бы тут сейчас его друзья-собутыльники, он бы поспорил с ними на бутылку местного, но с ашаманом постоянно грозящим ему то заключением в участок, то домашним арестном, стоило выглядеть посерьезнее. Хотя, совсем серьезно все равно не получалось. Память работала как-то нетривиально и иногда, чтобы эта вредина смилостивилась и подсказала нужный поворот, надо было, к примеру, пройти по улочке также пьяно пошатываясь, как тогда, зависнуть у двери в какую-то рыбную лавку, принюхиваясь к запаху, тормознуть у таверны, прислушиваясь к доносящейся оттуда музыке, пробороздить насквозь рынок, припоминая, к кому из торговцев он подходил в прошлый раз. Кстати, рынок оказался весьма кстати. Выходя из него, Эдвин обзавелся широкой соломенной шляпой местного плетения, каким-то странным подобием туники, свисающей до середины бедра и связкой морских ракушек на шее. Пиджак, пострадавший до неузнаваемости после совместного с Карлеоном измерения глубины местных канав, он щедро опустил на плечи нищему побирушке.
- Вот теперь они меня вряд ли опознают, мастер ашаман - я почти слился с местными, - рассмеялся Алдайн, весьма довольный собой. - Хотя в тот подвальчик я и сам теперь бы предпочел бы не соваться. Если только не придется срочно оказывать Вам помощь. Давайте договоримся о каком-нибудь знаке? К примеру, Вы свистеть умеете, мастер Келем?
Мимо нужной двери они проскочили пару раз, однако на третьем круге внимание Посвященного за что-то зацепилось.
- А, та самая музыка! Та-да-дам, та-да-дам... погодите. Да, точно это место!
Подбоченившись, Эдвин рассматривал обгоревшую и полустершуюся вывестку, которой все равно не помнил. Но место было точно тем же. Тот же спуск в подвальный этаж, те же соблазнительные запахи чего-то щедро сдобренного тремалкинскими специями.
- Ну, удачи Вам, мастер Келем, - пожав плечами, сказал Эд. - А я пойду, пожалуй. Пойду в гостиницу, буду дожидаться Вас там.
"Или нет," - добавил он, после того, как сделал с десяток шагов по переулку и обернулся. Во-первых, сидеть в гостинице было слишком просто и скучно. Во-вторых, если уж там, в таверне ему так легко навешали, то навешают и ашаману. Ведь Эдвин за утро уже можно сказать несколько пообтерся в этом городе, а Шеззар Келем здесь совсем не местный, он со своим раскосым салдэйским лицом здесь гораздо более не местный, чем Эд со своими цветными патлами, которые, кстати, неплохо укрывались под соломенной шляпой. Пройдя до конца переулка и завернув за угол, Алдайн выждал какое-то время и осторожно заглянул снова в переулок. Шеззара уже видно не было, должно быть спустился в таверну. Эдвин, стараясь не бежать, быстро дошел до темной лестницы, и спустился вниз, в тот самый подозрительно прокуренный зал. Ради Создателя, он не будет в этот раз ни во что вмешиваться, просто тихонько постоит в углу, чтобы убедиться, что ашаману ничего не угрожает.
[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/02/443910be7759aa92eafa95252f8449c6.gif[/AVA]

Отредактировано Эдвин Алдайн (2017-05-12 03:26:32)

+3

36

Дийне покинула кабинет Родриго, не прощаясь: на это уже не хватило вежливости. И пускай этот чирей на ровном месте празднует победу - препираться с ним дальше было невозможно.
Она молча шагала по коридорам участка, мрачная, как туча перед штормом. (Скверно прорисованные рожи разыскиваемых преступников с плакатов на стенах провожали её такими же угрюмыми взорами). На смущённые объяснения дознавателя Карлеона, шедшего рядом с ней, она не отреагировала - даже головы не повернула. Прогнивший насквозь начальник, замазанный в тёмных делах... это и без того было понятно. Сейчас её куда больше занимали собственные мысли.
- П-погодите! - У самого выхода путь им попыталась преградить всё та же девушка-лекарь, бледная и растерянная, и по-прежнему с охапкой одежды в руках: только теперь это были вещи Дийне - те, что уцелели. - Айз Седай! вам н-нельзя туда!.. наверное. Они там...
- Не сейчас, милая, - отстранёно бросила Дийне. Взяв из рук девушки ношу, она бегло оценила состояние одежды - ничего важного не пропало, а если стражи и брали что-то из её вещичек, пока она валялась в отключке, то всё вернули. Главное - серебряный жетон Айз Седай во внутреннем кармане жакета был на месте.
И только выйдя на крыльцо, Дийне поняла, что имела в виду девчонка.
- ...Вот она!
- А-а-а! Ведьма, ведьма!
- Тар-валонская мразь!
Напротив здания участка на другой стороне улицы собралась небольшая толпа - человек двадцать, судя по внешности и одежде, все выходцы из трущоб Дна. Все они с разгневанным видом потрясали кулаками и орали - бессвязно, но довольно угрожающе. У пары человек в руках даже были грубо намалёванные плакаты, недвусмысленно сообщавшие: "ПАШЛА ВОН" и "СГАРИ, ВЕДЪМА!". Лишь двое стражников, дежуривших на крыльце с дубинками наизготовку, явно удерживали толпу от активных действий.
- Это она! Всё из-за неё!
- Явилась, и сразу на тебе - земля дрожит, дома сыплются!
- Чего ты у нас забыла, потаскуха? - визгливо выкрикнула молодая деваха с ревущим младенцем на руках. Дийне присмотрелась, и узнала ту самую мамашу, которую они с Карлеоном спасли от гибели во время обрушения дома. Ну, да, на здоровье...
- Пошла вон!
- Слава великому Тиру! - заорал какой-то парняга в тёмной одежде, подпоясанной широким национальным кушаком: и вскинул руку с тремя оттопыренными пальцами, изображая знак рыбацкой остроги. Один из  этих придурков-"гарпунщиков"? - Слава Тиру, ведьм - на крюк!
Толпа подхватила лозунг и принялась скандировать его вперемежку с ругательствами. Один из полицейских при виде Дийне насупился, затянулся сигаретой и отбросил окурок.
- Сами видите, Айз Седай, - слегка виновато буркнул он. - Отребье бушует. Ничего серьёзного, но вы лучше нашим экипажем езжайте. Вот, карета подана, значит... - Он указал на попыхивающий у крыльца паромобиль с бронированным зарешеченным кузовом: в таких перевозили заключённых.
- Да пошли они! - отрезала Дийне. - Я ещё за решёткой не ездила! Не беспокойтесь. Сами знают: если хоть одна сволочь в меня хоть дохлой селёдкой кинуть посмеет - весь Тир кверху их Дном перевернут! - В последние слова она намеренно вложила толику Силы, так что они прогремели над улицей, заглушив кличи разгневанной черни. Некоторые мигом заткнулись.
Дийне повернулась к Карлеону, встретившись с ним взглядом.
- Ты и дальше намерен всё это терпеть? - понизив голос, промолвила она. - Всё то, о чём ты говорил? так и будешь молчать и смотреть, как твой город глодают морские черви, и он вот-вот затонет? - Она вдруг схватила его за руку, и в ладонь стражника из её руки незаметно переместился небольшой кусочек гладкого картона.
- Если да, то мне всё равно. Если же нет... - Не договорив, она выразительно опустила веки - после чего развернулась и сошла по ступеням. И зашагала прочь по улице, провожаемая негодующими воплями толпы.

*  *  *

Спустя добрых три часа, приняв ванну и переодевшись, Дийне сидела на диване в вестибюле гостиницы "Жемчужница" и пила каф из фарфоровой чашечки. Время от времени она поглядывала на стеклянные двери гостиницы, будто ожидая, что вот-вот на пороге появится кто-то...

+3

37

Шаззар даже не обернулся, когда непутевый Посвященный поспешил удалиться. Разумеется, парень не собирается выполнять свое обещание вернуться в гостиницу, нет, только не такой, как Алдайн. Ну, пусть покрутиться возле, может, научится чему полезному.
Унылая однообразная музыка смолкла, едва только Шаззар спустился на несколько ступенек узкой лестницы со стертыми каменными ступенями; приглушенный гул голосов стих. Сойдя вниз, Шаззар остановился и окинул помещение внимательным взглядом из-под полей надвинутой на лоб шляпы. Дымящаяся папироса в зубах, руки в карманах, плащ нараспашку, черный мундир и значки Меча и Дракона напоказ – пусть местная публика сразу поймет, с кем придется иметь дело. Можно было почти физически ощутить волну неприязни, поднимавшуюся сквозь дымную атмосферу зала, украшенного темно-красными драпировками, запятнанными коврами и просиженными подушками, расшитыми мрачным узором. Даже музыканты в углу – мужчина и женщина, скорее всего брат и сестра, уж очень похожи, - выглядели… опасными людьми. Судя по живой музыке, хозяева заведения то ли не имели денег на новомодные механические музыкальные аппараты, бывшие в ходу во многих заведениях сейчас, то ли просто не жаловали современные достижения человеческого разума и рук. Шаззар порой сталкивался с такими странными людьми, для которых старая насквозь прогнившая повозка с клячей была лучше нового паромобиля.
В полной тишине он прошествовал прямиком к стойке.
- Полстакана бренди, - бросил Шаззар, усевшись на высокий табурет и, когда бармен оцепенело придвинул ему просимое, неспешно развернулся к залу, сделав глоток, и окинул присутствующих тем взглядом, каким обычно оглядывал свою аудиторию перед экзаменом.
Судя по ответным взглядам, как минимум половина из этих людей мечтала увидеть его утопленным в ближайшем канале с мешком камней, привязанным к ногам. Шаззар серьезно улыбнулся и примиряюще поднял руку.
- Мир вам, добрые люди, храни вас Свет. Мое имя Шаззар, я полноправный Аша’ман и представляю Черную Башню. Прошу прощения, что потревожил ваше уютное заведение, но мне необходима ваша помощь, - скромно произнес он.
В зале стало еще тише, и тем не менее выдержка присутствующих внушала уважение. Они изо всех сил старались выглядеть людьми, которым нечего скрывать. Никто даже не тянулся тайком к оружию; Шаззар был уверен, что по крайней мере у половины здесь пистолеты, а у бармена под стойкой целый оружейный склад.
«Пропал человек», хотел сказать Келем, да так и осекся с открытым ртом. Хорошо, что он сидел лицом к залу и краем глаза успел увидеть, как этот самый «пропавший», несносный Алдайн, тенью явился с лестницы. Видимо, выражение лица ашамана стало таким, что многие невольно повернулись по направлению его взгляда.
Наверное, все-таки стоило сначала посвятить Алдайна в свой план.
- На одного из наших людей здесь было совершено нападение. Вот на него, - Шаззар кивнул в сторону парня. – В ваших интересах выдать мне информацию о напавших.
К его удивлению, зал будто разом облегченно выдохнул. Люди вновь вернулись к своим разговорам, две музыкантов принялись что-то тихо бренчать, настраивая инструменты; кто-то недовольно ворчал на девушку с подносом, что, мол, не торопится нести очередное блюдо.
- У нас тут нападений не бывает, мастер ашаман, - авторитетно заявил бармен. – Наша «Распутная ведьма» - самое спокойное место на всем Дне, кого хотите спросите. Народ сюда потому и ходит, что можно почувствовать себя в безопасности. Видите, я даже вышибал не держу. У нас все пристойно. А вашего парня я вообще впервые вижу. У меня память на лица отличная, знаете, да и если бы какой турист заглянул, его бы все запомнили, здесь посетители постоянные. Уж не знаю, с какой целью ваш человек Вас сюда натравил, но он лжет, вот что я Вам скажу.
- Точно, точно, - вторил бармену весьма неопрятный на вид и запах старик, неизвестно как оказавшийся рядом. Шаззар не смог скрыть брезгливой гримасы, когда скрюченные пальцы вцепились в его рукав.
– Кого хотите спросите, а хоть и меня, - кряхтел дед, брызгая слюной и крошками жевательного табака. – Я сюда почти сто лет хожу, каждого в лицо знаю, а никаких турыстов не видел.
Отпустив Шаззара, старик прошлепал в темный угол, заваленный подушками, по пути погрозив Алдайну палкой, блеснувшей тусклым металлом в свете масляных светильников.
- Нехорошо врать, молодой человек!
Шаззар сделал знак Алдайну, чтобы тот сохранял спокойствие; кажется, парень мог буквально взорваться от возмущения. Ничего, пусть поучится сдержанности.
- Ага, - бармен прищурился. – Поищите в других местах, если только ваш парень это все не выдумал. А то знаете, как бывает, напьются, все деньги спустят, а перед начальством отчитаться надо. Вот и выдумывают всякое, на честных людей наговаривают.
- Ага, - задумчиво вздохнул Шаззар. Или эти люди сознательно врут сами, или Алдайн завел не в ту таверну. Он проникновенно посмотрел в глаза бармена и понял, что, если спросит о нелегальных предметах силы, его тут же заверят, что никогда ни о чем подобном не слышали, а если бы и слышали, ни за что не стали бы брать, потому что покупают только лицензионные, произведенные обеими Башнями, с сертификатами, печатями и подписями, и вообще, у простых людей на такие штучки денег не бывает.
- Еще бренди? – заботливо осведомился бармен. Посетители потихоньку гудели, курили, звенели стаканами, кто-то уже который раз звал нерасторопную девку-разносчицу.
- Нет, благодарю, - грустно произнес Шаззар, бросив монеты за уже выпитое. – Спасибо за помощь.
- Всегда пожалуйста, всегда пожалуйста, - ответил бармен, ловко разливая пенный эль по высоким стеклянным кружкам на подносе; девица-разносчица, низенькая смуглянка с темными волосами, заплетенными в две косы с разноцветными шнурками, приткнулась к стойке рядом с Шаззаром, одарив его хмурым взглядом, будто он мешал ей тут работу работать. Видимо, за улыбки посетителям ей не доплачивали.
- Всегда рады помочь, особенно ашаманам, чего не помочь-то, ашаманы ведь тоже люди.
От ближайших столиков раздались одобрительные смешки.
Оттертый девкой с подносом, - и как это у нее получилось с таким ростом, ведь он был почти в два раза выше и крупнее, - Шаззар коснулся пальцами полей шляпы, прощаясь, и направился к лестнице, бросив грубовато Алдайну, чтобы шел за ним.
- Ну, и что Вы обо всем этом думаете? – спросил Шаззар в пространство, прикуривая новую папиросу от почти потухшего окурка и с прищуром глядя на вывеску, болтавшуюся над входом. По следам облупившейся краски еще можно было разглядеть изображение женщины, из всей одежды на которой была лишь шаль, откинутая взмахом руки. Наметанный глаз мог разглядеть на шали изображение Белого Пламени.
- Вы уверены, что это – та самая таверна?

+3

38

В Тире Башни не любили традиционно. Любили поддевать, демонстративно обвинять во всех грехах. Сетовать на Айз Седай было сродни жалобам на боль в коленях перед дождем или на грязь после дождя. Под очередной бокал вина любили ввернуть что-нибудь этакое про ведьм. Но ту сцену, которую Алонсо увидел при выходе из участка даже со своими отношениями к ведьмам счел перебором. Тем более, что обвиняли Дийне не по адресу. У него аж зубы заломило от желания схватить за шиворот паренька, славящего Тир и хорошенько начистить ему морду. Эта Айз Седай рисковала жизнью ради них, а они. Из-за того, что он принял сцену слишком быстро к сердцу, волчий брат не сразу сообразил, что в этой сцене пованивало фальшью. Не было в этой беснующейся толпе настоящей искренней ненависти. Был азарт, но попахивал он не тем, чем должен. В общем вся эта история была с душком. Но разбираться в этом у него не было сил и особого желания. Потом поспрашивает что это за куча дерьма была у Участка. А сейчас следовало добраться до дома. помыться, снять грязную форму и выспаться.
Мечта о крепком сне разбилась о маленький кусочек картона, который засунула ему в карман его порядком помятой и испачканной униформы Дийне.
Домой он добирался пешком и вид имел столь мрачный, что даже местная дворняжка, что обычно ластилась ко всем жильцам дома без разбора предпочла смыться куда-то, поджав хвост. Лишь привычный скрип ступенек под ногами немного успокоили стражника. Но как же ему не хотелось влезать в это дело. Вот только показав Направляющим вещички, что по-прежнему хранились в его кармане он отдал швартовы. Карлеон достал карточку с адресом гостиницы лишь тогда. когда стащил с себя мундир и бросил его на стул. Потом, оставив ее на столе все-таки стянул с себя одежду и вымылся.  Запах Моула нельзя вытравить никакими особыми средствами. С его то обонянием. Вот почему, когда он вышел через полтора часа из дома, он чувствовал себя глупо. На нем был единственный цивильный костюм. Достался Карлеону он по случаю и висел в шкафу в гордом одиночестве, выделяясь темно-серым пятно на фоне синей формы стражников.
Строгий серый костюм, белая сорочка, ботинки и удавка-галстук. Его правда как-то называли по-другому, но в Тире местные острословы быстро подобрали свое определение. Удавка, она удавка и есть. К нужному отелю он шел кружными путями, уговаривая себя решиться. И в итоге, потратив еще часа полтора на нарезание кругов вокруг нужного ему адреса, он все-таки решился встретится с той Айс Седай и поговорить.
Одернув пиджак и срывая с себя раздражающий его галстук, Карлеон решительным шагом пересек улицу и толкнул тяжелую дубовую дверь с большими стеклянными вставками вошел внутрь гостиницы, которая была указана на карточке, оказавшийся в кармане его мундира после прощания с Дийне. В фойе он вошел, запихивая ненавистное изобретение андорских модников и безошибочно выбирая направление. Запах Айз Седай он запомнил и след взять не составило ему особого труда.
Тайрен понимал. что сейчас со стороны выглядит глупо. Кадетское прошлое оставило память о себе в виде прямой спины и разворота плеч, которые указывали о принадлежности Алонсо к военной братии в прошлом. Характерная походка моряка могла навести внимательного человека на мысль, что перед ними не просто военный в прошлом, а явно тот, кто проходил службу на флоте. Свое раздражение и неуверенность Карлеон как обычно прятал за угрюмом взглядом и мрачном выражении лица. В общем имел он вид этакого бывшего военного моряка, решившего продолжить свою карьеру в качестве пирата. Заметив Дийне он с видом человека, решившего сигануть со скалы в море, направился в ее сторону с трудом удерживаясь от желания одернуть куцый пиджак. На нем костюм сидел не плохо, просто крой оказался каким-то неудобным и странным. Пересекая фойе уверенным шагом, он плюхнулся на кресло рядом с Айз Седай, откинулся на его мягкую спинку и чуть было не застонал от восторга. Вот прямо сейчас, закрыть глаза и отрубиться. Но увы, это были пустые мечты.
- Ну и зачем я понадобился? -  он открыл глаза и повернув голову бросил на Дийне настороженный взгляд его глаз цвета старого золота. - Мы рыбы разных косяков. Вам бы с теми парнями в черном объединиться. А мы сами как-нибудь по чуть-чуть будем воров ловить, да душегубов давить.
Вот почему эта женщина вызывала у него желание фыркать и язвить?

+3

39

- ...И я тоже рада тебя видеть, Охранитель, - с усмешкой ответствовала Дийне. В глубине души она почувствовала себя страшно довольной, когда Карлеон вошёл в вестибюль и уселся в кресло рядом с ней. Как она и ожидала, страж заинтересовался её предложением. Что ж, неплохо: есть откуда развивать дальнейшие действия...
Про себя она не могла не отметить, до чего скованно держался Алонсо. То ли ему редко приходилось бывать в таких заведениях (а "Жемчужница" по меркам Тира была очень даже богатым заведением, и обстановка вестибюля соответствовала - повсюду мрамор и резные деревянные панели, газовые лампы в плафонах молочно-белого стекла в виде ракушек, ковры на полу и лестницах...); то ли просто не привык к гражданской одежде. В любом случае, выглядел он будто волк, которого посадили на поводок.
- Зачем понадобился? - Дийне отставила чашку и поднялась с дивана. - О, поверь, у ведьм на тебя большие планы... И первым пунктом в них - пообедать. Пошли за мной: и не вздумай врать, будто не голоден - после дежурства!
Обеденная зала гостиницы тоже была убрана на славу. Дийне заняла место у окна, за покрытым клетчатой скатертью столиком: тут же рядом возник прислужник с перекинутым через руку полотенцем.
- Заказывай что хочешь, Башня за всё платит, - бросила Дийне Карлеону. - А мне что угодно, только не рыбу. Ненавижу рыбу!..
- Луковая похлёбка очень хороша-с, - предложил прислужник. - С сырными гренками. Ещё бараньи отбивные с мочёной редькой, помидорный суп по-алтарски, рубцы в сметане тушёные, колбаски жареные с пряностями...
- Давай похлёбку, и колбаски. И вина, браймского сухого - урожай сто двадцать пятого года, не раньше.
Прислужник одобрительно кивнул, выслушал заказ Карлеона и ретировался. В ожидании обеда Дийне сцепила руки на столешнице и уставилась на Карлеона.
- Ты спрашиваешь, почему я не с теми двоими? - Она выразительно приподняла брови. - А ты сам как думаешь, кто меня больше интересует? Двое не нюхавших пороху мальчиков, которым явно не терпится поиграть в легендарных героев - или кто-то, кто давно знает эти улицы и всю ту грязь, которая на них творится? Ты ведь наверняка в курсе того, о чём предпочитает умалчивать в отчётах ваше начальство: сам говорил. И, полагаю, тебе это не нравится так же сильно, как и мне!
Её прервал прислужник, водрузивший на стол перед ними поднос с благоухающими мисками и тарелками. Дийне сноровисто придвинула к себе миску, полную золотистой похлёбки с дрейфующей в ней, будто океанский линкор, поджаристой гренкой: отправила в рот первую ложку и блаженно зажмурилась.
- А мне это не нравится ещё и потому, - продолжила она, указав на Карлеона ложкой, - что ты, во всяком случае, ничего не можешь поделать с незаконным применением Силы какими-то уродами. А я - не только могу, но и должна: служба у нас такая. Понятно?

+3

40

"Обложила", - только и смог подумать Карлеон, когда почему-то покорно встал и отправился в местный обеденный зал.
Вот как эта женщина умудряется ставить его в положение, когда отказ со стороны мог выглядеть как хамство. В общем он сел за стол, решив про себя, что выберет что-нибудь подешевле и оплатит. До зарплаты осталось всего дней пять, и он мог себе потратиться. Это его немного успокоило, пока он не получил меню и не увидел цены. Лишь большим усилием воли он не выругался в полный голос и на весь зал. Ему хватило сил сдержаться и лишь пробурчал себе под нос кое-что на тему извращенной любви к соитию с осьминогом местного повара. Пришлось смиряться с тем, что его обед оплатят и он решил, что в этом случае не стоит особо стесняться и заказал себе рыбу, запечённую в специях и черный ром. Эти бутылки с темным напитком не совсем законным путем приплывали в Тир со островом облюбованных в свое время Ата'ан Миэйр. Морской народ настаивал его с какими-то травами и острым перцем.  Только в Тире его предпочитали со сладковатой терпкой запечённой рыбой.
Реакция прислужника его совершенно не интересовала. Тем более, что стоило тому убраться от их стола, как разговор перешел в деловое русло.
Ответить на ее пламенную речь он не успел, потому что принесли еду и Алонсо по привычки принюхался к еде и напитку. Ром явно был контрабандой. Эти кисловатые нотки указывали на то, что в столь шикарном месте разливают дешевое пойло. Многие приезжие даже не поняли бы, что им подсунули мочу, а не ром. Но ему было плевать. Он пришел ради дела, а не напиваться и обжираться.
- Чего уж тут не понятно, - страж с неохотой положил вилку на стол, рыба была свежей и ее аромат сводил его с ума, - вот только я не заметил особого интереса к незаконному применению Силы за последний несколько лет. И не надо говорить, что здесь не любят ве... Айз Седай.
Все-таки называть представителей Белой Башни ведьмами у него, как и у многих местных стало обычным делом, как дышать, есть, пить или ходить в уборную.
- А вот случаев этого самого незаконного применения становится все больше и больше. Теперь самый слабенький Направляющий может собрать деньжат и обратиться к местным Ловкачам и закупить у них "игрушки". И все.
Алонсо нахмурился и опустил глаза.
- Все, кто слишком глубоко копает пропадает. Весельчак не зря так вел себя в кабинете. Он последнее время слишком нервничает, боится. Я чую. Бывают дни, когда от него несет страхам так, что хочется заткнуть нос. По утрам мы чаще стали находить подрезанных. Все они пассажиры, что сошли с кораблей на берег. От них все еще пахло морем кораблем. Я проверял. Кто-то потрошит их. Дно молчит. Когда Дно начинает молчать, то это плохой знак. В нашей луже появилась большая и жирная акула.
Он схватил стакан с ромом и выпил его залпом. От крепости напиткам Карлеон чуть было не закашлялся. Крепкий напиток на голодный желудок прошелся по организму горячей волной и говорить стало проще.
- То, что видел тот мальчишка просто невозможно. Чистоплюи Рабыри никогда не ходили по одной стороне улицы с Истинными Братьями. Они враги и презирают друг друга. А тут переговоры. Плохой знак.
История Эвина подтолкнула Карлеона говорить с Айз Седай. Если бы не это, то он даже не явился на встречу с Дийне.
- Вы ведь не прибыли сюда расследовать то что у нас творится? - Он бросил на Дийне внимательный изучающий взгляд. - Просто вляпались в историю и все. Почему Башням до этого момента было откровенно наплевать на то, что здесь творится?

+2


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Альтернативные отыгрыши » Утро туманное, утро седое


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC