Колесо Времени: Пути Узора

Объявление




В игру срочно требуются представители кайриэнской знати, в особенности союзники короля Эмона.
Мужчины-Направляющие на данный момент в игру не принимаются.


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров



Создатель
Skype: rochika93

Специалист по связям с общественностью:
Каралин Дайлин
Skype: alenari5

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Хранилище » Слухами земля полнится


Слухами земля полнится

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Дата, время, погода: 16 день Нисана 306 года. 10 часов утра.

Местоположение: Тир, таверна «Поющее Весло».

Персонажи: Ниэйн Хэфден, Шаззар Келем.

Сюжет: два агента встречаются, чтобы обменяться некоторыми вещами и слухами и обсудить последние городские сплетни.

0

2

В маленькой, пустой по утреннему времени таверне, за чисто выскобленным столом из крепкого старого дерева сидел Шаззар Келем. Неспешно потягивая эль из большой кружки, он задумчиво поглядывал то на низкую входную дверь, то ворох старых свитков, лежавших рядом с ним на столе. Утреннее солнце пробивалось через мутноватые стекла окон, наполняя небольшой трапезный зал теплым светом. С кухни доносился звон посуды; грязноватый сопливый мальчишка выгребал золу из камина, с любопытством косясь на единственного посетителя. При появлении этого гостя старая кошка, сутками дрыхнувшая на каминной полке, ощетинилась и улизнула из таверны с такой скоростью, с какой не гонялась за мышами в лучшие свои годы.
Посетитель и впрямь был необычен на вид: скуластое лицо, бронзовый загар, яркие светло-карие раскосые глаза – совершенно не тайренская внешность. И одет не по местному. Наверное, один из этих Охотников за Рогом, их много разбрелось по Западным Землям с тех пор, как в Иллиане объявили Охоту. Теперь всяких странных личностей встречалось много.
С кухни позвали, и мальчишка, шмыгнув носом, скрылся за дверью, с утрдмо утащив доверху наполненной золой ведро. Шаззар поставил ополовиненную кружку, зевнул и потянулся. Потому он взял один из свитков, с величайшей осторожностью расправил хрупкий пергамент и погрузился в чтение. Скоро сюда должен был прийти человек, которому надлежало передать эти манускрипты, но Шаззар никогда не отказывал себе в удовольствии запустить глаза в любой текст, какой попадался ему под руку. Этот текст постигла такая же участь, стоило Келему его заполучить; перечитывал он его лишь для того, чтобы лучше запомнить. Данный текст был написан на Древнем Наречии и оказался сложным для понимания, хотя Шаззар мог похвастаться очень даже неплохим знанием языка. Только прошлой ночью он догадался, что это – двойной перевод, да еще и зашифрованный. Несколько разрозненных частей из Кариатонского цикла. Зачем им мог понадобиться этот бесполезный, по сути, мусор, можно было только догадываться, но Шаззар предпочитал не гадать. Это не его не касается, его дело – добывать.
Он отложил свиток, когда за мутным окном таверны мелькнул силуэт, и выпрямился в ожидании. Это был нужный ему человек, больше просто некому было появиться здесь в это время.

+1

3

И было утро.
Казалось, столько лет прошло с тех пор, как она впервые увидела Тир, но всё равно к этому городу невозможно было привыкнуть, всё равно взгляд выхватывал лишь контрасты – роскошь и грязь, шелка и лохмотья, несокрушимую мощь Твердыни и бараки бедняцких кварталов. Иногда хотелось укрыться среди книг и не выбираться никогда, чтобы видеть лишь желтоватые листы и ровные строки тёмными чернилами, собственные строки, аккуратно выписываемые вот уже столько лет. Не видеть Тира. Даже тёплое море, которое, никогда не виденное, так поразило её в первый приезд, не могло примирить бывшую Принятую, менявшую имена чаще платьев, с грязью портовых кварталов, с высокомерием знати, испытанным на собственной шкуре. Каждая поездка, позволявшая покинуть этот город, была глотком свежего воздуха. Каждый выход в сам город – вылазка, как вылазка на вражескую территорию, если называть вещи своими именами – был невыносим.
Впрочем, ничто из этого не имело значения, пока Ниэйн Хэфден занималась своим делом.
Она спокойным, ничуть не выдававшим нетерпения шагом, направилась к двери «Поющего весла». Таверна как таверна, не самая богатая, но и не бедная, в такие, наверное, заходят перекусить или даже обговорить торговые дела купцы средней руки, самое место для того, чтобы получить нужные вещи, а заодно и обсудить последние новости, которые, надо признаться, заставляли если не насторожиться, то хотя бы задуматься. Несколько Айз Седай, как будто бы случайно оказавшихся в городе, казнь Направляющего, нападение на постояльцев одной из гостиниц. Да, кажется, всё это даже случилось неподалёку.
Женщина с усилием потянула на себя тяжёлую дверь и вошла, по привычке оглядываясь. Было чисто и пусто, если не считать единственного посетителя и самого трактирщика, появившегося словно ниоткуда, в тот самый момент, когда Ниэйн показалась на пороге. Она передёрнула плечами, почувствовав на себе пристальный взгляд, но всё же подошла, чтобы спросить что-нибудь выпить. Спору нет, выглядела женщина, наверное, не менее странно, чем устроившийся за столом неподалёку молодой салдэйец: невысокая и светлокожая, но темноволосая и темноглазая, совсем непохожая на тайренку, скорее родом из западного Андора, но одетая в светло-серое шёлковое платье для верховой езды, которое кроем и вышивкой напоминало тайренские, только не было столь вызывающе открытым. Впрочем, разглядеть лучше не позволял длинный плащ, наброшенный на плечи. Трактирщику она показалась совсем молодой девушкой, не старше двадцати лет, но движения посетительницы были не суетливыми и уверенными, а взгляд – твёрдым и прямым. Юные женщины так не глядят…
Ниэйн попросила немного вина и подождала, пока нальют, чтобы самой забрать кружку. Оставив в качестве платы несколько монет, вынутых из сумки, до того скрытой под плащом, женщина направилась прямиком к салдэйцу.
– Доброе утро, Шаззар, – она села напротив и решительным жестом отставила кружку, намереваясь сначала разобраться с делами.
С этим человеком они встречались достаточно часто, хотя женщина и знала о нём лишь имя и род занятий – собирание древностей. Этого было вполне достаточно, тем более, что многие важные рукописи – в том числе и те, что немедленно отправлялись к лорду Шиего – попадали к «Ожидающим» через него. Осторожная просьба добыть что-нибудь, имеющее отношение к Кариатонскому циклу, высказанная вскользь во время прошлой встречи, кажется, не осталась пустыми словами. Интересно, знает ли этот мальчик, что в Тире хранить такие вещи очень опасно?
Ниэйн мысленно хмыкнула. Мальчик. Отстранённое и несколько свысока – с высоты возраста и опыта – отношение к окружающим пришло не вчера и даже не год назад, но всё равно оставалось для женщины внове. Вот уже молодого мужчину позволительно мысленно назвать мальчиком. Иногда даже мелькала праздная мысль – а что будет, если пройдёт сотня лет, или две? А ведь когда-то ей казалось, что и пятидесятилетнего рубежа не будет.
Дожидаясь ответа, Ниэйн достала из сумки несколько разрозненных листов, которые были неравномерно заполнены её собственной рукой – это были снятые недавно, специально для сегодняшней встречи, выборочные копии с различных переводов пророчества. Переводы эти не блистали полнотой, многих частей не хватало, но если сегодня повезёт, то можно будет продолжить сопоставление и передать заготовленный материал дальше, к людям, которые на изучение Кариатонского цикла положили всю свою жизнь. Между свежими листами попался один старый, тоже написанный ею, который оказался черновиком списка лжедраконов, появлявшихся за последние лет двести. Имена были частично написаны подряд, частью разбиты в колонки по странам, а напротив слова «Кандор» стоял жирный знак вопроса. Странно, как это сюда попало. Женщина свернула лист и убрала его обратно, а потом подняла внимательный взгляд на салдэйца.
– Вы позволите? – спросила она, кивком головы указывая на свитки, аккуратно разложенные перед мужчиной.

+3

4

- Доброе, - откликнулся на приветствие Шаззар, подняв на явившуюся в таверную молодую женщину любопытствующий взгляд. Ему всегда было интересно украдкой разглядывать лица женщин, владеющих Силой. Совершенное сочетание внешней молодости и внутренней мудрости, которая приходит только по прошествии множества лет.
Он подвинул свитки поближе к женщине, этим жестом отвечая на вопрос.
- Не очень полезное чтиво, - Шаззар негромко выразил свое мнение. – Насколько я понял, это перевод на Древнее Наречие перевода Эллейн Марис’идин Алшинн. Может быть, кто-то просто упражнялся в грамматике Древнего Наречия?
Салдэйец сощурился и слегка пожал плечами. Он был не очень доволен этой своей находкой.
- Забирайте, если хотите, - сказал Шаззар, сделав глоток из своей кружки. – Хотелось бы мне оказаться более добычливым, но пока это всё, что есть.
Он чуть нахмурился, - не любил чувствовать себя бесполезным, - а потом заметил как бы между прочим:
- Я вчера видел Айз Седай в городе.
Произнес вполголоса, покосившись в сторону прикрытой двери, ведущей в кухонную часть таверны.
- Недалеко отсюда. У меня глаз наметанный. - Шаззар покачал головой. – С нею четыре Стража.
Глаза салдэйца между тем задумчиво сощурились; мысленно он уже подсчитывал звонкие монеты, которые мог получить за вещицы, покоившиеся в его сумке. Разыскать эту Айз Седай не составит труда, многие любопытные глаза видели ее стычку у «Рыжего Лиса» с совсем юной девушкой. Шаззар не стал тогда досматривать представление, полагая, что Сестра отловила очередной талант и хотела отправить в Башню, талант же явно был против.
- Как думаете, она здесь из-за Направляющего, которого казнили вчера, да? – Шаззар склонился над столом, приблизившись к собеседнице. И вот что его интересовало больше всего:
- Он действительно мог направлять?

+3

5

Ниэйн пожала плечами, как бы говоря, что сначала следует взглянуть, а потом только судить о том, что было добыто. Она аккуратными, но уверенными движениями того, кто не раз уже брал хрупкие старые листы бумаги в руки, расправила один из свитков и на некоторое время погрузилась в чтение. Древнее Наречие, но какое-то странное Древнее Наречие, так что не сразу и поймёшь, о чём идёт речь, хотя, похоже, это и в самом деле из Кариатонского цикла, вот только явно не оригинальный текст. Женщина положила рядом свой лист и, отыскав нужные строки перевода, попыталась прочесть параллельно: «Но будет рождён один, дабы встретить…» Потом покачала головой. Похоже, это и в самом деле был не слишком удачный день.
– Странно, что для упражнений выбрали именно Кариатонский цикл, – наконец откликнулась она, сворачивая свиток и укладывая его вместе с остальными. – Можно, конечно, предположить, что таким образом пытались найти расхождения между переводом и оригиналом, но это было бы слишком сложным решением. В любом случае, надо показать…
Ниэйн не договорила и принялась медленно укладывать свитки в сумку, потом туда же сложила собственные листы и пододвинула кружку к себе, раздумывая, стоит ли пробовать.
– Иногда не везёт, иногда везёт. В нашем деле не угадаешь, – она вновь подняла взгляд на Шаззара, ожидая, будет ли тот говорить ещё.
Пускаться в обратный путь одновременно хотелось и не хотелось, и женщина раздумывала, стоит ли поспешно прощаться, ссылаясь на занятость, когда мужчина, как бы между прочим, упомянул Айз Седай. Ниэйн перехватила взгляд, который Шаззар бросил на дверь, и тоже понизила голос: хотя подслушать их вряд ли кто-то мог, в Тире всегда следовало быть осторожным. Помянешь Айз Седай, а попадёт тебе же, обвинят ещё в том, что пыталась коснуться Источника, и попробуй что-нибудь доказать этим тайренам…
– У меня есть сведения, что в городе есть Айз Седай и, кажется, не одна. Но такие вести всегда могут оказаться слухами. Где она остановилась?
А вот про Направляющего было интересней. В основном то, что было про него известно, тоже можно было бы назвать сплетнями, но сейчас следовало поделиться всем. Может, – вряд ли, но Колесо плетёт, как ему угодно, – в городе в самом деле оказался кто-то из красных, но в таком случае Направляющего попытались бы отправить в Тар Валон. Если про него, конечно, знали заранее. А если нет – Айз Седай вряд ли были замешаны. Четыре стража, говорит? Зелёная сестра, значит.
– Мне кажется, в таком случае в городе оказалась бы красная сестра, а у них не бывает Стражей, – женщина говорила совсем тихо, поэтому, чтобы собеседник расслышал, ей тоже пришлось податься вперёд. – Скорее всего, это случайность, но, конечно, не мешало бы за ней проследить.
Следовало узнать подробности казни ещё тогда, когда она об этом узнала, какая-нибудь мелочь могла бы навести на дельную мысль, но почему-то это дело вчера показалось не самым важным, всё-таки Направляющих время от времени хватают и, только не время от времени, а всегда, казнят. Теперь вот гадай, что да как.
– Я не знаю подробностей. Слышала про что-то вроде искр, которые посыпались у парня из глаз прямо на улице. Не слишком правдоподобно звучит. Тем более что он не пытался спастись с помощью Единой Силы, а в прошлый раз, я слышала, во время казни кто-то сжёг верёвку. Теперь, наверное, точно уже не узнать.
Конечно, если бы, когда паренька схватили, рядом оказался другой мужчина-Направляющий, способный увидеть плетение, созданное при помощи саидин, то можно было бы сказать что-нибудь более определённое. Но вряд ли стоило ждать от Колеса такого удачного стечения обстоятельств. Ещё распознать Направляющего могла бы сестра с соответствующим талантом, но такая удача казалась совсем невероятной. Во всяком случае, ни об одном из своих смелых предположений Ниэйн распространяться не стала.
– Но вот что интересно, – добавила она, – недалеко от места, где схватили этого Направляющего, уж не знаю, настоящий он или мнимый, есть таверна. Не помню названия, что-то связанное с лисами или кошками. Ночью там кто-то попытался напасть на постояльцев. Защитники Твердыни подоспели к самому концу. Нападавших, кажется перебили. Не знаю, имеет ли это какое-то отношение к Айз Седай или к недавней казни.
Женщина откинулась на спинку стула и наконец-то пригубила вина. Что ж, пили и хуже, пили и лучше. Можно было не заказывать, но не хотелось ещё сильнее заинтересовывать трактирщика, раз уж большинство людей любит между разговорами пропустить кружку-другую какого-нибудь напитка.
– Кстати, это не так уж далеко отсюда.

+3

6

- Да, таверна «Рыжий Лис», - подтвердил Шаззар. – Про ночной погром там я тоже слышал. И Айз Седай видел именно возле нее. Может быть, это все череда случайностей… Что ж, все равно я сам собирался выяснить, где она остановилась.
Он помолчал немного, чуть нахмурившись, напряженно раздумывая, и в конце концов тихо сказал:
- Назовите это излишней подозрительностью, но… Вам не кажется, что время стало какое-то неспокойное? Может быть, это из-за этой атмосферы вот-вот готовой вспыхнуть войны между Иллианом и Тиром, но…
Голос салдэйца стал еще тише.
- Вы никогда не задумывались?… Что, если Башня ненароком уничтожит Дракона, который еще не осознал себя? Одна случайность, не опознают его в одном из пойманных Направляющих… и всё.  Или Белоплащники, те вообще церемониться не станут. Может быть, нам стоит как-то озаботиться этим вопросом? Заняться поисками Направляющих-мужчин. Почему? Ну, вот Иллиан объявил Великую Охоту, и сотни ищущих разбрелись по миру. Что, если Рог будет найдет? Будет ли это означать, что Последняя Битва придется на наш век? Не хотелось бы, чтобы все пошло прахом только потому, что мы не учли такую возможность.
Шаззар притих. С кухни таверны доносились обычные звуки готовки – звон посуды, шипение пара и масла, приглушенное ворчание кухарки. Слышен ли был их разговор там? Вряд ли. Хозяева слыли людьми порядочными, соблазн дополнительного дохода за счет продажи информации как-то их обошел. За то и пользовалось данное заведение спросом, и не только у купцов. Но подобные разговоры могли заставить кого угодно вступить на дорожку доноса. Шаззар слышал, что несколько месяцев назад где-то тут едва не разорвали в клочья менестреля, посмевшего распевать про легендарный Меч-Который-Не-Меч.
Шаззар сосредоточился. Легкое плетение, опустившееся над столиком и двумя собеседниками куполом, должно было сделать их разговор неразборчивым для случайного любопытного уха. Прежде чем снова заговорить, он сделал несколько долгих глотков из кружки.
- Не пора ли действовать активнее? Не знаю… может быть, стоит спасти хоть пару Направляющих от рук толпы и… проверить их? Если мы будем просто ждать, когда Дракон проявит себя и начнет исполнять пророчества, мы можем не дождаться. Потому что его могут устранить раньше. Намного раньше.
Сам Шаззар был убежден, что знает один неоспоримый признак, по которому можно опознать Дракона с абсолютной точностью. Такой человек не будет подвержен Порче. Конечно, не будет, иначе он просто не смог бы дожить до Последней Битвы и осуществить все, ему предначертанное. Логично? Это выглядело очень логично, по крайней мере в его голове.
- Наше руководство не намеревается предпринять какие-нибудь серьезные действия в этом направлении?

+3

7

«Рыжий лис», теперь Ниэйн и сама вспомнила. Слишком много совпадений, чтобы это можно было списать на случайность: Айз Седай, Направляющий, погром, а совсем неподалёку сидят два человека из «Ожидающих Дракона» и неспешно беседуют о странных вещах. Женщина допила вино, отставила кружку подальше и приготовилась полностью погрузиться в разговор. Чувствовалось, что вернуться к книгам придётся нескоро.
– Вам не кажется, что могли напасть как раз на Айз Седай? Во время казни парень кричал, что его подставили ведьмы – это все очевидцы могут подтвердить. Не думаю, чтобы он был прав, но кое-кому могло показаться, что он прав. И этот кто-то решил отомстить. Присутствие Айз Седай среди постояльцев объясняло бы тот факт, что от нападавших сумели отбиться без потерь. Правда, это наводит на определённые размышления…
«Вам не кажется», сказанное самой Ниэйн, а затем повторённое салдэйцем, чуть не заставило женщины устало улыбнуться, но она сдержалась и продолжила слушать по-прежнему – внимательно, но как будто отстранённо. Однако по мере того, как Шаззар развивал свою мысль, её брови непроизвольно хмурились, то ли оттого, что мужчина зашёл так далеко, то ли просто от упоминания таких небезопасных понятий. О чём он думает, этот мальчик, в центре Тира разглагольствующий о Драконе, Направляющих и Великой Охоте. Конечно, нет оснований думать, что кто-то из хозяев трактира или прислуги промышляет на досуге подслушиванием чужих разговоров и тем паче передачей их кому следует, но…
Это самое «но» заставило Ниэйн отвлечься и сделать то, что ей делать очень не хотелось. Какое-то время женщина, продолжая частью сознания воспринимать речь собеседника и даже делая мысленно какие-то заметки на память, осторожно взвешивала все за и против, но, когда Шаззар замолк и как будто замер, решилась.
Она прикоснулась к Истинному Источнику и несколько мгновений просто наслаждалась затопившим её потоком ощущений, а потом крайне осторожно направила тоненькую – самую тонкую, на какую была способна – струйку Духа и быстро сплела Малого стража, который должен был помешать возможным любопытствующим. Потом закрепила плетение и отпустила саидар. Это далось ей не так легко, как хотелось бы, но во время всех манипуляций с Силой Ниэйн удалось сохранить прежнее выражение лица и непринуждённую позу. Этому пришлось учиться едва ли не дольше, чем в своё время открывать себя полноводной реке женской половины Истинного Источника; особенно трудно было отвыкать от непроизвольных жестов, сопровождавших плетение потоков, но результат того стоил, и вряд ли собеседник что-то успел понять. Конечно, оставалась ещё зелёная сестра, которая, должно быть, ещё отдыхала в номерах «Рыжего лиса», но поток силы был столь небольшим, а прикосновение – коротким, что её можно было не принимать во внимание. Конечно, всегда лучше не направлять, пока Колесо не сплетёт так, что у неё не останется выбора, но не обрывать же молодого человека, опрометчиво решившего обсудить такие мысли в первом попавшемся трактире?
– Будьте осторожны, Шаззар, – сочла нужным предупредить Ниэйн, – Думаю, вы сами прекрасно понимаете, в каком городе находитесь. Что же касается вашего предложения…
Женщина долго молчала, собираясь с мыслями и перебирая возможные варианты ответа. Мысли салдэйца вряд ли можно было назвать совсем нелогичными, определённый смысл в них имелся, но они ведь общество «Ожидающих», а не «Ищущих», и уж тем более не «Спасителей Направляющих», а Шаззар, хотя и бывший не самым неосведомлённым агентом, не знал всех деталей их работы. Нашей общей работы, поправила себя Ниэйн. Что же, она тоже многого не знала, и долгое время лишь терялась в догадках, занимаясь мелкой работой, пока наверху не сочли, что ей можно доверить. Можно ли сказать больше Шаззару?
– Мы не только собираем по всему миру бумажную рухлядь, которая может оказаться лишь чьей-то ученической поделкой, – осторожно начала женщина, – но, боюсь, спасение Направляющих было бы слишком опрометчивым шагом. Как вы себе это представляете – выхватить мужчину, которого, может, уже коснулась Порча, из лап разъярённой толпы, или из-под носа красных сестёр, или из-под топора палача? Мне кажется, само Колесо будет плести Узор так, чтобы поспособствовать Дракону, хотя, конечно, мы будем делать всё возможное, чтобы тоже помочь. То, что будет в наших силах. Борьба с Приспешниками Тени, наблюдение за деятельностью красных сестёр, наблюдение за мужчинами-Направляющими, которые осмелились объявить о возрождении Дракона…
Ниэйн выдохнула. Вот сейчас она пытается в нескольких словах рассказать о том, что уже много лет составляло всю её жизнь, а в это время, быть может, в самом деле возродился Дракон, и никто об этом не знает. Или, напротив, Дракона Возрождённого предстоит ожидать не один десяток и даже не одну сотню лет. Доживёт ли до таких времён дело лорда Шиего? Не останется ли от «Ожидающих» лишь аккуратная стопка пророчеств Кариатонского цикла, скрываемая теперь, вопреки всем законам Тира, в центре этого города? Женщина тряхнула головой, прогоняя непрошеные мысли, а потом тщательно заправила обратно выбившуюся из причёски прядь. Как ни странно, её руки не дрожали.
– Конечно, как только будет возможность, наше руководство узнает о ваших мыслях. Я сама не знаю всего, – женщина чуть пожала плечами, – и об этих самых серьёзных действиях могу узнать в самый последний момент. Пока же, раз на горизонте нет мужчин-Направляющих, предлагаю вернуться к насущным делам.
И не хотелось отмахиваться от мыслей Шаззара, и была в его пылких словах известная доля правды, и Последняя Битва могла прийтись на их век. А могла и не прийтись. Тир с Иллианом не вчера начали грызться, Великую Охоту не в первый раз объявили…
Всё-таки насколько молодым людям не хватает сдержанности, и если бы их опрометчивые решения не уравновешивались опытом предыдущих поколений! А если бы нерешительность или, вернее, осторожность старших не наталкивалась на самоуверенность юных?
– Я уже говорила, что в городе, возможно, не одна Айз Седай. И хотя та, что вы встретили, явно не из Красной Айя, другие могут быть и оттуда. Странно, почему ту, вашу, занесло именно в Тир. Надо бы осторожно проследить за ней, по крайней мере, до тех пор, пока она не покинет город. И не мешало бы выяснить, нет ли Айз Седай среди тех, на кого напали ночью…

+3

8

Шаззар едва смог сдержать улыбку, когда почувствовал легкое покалывание – знак того, что женщина направляла Силу. Интересно, что она сделала? Тоже сплела что-нибудь от подслушивания? Рискнула же, ведь для нее направлять здесь куда более опасно, когда поблизости бродят Сестры.
Он никогда не задумывался о происхождении своей собеседницы, хотя и предполагал, что она родом из Гаэлдана. Не задумывался также и о том, почему она не получила Шаль… и училась ли в Башне вообще. Пока они были на одной стороне, это все казалось совершенно не важным.
С другой стороны, было бы неплохо иметь своих людей среди настоящих полноправных Айз Седай. Но могла ли Айз Седай быть преданной другому делу больше, чем Белой Башне?
- Да, конечно, я понимаю, - старательно скрывая досаду, произнес Шаззар. Да, они делали важную, жизненно необходимую для мира работу, но… вот у него самого не так уж много времени. Как бы он хотел, чтобы Дракон возродился уже сейчас! Чтобы уже сейчас увидеть плоды трудов, узнать, что они всё сделали правильно. Как-то это несправедливо, что любой из ныне живущих имеет гораздо большие шансы увидеть Дракона, что сам Шаззар. Это делало его нетерпеливым, за что он сам на себя злился порой.
Он задумался, стоит ли выдавать идею, которая пришла ему в голову совсем недавно. Она сама по себе была рискованной и могла навести на ненужные подозрения.
- Ну, а если все-таки мужчина-Направляющий попадет нам в руки? – салдэйец не хотел отступать. – Что мы будем делать? У меня нет инструкций на такой вариант развития событий. Не хотелось бы оказаться в дураках… Эх, ладно. Буду просто благодарен, если мои предложения дойдут до руководства.
Давить на женщину не имело никакого смысла. Если она, как говорит, тоже не посвящена во всё, то и подобными указаниями также может не располагать. Попытаться действовать самому? В конце концов, что он потеряет? Самое большее – свою голову.
- Что касается Айз Седай… думаю, первым делом нужно наведаться в гостиницу «Рыба-лев». Это достаточно респектабельное заведение, чтобы принять такую особу. Начну с него, и предлог имеется.
Улыбнувшись, Шаззар слегка похлопал ладонью по своей сумке. Два предмета Силы не были ни удивительными, ни загадочными, но обладали просто очень полезными свойствами. Их можно было продать кому угодно, но раз уж в городе Айз Седай, то почему бы не им.
- Н… - Келем осекся. Он вдруг понял, что напрочь забыл имя сидящей напротив женщины. Он знал его раньше, точно, но сейчас оно просто вылетело из головы. – Нина? Как Вы относитесь к совместной прогулке? Пройдемся к «Рыжему Лису», взглянем хоть одним глазком? А потом займемся своими делами, все равно это по пути.

+2

9

Ниэйн заинтересованно смотрела и слушала, как её собеседник выбирает слова, чтобы скрыть свою досаду. Можно было бы ввернуть что-нибудь, хоть и мысленно, про молодость и свойственную ей горячность, но не хотелось этого делать. Об утрате прежнего – и большей частью чрезмерного – пыла женщина жалеть не желала, но напоминание о нём как-то странно отдавалось в сознании. В любом случае, как-нибудь надо заняться этим состоянием, решила она, может, день сегодня такой неудачный, а может, что-то за ним и в самом деле кроется. Но не сейчас. Не сейчас.
Вопрос о Направляющих Ниэйн встретила, внутренне насторожившись, но, покрутив его и так, и эдак, она не сочла его чем-то из ряда вон выходящим. Значит, показалось. Бывает иногда такое, что чужое слово или действие заставляют напрячься, может, это как-то связано с Силой, но, скорее всего, просто тело реагирует на еле заметные глазу изменения: напряжённость голоса, скованность движений. Салдэйец не казался взволнованным, скорее упрямым. И отвечать ему надо было в любом случае.
– Странно, что вы так спрашиваете. Я понимаю, наши цели… но обычно рядом с теми, кого может коснуться или уже коснулась порча, люди чувствуют себя неуютно. – Ниэйн вновь подалась вперёд, стараясь говорить мягко и вместе с тем твёрдо. Она излагала теперь именно свою точку зрения, потому что в самом деле не знала, как и что. Мужчины-Направляющие «Ожидающим» пока не попадались. – Мужчины-Направляющие должны быть отсечены от Источника, хотя бы потому, что это единственный способ предотвратить разрушительные последствия воздействия порчи. Поэтому мы не мешаем красным сёстрам, но, конечно, стараемся следить за ними. Если к нам попадёт такой человек… конечно, надо проверять, не Дракон ли он, хотя пророчества на этот счёт, мягко скажем, туманны. А потом…
Женщина не закончила фразу и задумчиво провела кончиками пальцев по выскобленной добела столешнице. Дальнейший ход её рассуждений – всё-таки приходилось задумываться и на такие темы – был слишком путаным, чтобы посвящать в него Шаззара. Даже если обходить стороной её собственное отношение к Башне, можно ли было просто так взять и передать ей человека, пусть даже – она мысленно поёжилась – Направляющего. Который, быть может, доверился, в надежде на спасение. Да даже если бы и не доверился. Известно ведь, что потеря способности касаться Истинного Источника – худшая из кар, какую только можно придумать для Направляющего, что для мужчины, что для женщины. Может, ей предпочтут смерть. Ниэйн не знала, что могла бы сказать про саму себя.
– Не знаю, – наконец честно ответила она. – Я, конечно, постараюсь спросить, но, думаю, на ваш здравый смысл можно положиться? Никто не знает, что сплетёт Колесо, поэтому я или кто другой с инструкциями может и не успеть. Или у вас рядом припрятан Направляющий, так что требуется решать здесь и сейчас?
Последняя фраза была попыткой, и довольно неудачной, как-то развеять сгустившееся напряжение, но в конце концов Ниэйн просто махнула рукой, показывая, что можно не отвечать. Она встала.
Пора было переходить к делу. Интересно, конечно, что у Шаззара в сумке, если он рассчитывает на внимание Айз Седай. Что-нибудь из предметов Силы? Могли быть, конечно, рукописи, не способные заинтересовать её саму, но ведь коричневые сёстры не с четырьмя Стражами ходят. А впрочем, её это не должно интересовать, пока они с салдэйцем делают одно дело.
В ответ на донельзя исковерканное собственное имя Ниэйн лишь чуть улыбнулась и, подумав, решила перестраховаться:
– Зовите меня Маред, Шаззар. Имя не имеет никакого значения: его слишком легко переменить.
Всё-таки им, возможно, придётся встретиться с Айз Седай – хорошо бы не лицом к лицу и вообще не на расстоянии в несколько метров, – а им ни к чему знать, что женщина, своенравно решившая покинуть выучившую её Башню, обосновалась в Тире. Ниэйн не обманывала себя: её отпустили потому, что сочли выходку накануне несостоявшегося испытания простым капризом, потому, что она не могла ничего дать Башне, кроме не самой высокой способности направлять и слабых талантов, потому, что она ничем не могла этой же Башне навредить. Наверное, имя и лицо её стёрлись из памяти сестёр, тем более, что дело не получило широкой огласки, но лишний раз напоминать не следовало.
– Я не против. Хотелось бы вас предупредить, Шаззар, что мне не хотелось бы встречаться лицом к лицу с Айз Седай, поэтому не удивляйтесь, если я, когда они покажутся.. м-м.. исчезну. Я найду, как с вами в таком случае связаться.
Перед тем, как отойти от стола, женщина задержалась, как будто поправляя платье, но это время потребовалось ей, чтобы быстро, как и в первый раз, открыть себя саидар и убрать плетение Малого стража. Отпустив Истинный Источник, Ниэйн осмотрела помещение таверны, не нашла никого за стойкой и первой направилась к выходу.
Дверь опять оказалась тяжёлой, но она справилась, улыбнувшись собственным усилиям, и даже придержала её открытой, ожидая, пока подойдёт салдэйец.

+3

10

Вито слегка запыхался, пока добрался до назначенной таверны, но с середины переулка сбавил шаг, и к двери подходил чинно и не спеша. Хорошо бы, Келем был на месте, а то искать его по городу, который через час-другой нагреется, как сковородка Темного, было выше сил менестреля. И все-таки он десять раз поблагодарил Узор за то, что его, завзятого лентяя, в кои-то веки дернуло сегодня вскочить ни свет, ни заря, иначе бы он потерял свою "подопечную", тоже вскочившую в этакую рань и решившую сменить таверну (что в ее положении было вобщем-то вполне резонно). По правде говоря, ему лучше было бы вовсе не ложиться, а всю эту ночь проторчать в заведении напротив, развлекая публику и между делом поглядывая в окно, но кто ж знал, что все так обернется? Ибо ничто, как говорится, не предвещало. Но, видимо, правду люди говорят, что любая Айз Седай - ходячая бочка неприятностей. Теперь Вито Гальего убедился в этом на собственной шкуре. Ему пришлось хорошенько попетлять по Тирским улицам за женщиной, двумя парнями и их собакой, то и дело рискуя попасться им на глаза. Запомнить название и расположение нового постоялого двора, а потом вернуться к "Рыжему лису" и снова потоптаться там, пытаясь выяснить подробности ночного происшествия. Поэтому сейчас он позорно опаздывал, и его утешало только то, что Шеззар (если он тут) сейчас тоже узнает, что сел в лужу и без него, Вито, может искать в Тире эту Айз Седай хоть до возрождения Дракона.
Со своими он столкнулся буквально в дверях, натолкнулся на салдэйца плечом и пробормотал вполголоса:
"Не торопись, раскосый, упорхнула пташка." После чего сказал вслух, прочистив горло и обведя взглядом обеденный зал таверны.
- Вижу и спеть мне не для кого, ты гляди, - а? - сонное царство кругом. А может вы мне, господа, кой-чего подбросите ради поощрения таланта? - обернулся он к Шеззару и его спутнице. - А я вам спою, что закажете.
[NIC]Вито Гальего[/NIC][STA]Тирский менестрель[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/hUnV4.jpg[/AVA]

+4

11

- Конечно, Маред, - согласился Шаззар. Будь он ее месте, тоже бы исчез в подобной ситуации. А имя.. что ж, для нее оно действительно не имело значения, но Шаззар собственное предпочитал не скрывать. Успех в его делах зависел в немалой степени от репутации, которая окружала имя.
Собирая свои вещи, молодой салдэйец походя развеял свое Плетение. Легкость, с которой подобные действия давались ему, самого его настораживала, - как бы не вошли в естественную привычку. Да что там, давно вошли бы, кабы не Порча.
- Благодарю, - с легкой улыбкой кивнул он девушке, шагнув в дверной проем и едва не сшиб с ног торопливого посетителя, который при ближайшем рассмотрении оказался менестрелем Вито Гальего, лентяем и повесой, каких поискать, но весьма наблюдательным и, как ни странно, ответственным малым. Когда это не мешало ему предаваться праздности. То, что менестрель прибыл в весьма взъерошенном виде и спешке, могло означать только одно – он вызнал что-то интересное.
- Надо же, кого мурдраалы принесли, - довольно ухмыльнулся Шаззар, поправив сумку на плече. – Талант, говоришь? Я думал, все таланты в такую рань спят без задних ног.
Он не мог удержаться от того, чтобы не подковырнуть менестреля. Впрочем, тот свою лень недостатком, кажется, не считал.
- Маред, это Вито Гальего, - представил он парня своей спутнице. – Знакомы ли вы лично? Рекомендую, весьма занятный певун. Достоин внимания. Но что же мы тут стоим? Не пристало песни в дверях слушать.
Он вернулся к столу, за которым они сидели, жестом остановив показавшуюся из кухни служанку, которая собралась уже убирать. Служанка бесшумно скрылась.
- Хорошая песня – хорошая плата, - Шазаар для наглядности продемонстрировал несколько золотых монет, чтобы подбодрить менестреля.

+2

12

- Леди... - менестрель церемонно поклонился Ниэйн и неспеша потянул с плеча ремень лютни. - Талантливый человек должен время от времени изменять собственным привычкам - это бодрит и наполняет душу новыми впечатлениями. Или, хотя бы, уши - новыми историями.
Он, как ни в чем не бывало, уселся на свободную скамью, проводил настороженным взглядом скрывшуюся служанку, и начал перебирать струны, словно подбирая мелодию к стихам.
- Да чего там далеко ходить - в "Рыжем Лисе" этой ночью такая резня приключилась!.. Постояльцы теперь, понятное дело, съезжают, хозяин рвет на себе волосы и подсчитывает убытки. И ведь что интересно, из постояльцев-то никто не пострадал, ну разве что один разбитой мордой ограничился, а налетчиков после вперед ногами выносили. И кто-то из не то из Хранителей Твердыни, не то из вышибал в "Лисе" обмолвился, что это люди Белтрэна. И я задумался, не тот ли это Белтрэн, чей сынок не далее как вчера попал на плаху, по обвинению даже страшно сказать, в чем... - тут менестрель опасливо понизил голос. - Нет, не подходящее это место для песен. Нет здесь приличной публики, - певун решительно встал и повесил на плечо лютню. Вся приличная публика после этой ночи в "Гостеприимном осьминоге" обретается, - менестрель выразительно взглянул на салдэйца и на его спутницу. - Вот куда самое то с песнями наведаться!
[NIC]Вито Гальего[/NIC][STA]Тирский менестрель[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/hUnV4.jpg[/AVA]

+1

13

С менестрелем они столкнулись в дверях, когда незадачливый певец вместо того, чтобы скользнуть в дверной проём, налетел на салдэйца. Всё бы ничего, мало ли кто куда может торопиться, но у этого явно были какие-то общие с Шаззаром дела, и хотя Ниэйн из сказанного смогла ухватить лишь отдельные слова, она насторожилась. Перевела взгляд на своего спутника, вопросительно подняла брови, но ничего говорить не стала. Сам объяснит.
Женщина собиралась уже оставить менестрелю несколько монет, чтобы избавить себя – а заодно и Шаззара – от необходимости выслушивать очередной талант, но тут вмешался салдэйец и представил певца. Ниэйн уже ничего не оставалось, кроме как кивнуть, по возможности стерев с лица холодное выражение, и последовать за мужчинами обратно. За тот самый стол, который они оставили, служанка не успела даже кружки убрать.
– К сожалению, Колесо нас ещё не сталкивало, – ответила женщина Шаззару, вновь присаживаясь на своё место и внимательно глядя на певца, который уже пристроил лютню в руках и начал что-то наигрывать.
Женщина от нечего делать попыталась угадать мелодию, но не нашла в ней ничего знакомого, хотя и могла бы похвастаться некоторыми познаниями в области трактирной музыки. Наверное, что-то специфически тирское или даже…
Впрочем, довольно скоро она сообразила, что струны лютни менестрель терзал скорее для отвода глаз, а вот «новые истории», прозвучавшие из его уст, казались очень и очень интересными. Ниэйн смерила певца оценивающим взглядом и в конце концов остановилась на мысли, что он либо приятель Шаззара, собирающий для того последние сплетни – или даже кое-что подостовернее сплетен, – либо Шаззара же осведомитель. Оставалось лишь сопоставить только что услышанное с тем, что было уже известно, и получалась такая интересная картина, что оставалось лишь благодарить Колесо, которое сплело именно так, а не иначе.
От нападавших на постояльцев в «Рыжем лисе» – рядом с которым видели Айз Седай – потянулись ниточки к казнённому Направляющему. А в чём этот Направляющий уверял толпу и палача, прежде чем его голова покатилась по помосту? Правильно, в том, что его подставили «ведьмы». Мог ли этот Белтрэн или кто-то из его окружения решить отомстить? Если допустить, что в «Рыжем лисе» в самом деле остановилась та Айз Седай, которую видел Шаззар и что именно на неё напали минувшей ночью, то становится понятно, почему из налётчиков никто не выжил. С Единой Силой шутки плохи, хотя в Тире и запрещено направлять. С четырьмя Стражами, впрочем, тоже шутить не стоит, а скорее всего, поработали и они, и зелёная сестра. Могли ли там быть другие Айз Седай? Не стоило придавать значения тому, что в речах казнённого «ведьм» было много, но… Нет, самым главным сейчас было то, что постояльцы наверняка съехали, а значит ищи их теперь по всему Тиру, да ещё так, чтобы не привлечь лишнего внимания. Зато не пришлось тратить время на бесцельную прогулку к «Рыжему лису», хоть он и по пути. И на том спасибо.
Когда менестрель собрался уходить, Ниэйн вопросительно взглянула на Шаззара, но встала сразу же. В словах певца был намёк, или ей только почудилось? Что же, оставалось только наведаться в гости к этому… «Гостеприимному осьминогу» и посмотреть, в самом ли деле он так гостеприимен.
– Посмотрим, что за публика и посмотрим, что за песни, – женщина насмешливо улыбнулась Вито Гальего и обратилась к Шаззару: – Я так понимаю, наши дела потерпят, а может, их и вовсе стоит теперь отложить?

+2

14

- Занятно… - задумчиво протянул Шаззар, поглаживая чисто выбритый подбородок. – Постояльцы, значит, сами защититься сумели. Это делает им честь. Но чтобы на таверну напасть вот так, в открытую, да еще и скопом. Здесь же не Моул.
Но раскидать бандитов, напавших ночью, чтобы застать врасплох – дело непростое, если только там не ждали нападения. Сколько в результате вышло трупов? Шаззар слышал разные цифры – от трех до двух дюжин. Что заставило их напасть? Жажда наживы? Кто эти постояльцы, на которых напали, богатые купцы, обстряпывающие свои тайные делишки, знать, путешествующая инкогнито?
Ясно было – нападения ожидали, иначе не сумели бы отбиться.
- Думаешь, это имеет отношение к вчерашней казни? – спросил Шаззар то ли менестреля, то ли самого себя. Мысли его приняли иное направление. – Но какой смысл? Месть?
Он посмотрел на девушку.
- Отложить наши дела? Возможно... Я чувствую некоторое замешательство. Это происшествие в «Рыжем Лисе» - громкое и любопытное, но мне почему-то кажется, что это дело для ловцов воров и Защитников. Куда больше меня интересует та Айз Седай, которую видел я.
На самом деле Шаззар уже слышал звон монет. Ему не терпелось продать предметы Силы, покоящиеся в его сумке.
С другой стороны, несколько трупов среди бандитов и ни одного среди постояльцев – картина сложилась бы, если на месте жертв нападения представить Айз Седай и ее Стражей. Ведь он видел ее именно возле «Рыжего Лиса», но не видел, куда она двинулась после. Может быть, она останавливалась там? Но нужно быть совершенно не в своем уме, чтобы дерзнуть напасть на Айз Седай. Или бандиты не знали, кто она такая, - если она вообще снимала покои в «Рыжем Лисе», - или же она настолько им насолила, что они решились на заведомо самоубийственную авантюру.
Мужчина вопросительно повернулся к Вито.
- Среди съехавших постояльцев была женщина чуть выше среднего роста, стройная, светлокожая, голубые глаза, волнистые темные волосы? Похоже, кайриэнка. В сопровождении трех или больше мужчин, один из них арафелец, светловолосый, с косами.
- Хочу удостовериться, что мы не гоняемся за призраками, - пояснил он девушке.
- Кроме того, Вито наверняка сегодня будет давать концерт в «Гостеприимном осьминоге». У него просто нюх на хорошую публику, - добавил Шаззар, выложив пять золотых монет перед менестрелем.

+2

15

[NIC]Вито Гальего[/NIC][STA]Тирский менестрель[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/hUnV4.jpg[/AVA]
- Может и месть... - Вито задумался и потер подбородок, - а может просто решили под шумок пограбить, гости из белостенного города обычно люди не бедные. К тому же эта здесь в поиске кое-каких занятных вещей, которые просто так не купишь. И это вовсе не Рог Валир. Я видел ее в гостях у... одной состоятельной семьи, те полагают, что она богатая тарабонка, и чуть ли не тайная посланница Панарха. Впрочем, одно другому может и не мешать, ведь так?
Когда он выслушал описание, озвученное Шеззаром, брови у него удивленно подскочили.
- Нееет, что-ты, едва ли она кайриэнка. Хотя и роста небольшого, и темноволосая, но не бледнокожая. И глаза темные у нее, цепкие такие, а фигура... - Вито ухмыльнулся и изобразил руками в воздухе что-то похожее на затейливую вазу. - Арафельца я рядом с ней видел этим утром, он сопровождал нанятый ей паланкин. Только он был вовсе не светловолосый, стало быть, это другой арафелец. Мода что ли у них пошла - арафельцев себе заводить... О, благодарствую! - явно довольный гонораром менестрель быстро собрал монеты. - Пожалуй, я провожу вас до "Гостеприимного осьминога", глядишь, еще для чего сгожусь...

+1

16

Шаззар был бесконечно благодарен судьбе за то, что однажды ему посчастливилось познакомиться с этим менестрелем. Парень обладал цепким глазом, внимательностью к деталям, отличной памятью и способностью все это изложить в наилучшем виде. Теперь Шаззар заинтересовался личностью этой другой женщины. Если она не из Белой Башни, - но он помнил слова Маред (хорошо, что она решила назваться так, это как Маредо, забыть сложно) о том, что в городе может быть несколько Айз Седай. Да и менестрель похоже, не сомневался в этом. Что ж, Шаззару будет достаточно одного взгляда, чтобы понять.
А если она не из Башни, а просто богатая аристократка, коллекционирующая вещи, «которые просто так не купишь», это тоже неплохо. При всем уважении к Белой Башне и Сестрам, Шаззар был не прочь толкнуть очередную находку тому, кто заплатит больше, не испытывая угрызений совести.
- Что ж, за хорошим менестрелем публика сама идет, - едва заметно усмехнулся салдэйец. – Посмотрим, насколько гостеприимным окажется этот «Осьминог».

Снаружи солнце уже начало заметно припекать. Высоко в по-осеннему чистом ярко-синем небе плыли пушистые белые облака. В воздухе под слоем неповторимых ароматов огромного портового города стойко ощущался запах морской соли, рыбы и водорослей. Шаззар любил бывать на юге именно в это время года, поздней осенью, а также зимой, особенно теперь, когда в груди поселилась эта тягучая боль. Воздух морских побережий юга слегка притуплял ее, здесь дышалось намного легче и свободнее.
Плащ свернут и перекинут через сумку, рубаха расстегнута до груди, сильный пружинистый шаг человека, почти до конца прошедшего обучение Стража. Но все-таки Шаззар предпочел бы не идти пешком, хотя компания менестреля и девушки, - все-таки он склонялся именно к такому возрастному определению Маред, хотя и умом и понимал, что по возрасту она вполне могла оказаться раза в два, а то и в три, старше него, - доставляла ему удовольствие. Куда с большим удовольствием он прогарцевал бы по улицам верхом на своем верном Колокольчике, распугивая прохожих; они бы так потешно стучали этой смешной деревянной обувкой, используемой в Тире. В отсутствие лошади и седла салдэйец ощущал свою реальность неполной. Однако мерину нужен был отдых после долгой дороги.
Кованая вывеска «Гостеприимного Осьминога» в самом деле изображала это странное морское создание, впрочем, не слишком искусно выполненное – осьминог сжимал в своих щупальцах то ли подушку, то ли кружку, то ли пару приникших друг к другу влюбленных. Шаззар с пристальным интересом разглядывал ее в поисках подробностей, потом повернулся к своим спутникам.
- Посетим? Ну, с Вито все понятно, а Вы, Маред? Рискнете? Если она действительно Айз Седай…
Он сделал неопределенный жест рукой. Хотел предложить ей тоже прикинуться Сестрой, а самому – ее Стражем, но вовремя вспомнил, что это, кажется, настоящими Айз Седай, мягко говоря, не приветствовалось.
- Ну, можем изобразить просто пару, зашедшую на звуки музыки. Вито, конечно, пойдет первым.
К тому же совсем необязательно, что они сходу наткнутся на искомую женщину. Наверняка она отсыпается теперь после событий ночи.

+2

17

– Всё зависит от того, кем были те самые постояльцы… – задумчиво проговорила Ниэйн, ни к кому конкретно не обращаясь. Было интересно, что Шаззар мыслил в том же направлении, что и она сама, хотя вряд ли он пришёл к тем же выводам.
Салдэйец, как видно, не спешил без оглядки бросаться в объятия к «Гостеприимному осьминогу», впрочем, и правильно, поэтому женщина лишь кивнула в ответ на пояснение мужчины, но прибавлять к его словам ничего не стала. Раз менестрель – знакомец Шаззара, пусть и решают всё между собой, а её дело смотреть, слушать и запоминать как можно больше, ведь любая мелочь может дать зацепку. Поймав себя на этой мысли, Ниэйн подивилась тому, с какой лёгкостью она решила непосредственно заняться этим делом. Соскучилась, что ли, по прежним дням? Во всяком случае, возвращение к библиотеке не казалось уже столь заманчивым, как какой-нибудь час назад.
Необъяснимое раздражение на менестреля уже прошло, развеянное ценностью сведений, которые тот сообщал легко и как бы между делом. Надо бы взять этот талант на заметку, решила Ниэйн, когда-нибудь непременно пригодится. Упоминание о белостенном городе, в котором всякому нетрудно было угадать Тар Валон, заставило женщину вновь насторожиться.  Она побарабанила пальцами по столу, соображая, в самом ли деле то была Айз Седай, или просто богатая путешественница, покинувшая родной город в поисках каких-то ценных вещей. Нет, надо было узнать наверняка.
Описание женщины ничего Ниэйн не сказало. Можно было уточнить, не было ли у неё безвозрастного лица, не вряд ли менестрель настолько хорошо приглядывался, да и подобный вопрос мог навести на определённые мысли. Если такая Айз Седай и была в Башне – а всякими непонятными вещами, которые трудно найти, вполне могла интересоваться коричневая сестра, – то бывшая принятая никогда с ней не сталкивалась, что и неудивительно. Опять выходило, что надо идти и смотреть самой.
Решение Шаззара Ниэйн встретила даже с некоторым облегчением, но говорить ничего не стала – молча поднялась с места, подождала, когда выйдут мужчины, потом, на всякий случай оглянувшись – в основном помещении трактира всё ещё никого не было, – вышла навстречу слепящему осеннему солнцу и ароматам портового города.
Всю дорогу женщина молча. По сравнению с утром было тепло, даже жарко, поэтому плащ пришлось снять, свернуть и повесить сверху сумки, насколько это было возможно на ходу. Воздух был пропитан запахом соли, водорослей и рыбы. Тир оставался Тиром, и только небо необычайно чистого цвета да лёгкие облака над ними были красивы. Впрочем, небо было красивым всегда и везде, уж за это-то Ниэйн, исходившая немало дорог, могла поручиться.
Путь прошёл как-то незаметно, и женщина показалось, что вывеска «Гостеприимного осьминога» возникла перед ними уже спустя несколько мгновений после того, как закрылась дверь «Поющего весла». Осьминог был нарисован – скорее намалёван – не очень аккуратно, но разобрать, что это именно он, было ещё можно. А вот что он сжимал в щупальцах, об этом, наверное, знал только художник. Если людей, то Ниэйн не хотелось бы воспользоваться подобным гостеприимством.
Женщина собиралась уже направиться к двери, когда её догнал вопрос салдэйца. Она остановилась, оглянулась и помолчала недолго, соображая. Этот вопрос как-то успел ускользнуть от неё, хотя перед этим она сама говорила Шаззару, что предпочтёт не сталкиваться Айз Седай. Свет, пусть это окажется не Айз Седай… Нет, пусть Айз Седай, но такая, чтобы ей не было дела до женщин, способных направлять. Уйти, когда ответы на многие вопросы всего в нескольких шагах от неё? Ниэйн тряхнула головой, волосы, до того подобранные и слабо укреплённые, рассыпались по плечам, и женщина сама на себя рассердилась за неуместное проявление азарта. Впрочем, азарт азартом, но она решилась.
– Рискну, – подтвердила она и тут же спохватилась: – Не думаю, что заинтересую Айз Седай, хотя, конечно, стоит сесть ближе к выходу…
Ниэйн махнула рукой, продолжив играть обыкновенную девушку, не имеющую даже самой слабенькой Искры. Шаззар, как ей порой казалось, кое-что подозревал, но молчал, что вполне женщину устраивало. Менестрель же не должен был знать ничего.
– Да, так лучше, – женщина кивнула и отошла в сторону, пропуская менестреля.
Они с Шаззаром вошли следующими.

+3


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Хранилище » Слухами земля полнится


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC