Колесо Времени: Пути Узора

Объявление




В игру срочно требуются представители кайриэнской знати, в особенности союзники короля Эмона.
Мужчины-Направляющие на данный момент в игру не принимаются.


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров



Создатель
Skype: rochika93

Специалист по связям с общественностью:
Каралин Дайлин
Skype: alenari5

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Хранилище » То, о чем не говорят в Тире


То, о чем не говорят в Тире

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Дата, время, погода: 16 день Нисана 306 года.

Местоположение: Тир, таверна «Гостеприимный осьминог».

Персонажи: Ниэйн Хэфден, Шаззар Келем, Вито Гальего (НПС), Джаэлин Дамларин, Авин Эмбри.

Сюжет: беседа между Айз Седай, Направляющим и Ожидающими Дракона.

0

2

- Стойте, - сказал напарникам менестрель, - остановившись у двери таверны. - Сперва я один пойду. Мало ли, вдруг она окажется не в духе... или еще что-то, - он неопределенно развел руками и проскользнул за дверь.
"Гостеприимный осьминог" оказался местом более дешевым и менее опрятным, чем "Рыжий лис", но выбирать особо не приходилось - мало где в ближайшкй округе были хорошие таверны со свободными комнатами, не переселяться же в Моул. Джаэлин коротала время в обеденной зале, ожидая, пока служанка приберет ее комнату, только-только освободившуюся от постояльца. Ашири был отослан разбирать вещи в комнату юношей, благо она освободилась быстрее. Авин, которого она с утра все же нашла силы исцелить, был рядом. Трактирщик, очень обеспокоенный тем, что терпение у богатой дамы закончится раньше, чем уборка в комнате, лично вынес ей и ее спутникам бутылку хорошего местного вина и легкой закуски засчет заведения, но Джаэлин не торопилась завтракать, - хоть и пахло все это весьма заманчиво, ей не хотелось поднимать с лица тонкую вуаль. После этой ночи ей не хотелось лишний раз давать местным повод для слухов и, тем более, действий.
Стол в этом углу давал возможность относительного уединения тем, что не бросался в глаза, и в то же время, позволял обозревать весь зал, наблюдая за спускающимися к завтраку или входящими в таверну людьми. Чем Джаэлин Седай в данный момент и занималась. Иногда это было даже забавно. Например, вошедший менестрель некоторое время поворачивался туда сюда, растерянно озираясь и разводя руками, так что это вызвало едва заметную улыбку под вуалью. Его взгляд зацепился за сидящую в углу Айз Седай чуть раньше, чем он прекратил ломать комедию. Какое-то время он поколебался, очевидно сомневаясь, не ошибся ли, но потом снял с плеча лютню и направился к их с Авином столу, наигрывая на ней какой-то местный мотивчик.
- Не соблаговолите ли выслушать песню, господа, - мурлыкнул он, отвесив легкий полупоклон уже возле столика.
"Он самый," - убедилась Джаэлин, глядя на уже виденное недавно в гостях лицо тайрена.
- Какой ты ранний соловей, Вито, - ответила Айз Седай благосклонным тоном. - Твои собратья по ремеслу раскачиваются обычно не раньше обеда.
- Так ведь нас ноги кормят, госпожа, - как побегаешь, так и поешь. А уж по вашему делу я побегал знатно. И не только я.
- Вот как?.. - брови Коричневой на мгновение подскочили, и ее удивление было слегка тревожным.
- Дела такого рода не делаются в одиночку, - извиняющимся тоном произнес менестрель. - Так или иначе приходится привлекать... опытных людей. Я как раз хотел Вам их...
- Послушай, Вито, - вкрадчиво произнесла Джаэлин, - местных "людей" мне с лихвой хватило прошедшей ночью, и хвала Создателю, что они оказались не слишком опытными.
- Нет же, нет, это совсем не то... - запротестовал музыкант.
"Ну, да." - отвечал ему взгляд Айз Седай
- Чтож, я не посмею навязывать Вам их общество, - заключил менестрель с выражением оскорбленного благородства. - Вы вольны продолжать свои поиски в одиночку, однако с тем же успехом можете штурмовать Тирскую твердыню.
- Я пока не отказалась от твоих услуг, Вито. Я готова познакомиться ними хоть сейчас, при условии, что их будет не больше двоих.
- Не будет, - любезно улыбнулся Вито. - Эй, малец! - крикнул он мальчику-полотеру, кидая ему мелкую монетку, - выглянь за дверь, позови моего приятеля с подругой. Не ошибешься, он раскосый такой.

+4

3

С того момента, как менестрель скрылся за дверью таверны, прошло совсем немного времени. Дверь снова отворилась, и из нее высунулся лохматый мальчишка, прищурился от солнца, оглядел улочку, и, заприметив парочку, осторожно приблизился.
- Там это… того-этого… зовут вас, - запинаясь, произнес он, с опаской и удивлением оглядывая их. Шаззар сощурился. Менестрель звал их? Быстро, однако. Интересно.
- Что ж, не будем заставлять ждать, - сказал салдэйец и ободряюще улыбнулся спутнице. – Идем, Маред.
Они оказались в сумрачном после яркой улицы зале. Мальчишка, все также пялившийся на них, с натугой закрыл тяжелую входную дверь. Шаззар же сразу приметил менестреля, сидевшего за столиком в компании дамы явно благородного происхождения, - лицо ее было скрыто легкой вуалью, и Келем сразу вспомнил обычая тарабонцев. Что-то в облике дамы показалось знакомым, на мгновение Шаззар готов был прозакладывать свое ухо за то, что знает ее. Также за столом сидел юноша, показавшийся бледноватым и невыспавшимся на вид. Если эта женщина – Айз Седай, то он наверняка ее Страж. Хотя ни в осанке, ни во взгляде юноши Шаззар с некоторым удивлением не узнал ничего, что намекало бы на стражевскую выучку. Кроме того, он был молод, пожалуй, слишком молод. Сын? Родственник? Любовник? Что ж, весна покажет, кто где… клад закопал.
А Вито тоже хорош. Мог бы и предупредить, что собирается свести с дамой, на которую напали в «Рыжем Лисе». Судя по описанию, это она и есть. Однако менестрель упоминал об арафельце, которого здесь не наблюдалось. Отсюда Шаззар сделал следующие выводы: либо эта женщина – Айз Седай из Зеленой Айя, и у нее два Стража, либо же из любой другой, с одним Стражем и еще одним… просто спутником. Либо же она не Айз Седай, и тогда пока что не имеет значения, кто ее спутники. Бросив в сторону беззаботно перебиравшего струны менестреля укоризненный взгляд, Шаззар с достоинством поклонился женщине.
- Доброго Вам дня, - сказал он, отодвигая стул для Маред.
- Я – Шаззар Келем, а моя спутница – Маред, - произнес салдэйец, усаживаясь и сам, поправив ножны с мечом.
- С чего начнем?

+2

4

Ниэйн полувопросительно обернулась к Шаззару, но слова замерли на губах. Прошло немного времени с тех пор, как тирский менестрель оставил их коротать время под дверью, а из таверны уже выбежал местный мальчишка, самый обычный мальчишка из тех, что занимаются мелкой и грязной работой в гостиницах, сощурился – от солнца, но показалось: лукаво и насмешливо – и приблизился к ним. Осторожно, даже с опаской. Первое впечатление подвело.
Они с Шаззаром единственные выпадали из слитного людского потока, заполнявшего улицу, тёкшего не быстро и не медленно, но непрерывно. Мальчишка, так и не осмелившись подойти вплотную, проговорил, запинаясь, что их зовут. Ни слова о том, кто, но об этом нетрудно было догадаться. Оставалось лишь молча кивнуть и пойти рядом. Для себя Ниэйн давно решила наблюдать, по возможности, молча, и, если придётся сойтись с этой Айз Седай – или благородной дамой, что тоже вероятно, – предоставить слово Шаззару. Встречаться с кем-нибудь из сестёр отчаянно не хотелось, но Ниэйн не была бы Ниэйн, не сумей она загнать все чувства глубоко внутрь и показать других лишь уверенное спокойствие.
Они шагнули внутрь, в мягкий, чуть гудевший десятками голосов полумрак, и дверь за ними тяжёло притворил всё тот же мальчишка. Потом поспешил куда-то в глубь зала, как показалось, с читавшимся на лице облегчением.
Менестреля трудно было не заметить, но всё внимание Ниэйн привлекли те, кто сидел с ним за одним столиком. Женщина – тарабонка, лицо под лёгкой вуалью, глаза тёмные, живые. Ниэйн стиснула зубы: Айз Седай. Рядом сидел какой-то юноша, который даже при неярком свете казался не то больным, не то просто невыспавшимся, и серые полутени усугубляли впечатления. Странно, менестрель говорил про арафельца, а это явно андоррец. И что он может делать рядом с Айз Седай? Страж – не Страж, слишком молод, а главное, нет того ощущения тетивы натянутой тетивы с наложенной стрелой, которое возникает, когда находишься рядом с настоящим гаидином. Впрочем, это не имело никакого значения. Если в компании есть Айз Седай, то главной будет именно она, а не кто-то иной. Значит, с ней и придётся иметь дело.
Ещё было странно, как это Узор свился именно так, чтобы они сразу встретились с той, кого искали, разве что поспособствовал кто-то. Менестрель? Свет, как глупо искать в каждом событии закономерность, которой может и не быть, связывать друг с другом людей, которые могут быть вовсе незнакомы… Скоро всё в самом деле разрешится, если не запутается всё больше. В исследованиях так: каждый новый ответ порождает всё больше новых вопросов, а ведь ещё остаются старые, которые не было разрешены. В жизни, кажется, было то же самое.
Ниэйн перехватила взгляд тарабонки и, не доходя шага до столика, спокойно, без унизительного раболепства, которое порой проявляют те, кому приходится иметь дело с Айз Седай, присела в реверансе:
– Доброго дня.
Потом благодарно кивнула Шаззару и села, поправляя сумку, складывая удобней свёрнутый плащ.
– Маред Станг, – уточнила женщина на всякий случай после того, как её представили, и замолчала, предоставив вести разговор Шаззару.
Теперь Ниэйн успокоилась и просто сидела, внимательно и серьёзно глядя на располагавшуюся напротив Айз Седай. Лицо – насколько можно разглядеть через вуаль – с неправильными чертами, но приятное. Чёрные глаза смотрят прямо и серьёзно. Волосы уложены в замысловатую причёску, будто сплетённую из нескольких кос. Женщина порылась в памяти, но так и не смогла припомнить, видела ли она когда-нибудь эту сестру, или нет. Скорее, второе. Похожа на коричневую. Хотя, конечно, может, и голубая. Через столько лет сложно сказать наверняка. Но Айя будто оставляют отпечаток на тех сёстрах, что к ним принадлежат. Или это просто проявляются в зрелом возрасте черты, которые были с самого рождения? Не важно. Айз Седай напротив – вот что имеет значение.
Если задуматься, странно, что ей столько лет удавалось с ними не сталкиваться лицом к лицу. А теперь – будто насмешка Узора. Впрочем, это тоже ничего не значит.
Ниэйн слушала.

+2

5

Даже когда у человека возникает желание лечь и сдохнуть, совсем не обязательно, что мир вокруг ему это позволит. Коварное колесо не перестанет вращаться, события не перестанут происходить за все то время, пока человек будет упиваться своей беспомощностью и нежеланием что-либо решать. Если человек будет настойчив - что ж, быть может, тогда мир снизойдет и колесо перемелет его, как мельничные жернова - уже окончательно, до следующего, быть может, возрождения, которое еще будет или нет. Но пока что стоило решать, что важнее - жить и бороться за жизнь, даже если ради этого приходится вставать рано после почти бессонной ночи, и после исцеления тащиться в другую таверну, и гнать прочь мрачные мысли, или все-таки им поддаться.
А такой роскоши Авин себе позволить не мог.
Жить он все-таки хотел. И пусть идеальная в его понимании жизнь была бы скучной, милой и несколько пасторальной, а не наполненной вот этими вот всеми вопросами и проблемами, значительно превышающими все, с чем он в принципе хотел столкнуться, но жизнь - какая бы она не была, продолжалась. И приходилось морочить себе голову неразрешимыми вопросами вроде "как скоро нас все-таки найдут" и "кто напал" и по мере возможности пытаться их разрешать.
И даже предаваться унынию, теперь, когда все его чувства как на ладони, было... неблагодарностью, что ли. И потому Авин попытался собраться с мыслями и снова вспомнить то, к чему уже неоднократно приходил: смерть, как ни отрицай ее, неизбежна. Как прыжок в холодную воду, когда от холода перехватывает дыхание. Но перед этой неизбежностью у него еще куча дел, и куча возможностей вспомнить не о смерти - о жизни.
Солнце еще светит. Звуки, запахи, чувства - все это ему еще доступно. Это важно. Умереть он еще успеет. А вот жить...

Колесо крутилось, связывало и переплетало нити. И на пришедших Авин взглянул тоже не как на людей - на нити. Он привстал, приветствуя пришедших, и снова сел, молча, сосредоточенно, задумчиво. Менестрель. Салдэец. Темноволосая женщина. Менестрель смотрит хитро, все трое - изучающе. Даже не нити - туго натянутые струны. Быть может, у них есть то, за чем Авин и Джаэлин Седай направились в Тир. Быть может, они помогут это получить. За какую цену?
Переговоры, разумеется, будет вести Джаэлин Седай. Ее статус выше и опыт больше, настолько, что Авин счел за благо вообще промолчать. И слушать.

+2

6

"Свет, кого он привел?!" - разумеется Колесо плетет, как желает, но сейчас возникало ощущение, что с Айз Седай ведет игру не то сам Узор, не то человек из плоти и крови, продумавший все на несколько ходов вперед. Это предположение вызывало некоторую тревогу, тем более, что легко могло оказаться правдой. Очень уж странным совпадением является это якобы "знакомство" с когда-то известным ей искателем древностей и женщиной-Направляющей. Уже третьей женщиной-Направляющей в городе, где не могут стерпеть и одну. Кроме того, она была немного сильнее Джаэлин, и встреться они где-нибудь в коридорах Белой Башни, это Коричневой пришлось бы приседать в реверансе. Однако тревоги Джаэлин, как и полагается Айз Седай не показала.
- Как удивительно порой плетет Колесо! Вот уж где не ожидала Вас снова встретить, искатель, так это здесь, на юге.
В прошлую их встречу Шеззар зарекомендовал себя не так уж и плохо. Во всяком случае, он он не попытался ее обмануть, подвергнуть опасности или присвоить себе то, на что были виды у Башни. Если что-то тогда и было, то так, по мелочи, на что можно было без особого ущерба посмотреть сквозь пальцы и приплюсовать к его гонорару. Но в Порубежье мошенничать против Айз Седай было рискованно здоровьем, а от и жизнью. Здесь же расклад был другой, и салдэец наверняка это понимал. Как он поступит теперь и можно ли на него рассчитывать?
- А начнем мы с того, что прежде, чем я расскажу о предмете своих поисков, я хотела бы понять, с кем имею дело. Но если о твоих способностях я кое-что знаю, то что касается Маред... Какова ее роль в этом деле? Не часто мне доводилось встречать женщин, непосредственно занимающихся подобным промыслом. Это первое. Второе же - я прошу сохранить вас этот разговор, как и факт встречи со мной в тайне. Я полагаю, у каждого из нас есть свои секреты, которые повлекут за собой определенные последствия, если будут раскрыты перед глазами не тех людей, так будем же хранить их взаимно: молчание за молчание, высказывание за высказывание, - Джаэлин Седай посмотрела в лицо Маред чуть дольше и значительнее, чем предполагает обычная беседа. - Меня вы можете называть леди Этлин.
Джаэлин решила, что после попытки покушения самое время сменить не только место жительства но и имя.

+2

7

Ниэйн поймала себя на том, что едва удерживает внешние признаки удивления. Череда совпадений – Свет, да и совпадений ли?, – прежде только удивлявшая, с каждым мгновением заставляла насторожиться всё больше и больше. Выходило, что неведомая Айз Седай когда-то встречалась с Шаззаром и даже вела с ним какие-то общие дела. Однако при этом салдэйец то ли в самом деле не вспомнил старую знакомую, то ли настолько хорошо притворялся, что женщина этого не заметила. Сплошные вопросы.
Что делает Айз Седай в Тире? Не «ведьма» из слухов, не женщина с безвозрастным лицом, когда-то и кем-то замеченная, а именно Айз Седай. Которой что-то надо от неё и Шаззара, а может, только от Шаззара. Но что?
Когда сидевшая перед ней наконец перешла к делу, Ниэйн не смогла удержать удивлённого взгляда. Предмет поисков? За кого она их принимает, в конце концов? Неужели менестрель постарался? Да уж, наверняка. Теперь уж она точно спросит у Шаззара, откуда такой шустрый певец выискался. Интересно, сколько он знает и о чём догадывается?..
Нет, не интересно. Интересно будет потом. А сейчас – женщина внимательно и даже как будто оценивающе посмотрела на Айз Седай – надо было сказать не больше и не меньше того, что было необходимо. Она не нанималась искать что-то для тар-валонской гостьи, но, казалось, согласиться – или сделать вид, что соглашаешься – было единственной возможностью узнать больше. А знать было надо.
– Хорошо, леди Этлин, – Ниэйн чуть кивнула, соглашаясь и с необходимостью хранить тайну, и с именем собеседницы, наверняка не настоящим.
Долгий взгляд Айз Седай от женщины не укрылся, и намёк, крывшийся в нём и в словах, ей не нравился. Хотелось думать, что предложение было искренним, но с сёстрами следовало держаться настороже и лишнего не говорить. Ниэйн и не собиралась.
– Я работаю в библиотеке одного из местных лордов, – начала она негромко и с расстановкой, несмотря на то, что обращались как будто к Шаззару. Неизвестно ведь, что именно знал салдэйец и насколько он собирался быть откровенным с Айз Седай. – По работе мне приходится интересоваться различными редкостями, в основном книгами или манускриптами, но не всегда только ими. Шаззар время от времени добывает для меня нужные вещи.
Ниэйн замолчала, оценивая, достаточно ли сказано и стоит ли продолжать. Уточнять, на кого именно она работает, женщина на всякий случай не стала, хотя, наверное, Айз Седай без труда могла бы навести справки, возникни у неё такое желание. Оставалось надеяться, что такого желания не возникнет. А так не было сказано ни слова лжи, не было сказано и всей правды. Главной правды. У Шаззара должно было хватить ума поддержать именно эту версию.
– Не знаю, нужна ли вам будет моя помощь, леди Этлин, – наконец продолжила женщина. – Это зависит от того, что вы ищете. И с какой целью.
Ударение на последней фразе получилось невольно, хотя, если подумать, именно это было главным. Ниэйн искала Айз Седай не как библиотекарь лорда Шиего, а как одна из «Ожидающих Дракона». Свет знает,  зачем именно эта коричневая – или всё-таки голубая? – приехала в Тир, но это вещь явно нужная. И такая, что достать её в ином месте нельзя. Обычно сёстры предпочитают на территории города не появляться, но, кажется, на этот раз всё пошла как-то не так. Две Айз Седай в Тире. Две Айз Седай.
Ниэйн посмотрела внимательно на молчавшего юношу, спутника «леди Этлин», споткнулась об его взгляд, тоже внимательный, сосредоточенный, задумчивый, но глаза отвела не сразу. Какова роль этого мальчишки во всём происходящем? Не может быть, чтобы он тут сидел просто так с непривычно серьёзным для его лет видом. Будто пережил и увидел столько, сколько иным за целую жизнь не суметь. Нет, пустяки. Показалось – в общем зале всё-таки полутемно.

+2

8

- Леди Этлин, - кивнул Шаззар, мысленно усмехнувшись. Женщины! Любят напустить туману. Вымышленные имена, поддельные личности. Он был уверен, что и Маред Станг – тоже не настоящее имя. То ли дело он сам, никогда не скрывался и готов был ответить за каждое дело, связанное со своим именем.
И Шаззар наконец-то почти вспомнил эту Айз Седай. Пару лет назад ему доводилось вести несколько дел с ней, и да, она были из Коричневой Айя, и, кажется, тогда она тоже назвалась так, леди Этлин. Или леди Джардин? Не важно. Что же она ищет здесь? Определенно это что-то из того, чем занимается сам Шаззар, иначе менестрель не свел бы их вместе.
- Нем как могила, - заверил салдэйец, сложив пальцы домиком. Он действительно умел хранить тайны… если это было выгодно. Впрочем, понятие выгоды у него странным образом настолько тесно переплеталось с личным кодексом чести, справедливости и верности, что ему никогда еще не приходилось делать сложный выбор между одним и другим. Шаззар предпочитал слово «целесообразно».
Он одобрительно покосился на Маред и слегка кивнул, словно подтверждая ее слова. Что бы там не искала эта Айз Седай, ей совсем не нужно знать об «Ожидающих Дракона». Шаззар был склонен считать, что отношение к Дракону у Белой Башни весьма неоднозначное. Впрочем, у Айз Седай и так достаточно оснований для того, чтобы взять сообщество под свой контроль, если они прознают о существовании Ожидающих, - просто потому, что не сделать этого было бы большой глупостью. А глупыми Сестер из Башни салдэйец не считал. И поскольку сидящая перед ним женщина представляла собой всю Белую Башню, мы должны оставаться для нее всего лишь искателем древности и начитанным, увлеченным своим делом библиотекарем, подумал он. Пока не настанет правильное время.
И еще вопрос – не сболтнул ли чего лишнего менестрель? Вито не дурак, но лучшие побуждения порой ведут к худшим последствиям.

+2

9

Авин слушал. Смотрел. И продолжал молчать, полностью предоставляя инициативу той, кто по статусу находилась выше него, по крайней мере, для всех, кто хоть что-то знает об Айз Седай. Здесь, в Тире, Айз Седай видели редко, какие-нибудь случайные люди ее бы не узнали, но Авин не обманывался насчет собеседников Джаэлин Седай. Салдэец, который оказался так далеко от родной страны, наверняка видел не одно безвозрастное лицо. Как и многое другое. И женщина, эта Маред Станг, тоже не казалась местной уроженкой, несмотря на характерную для Тира одежду.
Не случайные люди. Не просто библиотекарь и.. кто?
"Видимо о таких людях говорил мне Лоуфорд", - подумал Авин. - "А еще он говорил, что плавать в этих водах очень опасно".
Возможно, то, что они затеяли, опаснее даже похода в Запустение.
Но разве был выбор?
При словах о библиотеках Авин даже как-то оживился, с искренним интересом взглянув на женщину. Когда речь зашла о разных "нужных вещах", его глаза чуть-чуть сузились, выдавая задумчивую настороженность. Потом он опомнился, отвел глаза, лениво окинул взглядом помещение. Пока они тут разговаривают, кто угодно мог бы попытаться подкрасться и вонзить кому-то нож в спину. Быть может, этот кто-то мог бы быть в сговоре даже с...
"Нет, пока что им тоже явно что-то нужно. Заказ. Информация. Что-то".
Он снова посмотрел на женщину. Немногословный салдэец тоже пока был ему не понятен, но эта женщина... чем она так заинтересовала Джаэлин Седай? Заинтересовала и... обеспокоила?

+2

10

После этого настал черед менестреля. Тот мигом стряхнул всю свою манерность, и вид его стал серьезным.
- Обещаю молчать, - сказал он. - И да испепелит меня Свет, если я нарушу это слово.
- Чтож, с этого момента договор между нами в силе, - подытожила Айз Седай.
Её все еще немного волновала личность Маред. Свет! Голубая Айя дорого бы заплатила за то, чтобы иметь глаза-и-уши так близко от одного из тирских лордов. И быть может, Маред и была этими глазами-и-ушами. Тогда о поисках Джаэлин скоро станет известно Башне. В такой ситуации утешать могло только то, что Голубая Айя едва ли поделится этим знаниям с остальными, а уж тем более, с Красной Айя, разногласия с которой были такими же непримиримыми, как и годы назад. Джаэлин открылась саидар и сплела малого Стража, препятствующего тому, чтобы кто-то лишний мог услышать их разговор.
- Предмет, который я разыскиваю внешне может напоминать сеть из золотистых волокон.  Предположительно, он мог быть привезен с севера, из одного их тех древних городов, которые сейчас покрыты Запустением. Как знать, быть может какие-то упоминания о нем остались и в местных записях, хотя, по моим предположениям, прибыть в Тир он должен был в те годы, когда человечество еще пыталось оправиться от последствий Разлома. Тирская Твердыня - единственное место, где такая вещь могла в целости пережить такие времена.

+2

11

Шаззар поерзал на месте, почуяв, что Айз Седай направляет. Наверняка она сплела что-то от подслушивания. Что ж еще? Он едва удержался от искушения потянуться к Источнику и с трудом смог осадить себя. Если в обществе Маред он не боялся позволить себе такие фокусы, то в присутствии Сестры это было бы более чем неблагоразумно.
Глухо откашлявшись, Шаззар заговорил первым.
- Как интересно. Никогда не слышал о подобных вещах.
Он глубоко вздохнул, подавляя новый приступ кашля, и болезненно поджал губы. Глубочайшая досада и недовольство собой овладели им. Шаззар не любил ситуаций, когда оказывалось, что он не знает о том, о чем должен был бы знать. И еще больше он не любил, когда из-за этого из рук ускользала возможность оказаться полезным.
- Тирская Твердыня, говорите… - произнес он, окинув задумчивым взглядом сидящих за столом, и, сцепив руки, рассеянно уставился перед собой. О, многое он отдал бы, чтобы побывать в легендарной Твердыне, в самом ее сердце, хоть одним глазом увидеть Меч-Который-не-Меч! Пусть он предназначен Дракону, но взглянуть-то на него никому не запрещено! Впрочем, и в тамошнем хранилище всяких древних штук наверняка нашлось бы на что посмотреть.
Шаззар взглянул на свою спутницу, словно ища поддержки против мятущихся мыслей, потом поднял взгляд на Айз Седай и хотел что-то сказать, но не знал, что. Досадуя на себя за то, что не может ничем помочь, он уже решил, что не стоит продавать Сестре два предмета Силы, бывшие при нем. Пожалуй, это выставит его в дурном свете – предлагать какие-то безделушки и ничего не знать о том, что важно. Ведь если эту вещь ищет Айз Седай из Коричневой Айя – это может быть действительно очень важно.
Закусив губу, Шаззар хмуро уставился на юношу, спутника леди Этлин, точнее, на место, где тот сидел.

Отредактировано Шаззар Келем (2016-09-29 12:25:46)

+1

12

Договор! Ниэйн холодно кивнула и с тех пор сидела, не двигаясь, внимательно глядя куда-то в пространство между Айз Седай и молчавшим пареньком. Женщина предпочла бы не брать на себя никаких обязательств, особенно перед кем-то из Белой Башни, но пути назад уже не было. Оставалось думать о том, как получить как можно больше выгод для «Ожидающих» и при этом отдать как можно меньше. И, конечно, о том, что нужно этой сестре в Тире.
Когда «леди Этлин» открылась саидар и быстро сплела малого Стража, на лице Ниэйн ничего не отразилось. Непонятно, стоило ли и дальше продолжать играть роль молоденькой девушки, обыкновенно не ступавшей дальше библиотечного порога, особенно если Айз Седай видела её насквозь. На всякий случай женщина решила продолжить. Её игра ничем не отличается от игры «леди Этлин», которая тоже наверняка преследовала какие-то свои цели.
Описание предмета, разыскиваемого этой компанией – хотя, конечно, сестра сказала таким образом, что выходило, будто поиски ведёт лишь она сама, – в памяти ничего не пробуждало, что было и неудивительно.
Значит, сеть. Что-то, связанное с силой? Наверняка. И очень древнее. И очень нужное, если ради того, чтобы его найти, едут в Тир, с риском для себя выспрашивают, а может, уже вынашивают планы, как пробраться в Тирскую Твердыню.
К Твердыне Ниэйн относилась без того почти священного трепета, который был столь характерен для самих тайренцев, но спокойные слова о том, что «сеть», скорее всего, находится там (и, возможно, не высказанные, но подразумевавшиеся – о том, что неплохо бы эту «сеть» оттуда достать) заставили её удивиться.
Женщина покопалась в памяти. Конечно, на это нельзя было положиться, но вряд ли описание этого предмета хранилось, должным образом составленное добросовестной коричневой сестрой, в библиотеке Башни. Среди немногих бумаг, попадавших в руки Ниэйн уже в Тире и касавшихся предметов Силы, о подобном не было написано ни слова, даже намёком. Но эти бумаги и не касались предметов, в незапамятные времена завезённых – да и то всего лишь с большей или меньшей долей вероятности – в Тир. Возможно, что-то мог знать Тедозиан Шиего, а может, и хранить при себе, но Ниэйн не собиралась у него ничего спрашивать. По крайней мере, сейчас. Для этого обнаружение предмета должно было соответствовать их целям, а пока женщина не могла даже решить, ищет ли непонятную сеть вся Башня, или только сама сестра, сидевшая перед ней.
– Через мои руки сведения о подобном не проходили, – осторожно начала Ниэйн, стараясь не отвечать ни да, ни нет. – Но, конечно, ко мне попадают далеко не все сведения.
Да или нет? Нет или да? Нужно ли подавать этой женщина надежду, которой сама Ниэйн не имела?
– Хотя, конечно, Твердыня… – женщина в задумчивости побарабанила пальцами по выскобленной поверхности стола, опустив отрешённый взгляд. Она ещё не могла решить и опасалась того, что любое решение в итоге окажется не тем, которое дóлжно было принять. – Эта сеть… она каким-нибудь образом связана с Силой? Что-нибудь известно о её свойствах? Для чего её использовали? Если пытаться отыскать какие-нибудь упоминания о ней, то нужно знать, в каком ключе эти упоминания. Хотя, конечно, вскоре после Разлома…
Ниэйн оборвала начало фразы, и вместо продолжения кончики её пальцев вновь коснулись поверхности стола. В который раз женщина принималась гадать, зачем и почему. Впрочем, она и без того сказала больше, чем надо было. Наверное, стоило объявить, что ей ничего не известно. И почитать свою часть соглашения выполненной. Если эта сестра коричневая – а сейчас женщина всё больше склонялась к такому варианту, – то вещь могла быть очень важной для Башни. Для «Ожидающих» она тоже могла оказаться небесполезной. А раз так, то Тар-Валону помогать вовсе не обязательно. Получив то, что им нужно, сёстры воспользуются этим исключительно в своих целях, что бы ни говорилось при этом об общем благе. Поэтому не обязательно. Однако…
Наконец Ниэйн решила спросить в лоб.
– Прошу прощения. Не собираетесь ли вы, леди Этлин, штурмовать Твердыню? – женщина говорила, стараясь отделаться от навязчивого ощущения собственной наглости. – Неужели эта вещь настолько важна для вас и…
«И для тех, кто за вами стоит». Можно было не произносить этих слов, Айз Седай несложно понять, что подразумевается вместо паузы.
– …и для тех, кто с вами? – Ниэйн подняла спокойный взгляд. Сама она была напряжена. – Ещё раз прошу прощения. Для того чтобы разыскивать вещи, которые могут находиться в Твердыне, нужно иметь очень веские причины.

+3

13

Женщина и правда была интересной. В то время, как салдэец замолчал, как показалось Авину, разочарованно, заговорила женщина. И она вполне открыто спрашивала о таких вещах, о которых спрашивать открыто, быть может, не стоило. Не здесь.
Впрочем, Джаэлин Седай явно сплела этого своего малого стража, так что услышать их не могли.
Но разве знала об этом Маред Станг?
Авин внимательнее посмотрел на женщину, потом перевел взгляд на ее спутника и снова посмотрел на женщину. Да, быть может, именно поэтому она так волновала Джаэлин Седай. На лице Маред Станг не было признаков частого применения силы, но она явно знала, о чем спрашивать. Конечно, это было лишь предположение, очень зыбкое. Нужно будет спросить Джаэлин Седай точно.
Потом. Если получится.
Скорее всего, он ошибается. Потому что женщина, способная направлять, скорее пойдет в Башню, чем будет обычным библиотекарем в Тире, где следы от саидар рано или поздно проявятся на ее лице. Все Айз Седай похожи, а уж быть похожей на Айз Седай в таких местах - это себе вредить. Да и вообще, способность направлять - это редкий талант. Правда... люди, которые занимаются такими вещами, которые ищут информацию, которые разыскивают - и находят - разные вещи, встречаются еще реже.
Угрожают ли им сейчас вот эти двое? Авин подумал и все же пришел к выводу, что нет. Не прямо сейчас. Они заинтересованы, они заинтригованы, Шаззар Келем явно чем-то расстроен. Но угрозы от них не чувствовалось. Пока что.
Но это не значит, что ее нет вообще. И не значит, что не надо быть настороже. Потому что вчерашний день показал - угроза может быть в любом месте, в любой момент. Есть рядом люди, способные направлять, или нет их - угроза всегда присутствует. А он... он может просто не суметь вовремя дотянуться до единственного оружия, которое может использовать эффективно.
Это тревожило. Настолько, что Авин, стараясь сохранять максимально спокойный вид, все-таки потянулся к саидин. Легкое, мимолетное касание, как поглаживание рукояти ножа, чтоб убедиться, что оружие под рукой. Потянулся, коснулся.. отпустил. Способна ли заметить это Джаэлин Седай? Кажется, что все-таки нет. Близость сияющего света успокаивала. Авин чуть-чуть улыбнулся, словно оценил удачную шутку Маред Станг.
Штурмовать Твердыню? Нет, штурм тут не поможет. Но если придется пробиваться с боем - что ж.. так тому и быть.

+3

14

Джаэлин задумалась, стоит ли сообщать то, что хотела от нее узнать Маред. Не было никаких гарантий, кроме смутных намеков менестреля, что Лорды позволят покинуть Твердыню хоть одному предмету, связанному с Силой, коль скоро он хранится там. Тем более, подобному предмету. Кроме того, ей придется выдать себя - обычная купчиха такими вещами не то, что не интересуется - ей и знать от них неоткуда. Впрочем, Шеззар знал о том, кто она такая, а Маред, судя по ее осторожному тону - догадывалась. Чтож, придется рисковать.
- Я не говорила о штурме, но за любые сведения об этой вещи готова хорошо заплатить, - ответила Айз Седай. - Если они каким-то чудом сохранились с тех времен. Видите ли, меня давно занимал вопрос, не пытались ли Айз Седай Эпохи Легенд хоть как-то изменить участь своих собратьев, когда на саидин легла Порча. Одно свидетельство, которое мне удалось найти, говорит о том, что попытка имела место. На мой взгляд, это свидетельство стоит того, чтобы оказаться здесь и попытаться узнать больше. Тем более что Великая Охота уже объявлена...
При этих словах менестрель беспокойно заерзал на месте, но тут же замер. Джаэлин не отводила взгляд от Маред. Формулировать свои мысли приходилось как можно более расплывчато на тот случай, если та окажется доносчицей Башни, но в то же время сказанного было более чем достаточно, чтобы делать выводы.

+2

15

Шаззар все еще усиленно рылся в своей памяти, невидяще глядя в одну точку, как вдруг почувствовал… В первое мгновение он сам не понял, что, или не хотел понимать, не хотел позволять себе надеяться. Всего лишь миг, но юноша напротив коснулся саидин. Сознательно ли он сделал это?
Взгляд салдэйца потемнел. Шаззар впервые слышал отголосок Силы в другом мужчине.
- Но будет рожден один, дабы встретить, не дрогнув, Тень, рожден вновь - как был рожден прежде и будет рожден опять, и так бесконечно.
Шаззар смерил юношу острым взглядом. Ему хотелось по-мальчишески пнуть Маред под столом, чтобы она обратила внимание, какой сегодня необычный день, как все интересно складывается. Не далее чем пару часов назад они только говорили о миссии их скромного сообщества, и вот на тебе. Вещь, которая, возможно, способна спасти от безумия. Желание этой Айз Седай пробраться в Твердыню  - кстати, а она знает, что ее подопечный способен Направлять? Уж не на нем ли она хочет опробовать эту… сеть? Мысли скакали одновременно в нескольких направлениях. Если этот юноша – тот, кого они ожидают, то он попадет в Твердыню. Шутка Маред о штурме могла оказаться не такой уж и шуткой. Еще и Великая Охота, так вовремя. Шаззар отказывался верить, что может ошибаться. Узор уже привел этих двоих в Тир, они уже на правильном пути. В конце концов, эта «сеть» может быть только предлогом. Позволить себе поверить в возможность защититься от порчи – нет, искатель сокровищ скорее уверовал бы в идущего в Свете Мурдраала.
- Да, только Дракон Возрожденный может взять вещь из Тирской Твердыни, - произнес Шаззар. – Но боюсь, даже ему потребуется целая армия, чтобы Твердыня пала. Так гласит пророчество.
Он слегка пожал плечами и глухо кашлянул.
- Если «сеть» действительно существует, леди Этлин, я добуду ее, хоть с того края Айильской Пустыни. Но если она находится здесь, в Твердыне, боюсь, у Вас нет ни единого шанса достать ее. Охрана в крепости ничуть не уступает охране Белой Башни, не побоюсь этого сравнения. И даже самый отчаянный вор не возьмется пробраться внутрь. Кроме того, я верю в пророчества.
Шаззар едва заметно улыбнулся и мельком взглянул на спутника Айз Седай. Можно ли считать кражу со взломом штурмом? Другого способа пробраться внутрь он не видел. А пророчества – штука расплывчатая, которую не поймешь, как правильно трактовать, пока не сбудется. Сбывшихся пророчеств о Драконе он пока не видел. Возможно, падение Твердыни – это лишь символизм, ну, примерно как поется во фривольных песенках о сорванном цветке девичества. Может быть, это просто означает, что Дракон проникнет внутрь Твердыни.
- Леди Этлин, почему Вы решили искать именно здесь? Ведь Башня обладает наиболее полным архивом о тех временах и тогдашних деяниях Айз Седай. Возможно, более ценные сведения можно раздобыть только  в стеддингах.
Салдэйец замолчал, обдумывая свои же слова. Возможно, Сестра уже давно проделала все это, искала во всех возможных местах и теперь ищет здесь. И еще вопрос – это ее собственная инициатива или задание Белой Башни? Судя по спутнику… нет, это не может быть случайностью.
- Леди Этлин, - Шаззар слегка подался вперед; раскосые глаза с интересом сощурились. – Как Белая Башня собирается распорядиться этой… сетью? И кроме того...
Искатель древностей колебался всего миг.
- ...Ладно, давайте начистоту. Вы прибыли в Тир, Вы ищете предлог, чтобы попасть в Твердыню, и привели с собой мужчину, способного направлять Единую Силу. А Калландор Вас, случаем, не интересует?

Отредактировано Шаззар Келем (2016-10-12 08:59:44)

+7

16

Вот так, внешне спокойно и неторопливо, а на деле напряжённо и стремительно, разворачивались теперь события. Всё зависело от того, согласится ли Айз Седай сказать больше, чем рассчитывала вначале. Возможно. Перед сестрой замаячил призрачный шанс достать очень необходимую вещь, а перед Ниэйн… Ниэйн надеялась распутать закрутившийся этим утром клубок загадок и, если получится, извлечь из сложившейся ситуации выгоду для них. Для тех, кто на одной с ней стороне.
Когда собеседница только начала отвечать, Ниэйн почувствовала что-то, похожее на досаду. В конце концов, она ни разу не намекнула на то, что в качестве вознаграждения за сотрудничество ей потребуется энная сумма, выплаченная тар-валонскими золотыми, а вместо этого сначала косвенно, а потом прямо в лоб спросила: зачем? Впрочем, первое впечатление, что Ниэйн была вынуждена признать уже через несколько мгновений, оказалось более чем обманчивым. Айз Седай всё-таки решила рассказать, решив, видимо, что Ниэйн или догадывается, или знает о том, кто её собеседница.
Интересно – саидин, Порча и всё, что с этим связано. Однако сказанное скорее настораживало и оставляло в недоумении, чем проясняло ситуацию, а отвечать было надо. Ниэйн чуть хмурилась, не глядя на сестру – наверное, всё же коричневую, – и чувствовала, что сделать шаг в сторону, отказаться, уже не получится. Будто сам Узор весь этот день плёл так, чтобы сплести её нитью определённый рисунок, чтобы подвести её к решению таким образом, когда не остаётся самой возможности выбирать.
Женщина молчала, уставившись куда-то вниз, и вид у неё был задумчивый, однако сейчас она только собирала по частям всё, что ей было известно, и составляла ответ из приемлемых слов, как на уже известное решение составляют ребус. Всё-таки коричневая – однако следовало после разговора уточнить у Шаззара, хотя бы для порядка, – сестра рассказала достаточно, чтобы объяснить суть дела, но сделала это в таких расплывчатых выражениях, что несложно было понять: она чего-то опасается. Интересно всё-таки, действует ли «леди Этлин» по собственному усмотрению или по указаниям Башни? Хотелось верить, что первое, и разум охотно подбирал доводы к такому варианту. Башне всегда было удобнее укрощать, чем искать средства к исцелению. Поэтому вряд ли инициатива, подобная той, которую проявила собеседница Ниэйн, встретит одобрение среди других сестёр и прежде всего вышестоящих. К тому же, этот спутник… каким образом этот юноша оказался связан с поиском средств очищения мужской половины Истинного Источника? Явно ведь не страж, не родственник, не…
Наверное, как сказал этим утром Шаззар, время и в самом деле подходит. И если возможность что-то изменить сама приходит тебе в руки, то, ради Света, можно ли её упускать? Ниэйн решилась.
– Леди Этлин, – обратилась она к Айз Седай, вновь встречая спокойный взгляд собеседницы, – я не могу ничего обещать вам. Однако я могу связаться с людьми, которые способны помочь вашим поискам, если ваша цель… – Ниэйн помолчала, подбирая слова, – если ваша цель совпадёт с их целью. Со своей стороны, я могу попробовать достать архивные документы, и если есть какие-нибудь упоминания о подобном предмете, вы об этом узнаете.
Женщина выдохнула и откинулась на спинку стула. Большего она сказать не могла, разве что Айз Седай Светом бы поклялась, что ни слова из сказанного не выйдет из круга сегодняшних собеседников, но ведь это было невозможно. Сестре должно было хватить такта, чтобы не начать расспрашивать о неких людях, которые могут помочь. Не называть же им, в самом деле, лорда Тедозиана Шиего. Конечно, если «леди Этлин» согласится на такую помощь, то дело придётся улаживать уже с ним, но ситуация должна была заинтересовать Шиего. Сейчас Ниэйн казалось, что он может согласится, но, конечно, наверняка сказать было нельзя. Значит, после того, как дело будет улажено, непременно надо поговорить с ним с глазу на глаз, независимо от ответа Айз Седай.
Ниэйн казалось, что сейчас в разговор снова вступит сестра. Загадочный юноша молчал с самого начала, Шаззар, казалось, решил не вмешиваться. Однако салдэйец начал говорить. Мужчина осторожничал – так, по крайней мере, показалось сначала. Ответы на его вопросы могли дать новую информацию, поэтому женщина мысленно соглашалась с ним. У Шаззара сейчас прорезалась интересная манера разговаривать – вопрос с вопросом связывала одна и та же мысль, но каждый отрезок его монолога был разделён с предыдущим и последующим паузой, когда долгой, когда покороче. В конце концов Ниэйн отвлеклась, одна часть её сознания продолжала следить за нитью разговора, чтобы потом можно было восстановить и, может, записать его, а другая часть пыталась осмыслить, каким образом кто-то мог замахнуться на очищение саидин. Слова об этом прозвучали так просто и естественно, что сначала вся невероятность поставленной этой Айз Седай задачи прошла мимо женщины. Теперь же она думала. Нет, наверное, всё же это было невозможно, но не прав ли был Шаззар, когда говорил, что стоит пытаться, делать решительные шаги в том направлении, которое они избрали? Тем более, если есть какая-то зацепка, если подобные попытки были раньше, если есть какая-то информация об этой загадочной сети…
Последние слова салдэйца заставили Ниэйн вздрогнуть. Смысл сказанного ещё не дошёл до неё в полной мере, а женщина уже начала резко вставать, отодвигая стул и пытаясь вместить в поле зрения одновременно и Шаззара, и юношу. Спустя мгновение Ниэйн с большим трудом взяла себя в руки и плюхнулась обратно. Нахмурилась.
Слов не было.
Получалось, что рядом с Айз Седай сидит способный направлять мужчина, которого, возможно, уже коснулась Порча. Сидит, а не находится на пути в Тар Валон, где его должны не мешкая укротить! А Шаззар, получается, тоже может касаться Источника, раз заметил эту способность в другом мужчине. Свет, как это вообще могло…!
Зато теперь всё как будто вставало на свои места. Становился понятен энтузиазм Шаззара, причины поисков Айз Седай, и вся эта встреча приобретала какой-то страшный, не видимый доселе смысл.
– Леди Этлин, – медленно, ледяным тоном проговорила Ниэйн, – Шаззар. Мне кажется, обстоятельства требуют сказать больше, чем было до того сказано. Что всё это значит?
Лицо женщины словно окаменело, однако сама она чувствовала, как бешено колотится сердце.

+4

17

Острый взгляд салдэйца заставил Авина напрячься и ответить не менее настороженным взглядом. Возникло странное ощущение, что Шаззар каким-то образом смог понять, что именно он сделал. Такого быть, конечно, не могло. Джаэлин Седай вроде как и раньше знала этого человека, и если бы он сам мог направлять, то за время от одной до другой их встречи изменился бы очень сильно. Порча оставляет свои следы, а Шаззар Келем казался вполне адекватным человеком. Нечего бояться.
Совсем нечего.
И вообще, все складывалось хорошо. Даже Маред Станг вроде бы прониклась серьезностью задачи и пообещала хотя бы узнать, что скажут об этом... какие-то люди. Люди, судя по всему, влиятельные и способные хотя бы часть их проблем решить. Звучит с одной стороны многообещающе, с другой - опасно. Авин задумчиво потер руки. С опасностью следовало смириться. Нанять бы охрану - но, во-первых, есть ли у Джаэлин Седай на это средства, он не знал, а во-вторых, где гарантия, что нанятая охрана их же не убьет.
Они шли по опасному пути. Шансы на то, что они в принципе выживут, слишком малы. У Джаэлин Седай теперь лишь чуть выше, чем у него самого, но лишь чуть. С каждым их шагом она все больше и больше погружалась в эту трясину. И это при том, что ее вся эта проблема с саидин касаться вообще никак не должна.
"Удивительная женщина".
А между тем Шаззар Келем снова заговорил, поминая то, за что в Тире по голове не погладят - те самые "запретные" пророчества. И этот взгляд... Нет, все-таки это не могло быть правдой. Все-таки не могло...
Нет.
Могло.
Он поднял голову, глядя даже не на Шаззара - на Ниэйн, для которой последние слова салдэйца тоже стали полнейшей неожиданностью. "Почувствовал... он почувствовал, что я... Или угадал? Нет. Тот взгляд. Это не было догадкой. Он ЗНАЛ"..
- Дамы и господа, - подался вперед Авин. - Не хотел бы я вмешиваться в ваш разговор, но не кажется ли вам, что мы, продолжая в том же духе, привлечем ненужное внимание? Предлагаю сменить это место на что-то более уединенное. Мне бы не хотелось столкнуться с последствиями того, что некоторые необдуманные обвинения попадут не в те уши.

+4

18

Вито, услышав про Калландор, Дракона и прочую Единую Силу, шепотом помянул рыбу с не самым приличным названием, о существовании коей знали, видимо, лишь жители Моула да тирские рыбаки. Впрочем, не смотря на то, что игра уходила все дальше от текста пьесы, сохранить беззаботную мину ему удалось, и с этой самой беззаботной миной он пару раз легонько пнул Шеззара под столом, но поток слов, изреченных салдэйцем, ему остановить все равно не удалось.
Джаэлин тоже очень хотелось отвесить Шеззару оплеуху, приблизительно с той же целью, однако ее останавливала мысль о том, что неожиданно схватившийся за лицо посетитель привлечет внимание остальных, в отличие от его слов, которые все равно за пределами их столика не было слышно. Она давно не испытывала такой злости, но правда была в том, что это раздражение было лишь покровом, прикрывавшим потрясение и страх. "Но как он?... Как ему стало известно?! Он был знаком с Авином еще до Запустения? Почему тот мне ничего не сказал? Или Шеззар просто шпионил за ним и прибыл в Тир одновременно с нами или чуть раньше? Но этого не может быть - он не смог пройти Путями и не встретить тот ветер... Или же он..." Айз Седай выслушала искателя с бесстрастным выражением лица, в котором разве что ее Сестра по Башне могла бы распознать напряжение. Потом, когда Авин призвал всех успокоиться, продолжила.
- Ты, часом, не выпил ли с утра лишнего, Шеззар? Или быть может споткнулся по пути сюда и растерял остатки разума? А также памяти о том, что первое дело искателя - слушать, что болтают другие, а не трепать языком самому. И как понимать твои слова? Ты так скоро решил выйти из дела? А подумал ли ты о том, что это... предположение, - будем называть его так, - только что сделанное тобой, дает и мне повод сделать одно... предположение. И тебе очень не понравится, если оно прозвучит здесь или где-либо еще, будучи сказанным вслух. Или неожиданно будет прочтено в письме, адресованном кем-нибудь Хранителям Твердыни. Поэтому давайте не будем горячиться. Я не желаю неприятностей никому из вас, моя цель - прояснить возможность того, что множество столетий считалось невозможным. И сделать это раньше, чем Порча проникнет в тело и разум Дракона Возрожденного, ибо он, как и прочие мужчины, способные направлять, уязвим перед ней.
Слова Ниэйн встревожили ее не меньше. Какое-то неизвестное ей общество? Уж не перекочевала ли Родня в Тир? Нет, уж это точно бред, но если не они, то кто же? Кто эти тайные люди, готовые вступить в сговор с Айз Седай, что в Тире подобно государственной измене, и какие цели они преследуют? Судя по всему, Ниэйн, а может и тех людей, волновал вопрос о том, не уплывет ли эта сеть из их рук в руки Белой Башни, и Джаэлин хотела бы их успокоить, однако сознаваться в том, что Башня отнюдь не стоит за ее спиной и не вступится за нее, если она окажется в опасности, было чревато. Что помешает этим людям просто избавиться от нее и Авина, как только они узнают все, что им нужно?
- Сеть нужна мне именно для этого. Без знаний и без дела, а также без тех, кто найдет способ заставить ее работать, она - всего лишь дорогой, но бесполезный предмет, где бы она ни находилась, в Тирской Твердыне или в хранилище Белой Башни. Я почти уверена, что у нынешних владельцев сети ничего этого нет и едва ли найдется, если они отвергнут возможность договориться. Впрочем, это зависит от их целей, о которых у меня пока нет ясного представления.

Отредактировано Джаэлин Дамларин (2016-10-29 01:45:01)

+3

19

Шаззар только чуть пожал плечами в ответ на знаки, которые ему пытался подавать менестрель. Вывести на чистую воду Айз Седай практически невозможно, если она сама не считает нужным поведать что либо, поэтому стоит хотя бы попытаться поколебать ее самоуверенность. Вдруг скажет что-нибудь важное. Но леди Этлин обладала железной выдержкой, и ничего особенного не прозвучало. В ответ на ее угрозы Шаззар насмешливо вскинул бровь – нашла на кого давить, да еще такими способами. Утверждение, будто ее беспокоит участь Дракона, он решил всерьез не принимать, пока этому не найдется веских подтверждений. Слишком многие, в том числе и Сестры, воспринимали Дракона как зло, сравнимое едва ли не с самим Темным. Даже знак его, черный Клык, считался символом зла. Дракона страшились, но по убеждению Шаззара, это был страх больных детей, которые не хотят принимать горькое лекарство. И парадокс этот был самой большой проблемой, решить которую вряд ли под силу  их маленькому сообществу. Изменить отношение к тому, кому судьбой предназначено стать спасителем мира, изменить отношение к нему народов и отдельных личностей – для этого нужны не только ресурсы и влияние, для этого нужна смелость и желание. Вот всего остального, кроме первого, у них не было. Или было недостаточно. Или плоды трудов были слишком незаметны. А время между тем неумолимо идет.
За пареньком же необходимо установить слежку. И убедить в необходимости оной своих сообщников. Глупо упускать из виду перспективный объект, даже если он окажется не тем, кого они ждут. У юноши был вид простофили, которого и курица заклевать может.
- Не стоит беспокоиться, - снисходительно улыбнулся в его сторону Шаззар. – Леди Этлин приняла меры к тому, чтобы посторонние уши не слышали чего не надо. Пока все сохраняют спокойствие и улыбаются, публика видит лишь милую беседу.
Это он напомнил о необходимости сохранять выдержку Маред. Ее реакция даже слегка огорчила почему-то, хотя и была вполне закономерной. Что ж, по крайней мере один из здесь присутствующих не знал, что его спутник может направлять. Впрочем, Шаззар не сомневался, что легко может разубедить в наличии этого таланта у себя как саму Маред, так и любого другого. В конце концов, он искатель предметов Силы, мало ли что завалялось у него в карманах.
- Не желаете неприятностей, леди Этлин, и тем не менее оскорбляете и пытаетесь угрожать мне, - весело произнес Шаззар. – Весьма забавно, что именно Вас, Сестру из Белой Башни, заботит судьба Дракона Возрожденного. Насколько я знаю, Белая Башня не делает абсолютно ничего для того, чтобы Дракон перестал быть мировым пугалом. Что решило бы очень многие проблемы. А ведь с вашим влиянием и властью это возможно. Вы могли бы подготовить мир к возрождению спасителя и встретить его с радостью, а не страхом и отвращением. И сейчас вам не пришлось бы скрытничать и таиться, словно вас окружают мурдраалы, а не люди. Даже если Вы найдете сеть и заставите ее работать – как Вы намерены передать ее Дракону? Дракона боятся не только из-за Порчи. Вы уверены, что Белая Башня усердно примется разыскивать его, чтобы с радостью вручить сеть, а не сгноит вашу находку в хранилищах? Дракона могут уничтожить до того, как он вообще осознает себя. Шансы на это чудовищно высоки. Спросите любого, что бы он сделал, если бы узнал, что Дракон возродился в доме по соседству. Да что там, даже если бы это оказался их собственный ребенок – девяносто девять из ста ответят: я бы задушил его своими руками. Башня могла бы изменить это, но сама предпочитает ненавидеть и бояться.
Салдэйец покосился на Маред. Она должна понять, что сеть, если они найдут ее, ни в коем случае не может попасть в руки Белой Башни. Сеть, если вообще существует, должна остаться в сообществе, чтобы, когда придет время, быть преподнесенной Дракону. Это намного надежнее, при всем уважении к Белой Башне.
- Ладно, и к чему мы пришли? – Шаззар чуть кашлянул в кулак, скрыв болезненную гримасу. – Дело выгодное. Всю посильную помощь Вы получите. Только для начала перестаньте вести себя как загнанные кролики. Айз Седай это особенно не к лицу. Или Вас уже преследуют Друзья Темного, чтобы помешать найти сеть? Или Сестры по Башне против ваших поисков?
Он сделал выразительную паузу.
- Говорите сразу, что уже успели на себя навлечь.

+3

20

- Вы пляшете вокруг этого гипотетического Дракона, как девушки вокруг украшенного лентами столба на Бэл Тайн, - сказал Авин, пододвигая к себе пустой кубок для вина. Пить он не собирался - сказалась потребность сделать хоть что-то. Что-то кроме того, что он уже делал.
Джаэлин Седай знала, как проводить переговоры. Он - не знал. И вмешивался, хотя вмешиваться не должен был.
- Никто не знает, успел ли он уже возродиться, возродится ли в будущем и что там, возродится ли вообще. Прошло множество лет с момента произнесения первых Пророчеств, и где он, наш Дракон? Быть может, был задавлен матерью в колыбели, совершенно случайно, потому что лишний рот - слишком лишний. Или сломал себе шею, когда полез за яблоками. И теперь должен возродиться вновь. Сколько ждать будем, а, Шаззар?
Авин чуть улыбнулся. Ну конечно, этот-то матерый искатель древностей и приключений, не-пойми-кто умеющий направлять сожрет его с потрохами, если захочет. Все они могут, и Джаэлин Седай в первую очередь. И почти наверняка это сделает. Потому что есть все-таки вещи, которые трудно простить для любой Айз Седай.
- В одном вы правы, - продолжил Авин, понимая, что снявши голову по волосам не плачут. А головы тут лишиться даже в самом буквальном смысле легче легкого. - Девяносто девять из ста решат убить Дракона, если однажды его встретят. Существующий порядок вещей всех устраивает. В Башне тоже. Откуда, по-вашему, появляются эти женщины. Создаются как воплощение саидар из воздуха? Вырастают из цветов в саду Белой Башни? Они - люди. Абсолютно такие же, пусть и наделенные властью.
Авин не смотрел на Джаэлин Седай. Боялся.
- Людям свойственно стремиться к покою. К мысли, что не обязательно что-то делать, мир и так хорош. Или к надежде, что придет какой-то там Дракон, который всё порешает. Не в нашей жизни, Шаззар. Из этого болота мы должны выгребаться вместе. Надеюсь, что ваша спутница согласится вам помочь.

+2


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Хранилище » То, о чем не говорят в Тире


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC