Колесо Времени: Пути Узора

Объявление




В игру срочно требуются представители кайриэнской знати, в особенности союзники короля Эмона.
Мужчины-Направляющие на данный момент в игру не принимаются.


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров



Создатель
Skype: rochika93

Специалист по связям с общественностью:
Каралин Дайлин
Skype: alenari5

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Хранилище » Ночь проводить надо правильно


Ночь проводить надо правильно

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Дата, время, погода: 13 Джумара 303 н.э. Глубокий вечер, плавно переходящий в ночь.

Местоположение: Тар Валон, Белая Башня.

Персонажи: Кесао Тайрова, Гинора Мэдвен, по обстоятельствам возможны другие участники.

Сюжет: Некоторые люди поругались и забыли, а некоторые еще отомстить могут.

0

2

Кесао расстилала постель в своей комнате, готовясь ко сну. День прошел на редкость паршиво: плетение, показанное Селлой Седай, не давалось уже который раз, послушницы сегодня решили поставить рекорд по количеству травм и отсутствию мозгов, да вдобавок еще девушка поругалась с какой-то Принятой, которой вздумалось пошутить о Порубежниках вообще и об арафелийцах в частности. Ничего такого крамольного шутка в себе не содержала, и в другое Кесао не обратила бы на нее никакого внимания, но ехидная Принятая – Гинора ее, кажется, зовут – подвернулась как раз после занятия с послушницами, когда единственное, чего хотелось разозленной арафелийке – это хорошенько на кого-нибудь наорать. Кесао взяла за правило никогда не повышать голос на учениц, что бы они не выкинули, однако к другим Принятым это не относилось, и Гиноре крепко досталось. В моральном плане, конечно, за членовредительство их обеих тут же вызвали бы к Наставнице Послушниц на долгий разговор о правилах поведения, подкрепленный воспитательными мерами в виде розг.
Собственно говоря, в моральном плане Гинора не сильно и пострадала, судя по тому, с какой живостью и разнообразием лексикона отвечала. За этот скандал им бы непременно досталось, если бы девушки не додумались мгновенно заткнуться и разбежаться, когда на горизонте появилась Айз Седай.
Стянув с себя платье с чулками и небрежно бросив их на стул, Кесао оставила туфли валяться посреди комнаты и забралась в кровать. Никакие скандальные Принятые и безмозглые послушницы не стоят того, чтобы портить ей сон. Тем более завтрашний день едва ли будет намного лучше сегодняшнего.

+1

3

Было уже далеко за полночь, когда Гинора тихонько выскользнула из своей комнаты. В это время даже самые заучки должны были уже мирно посапывать носами к стенке. Но все равно следовало быть очень и очень осторожной. Она ведь не хочет лишний раз попасть в кабинет Наставницы Послушниц.
"Может, надо было подождать еще часик?" - будущая Айз Седай мучалась сомнениями, но  кралась вдоль стены с грацией кошки. Ну, то есть ей так казалось. Гинора зябко ежилась и безуспешно пыталась повторить Стражевскую походку.
"И как они это делают?" - помимо воли задумалась и припомнила увиденную вчера тренировку. Даже красться забыла, прикусив губу. - "Вот стану Айз Седай  - и будет у меня Стражей больше, чем у Бриане Седай! В два раза!"
И она даже присматривала себе кандидатов, пусть она всего год как Принятая, но выбор Стража -это же дело, серьезнее не бывает. Но вот печаль, Гинора меняла свои предпочтения чуть ли не каждый день. Ей нравился то один, то другой, то оба сразу - и так все по очереди, и ведь никак не определиться! Да и глазеть на тренировки получалось только урывками, учеба у Норы была на первом месте. Ведь чем быстрее она всему научится, тем быстрее накинет на плечи шаль и утрет нос всем этим задавакам, которые обзывали ее необразованным дичком. И тем быстрее у нее будет все, о чем можно желать, а именно - четыре Стража и жизнь, полная приключений. И ради этого уж точно стоило постараться.
Гинора вздохнула и отлепилась от стеночки, к которой уже успела прислониться. Мечты мечтами, но у нее сегодня важное дело. А Стража она себе найдет в Малкире, и еще получше, чем у...
"Вот она!" - нужная дверь, за которой спит ничего не подозревающая арафелка. Все лишние мысли мигом вылетели у Норы из головы, осталось одно пожелание - лишь бы петли не скрипнули. И лишь бы эта наглая девица и вправду спала.
"Так, спокойно, она сопит, все в порядке," - Гинора продвигалась по комнате Кесао маленькими шагами, нащупывая стул. Платье могло быть или на нем, или в шкафу, но это какой сдвинутой на порядке надо быть, чтобы раздеться и повесить платье в шкаф?
"А вот и оно!"  - все ж таки на стуле. Гинора чуть не захихикала, представив лицо Кесао, когда та увидит утром свое платье со срезанной радужной каймой.
"Раз вела себя сегодня как глупая послушница, так и получи!" - спешно развязала поясной  мешочек и достала из него заранее  припасенные ножницы. Замерла на мгновение, прислушиваясь к дыханию арафелки, стянула со стула платье и начала нащупывать подол. При этом переминулась с ноги на ногу, наступила на туфлю, покачнулась, попыталсь удержать равновесие и неловким взмахом руки сбросила что-то со стола. Сердце ухнуло куда-то в низ живота и не зря - звон разбитого кувшина показался просто оглушительным.
Дожидаться реакции арафелки Гинора не стала, бросилась к двери, так и не выпустив из рук ни платья, ни ножниц.

+2

4

Спокойным сон назвать было сложно: Кесао виделся ее класс послушниц полным составом, пытающийся сжечь  кабинет и весьма преуспевающий в этом, в то время как сама Принятая никак не могла обнять саидар. Стоящая в стороне Селла Седай и пальцем не шевелила, чтобы прекратить это безобразие, и монотонным голосом повторяла что-то о необходимости больше тренироваться. Пламя между тем подбиралось к самой Кесао, но девушка не двигалась с места, как будто ее ноги приросли к полу.
Сожгли ее или нет, арафелийка досмотреть так и не успела: она проснулась от оглушительного звона. Сев на кровати, Кесао обняла саидар – хвала Свету, наяву это получилось без всяких проблем ! – и над ее ладонью вспыхнул светящийся шар, представляя взору девушки неутешительную картину.
Первыми в глаза бросились осколки кувшина. «Что я теперь скажу?» - в панике подумала девушка. Кувшин был еще совсем новый, видно, разбить прошлый успела предыдущая владелица комнаты, и Кесао несомненно достанется, когда она не сможет предоставить убедительное объяснение случившемуся. А что, собственно, случилось?..
Взгляд арафелийке упал на стул, на котором лежало ее платье. Точнее, должно было лежать. Кесао вскочила с кровати, кое-как запихав ноги в туфли, и бросилась к двери, которую неизвестная ночная посетительница оставила открытой. Принятая успела увидеть бегущую девушку, скрывшуюся за поворотом, которая держала в руках что-то подозрительно похожее на белое платье. Помянув воровку крепким словом, Кесао бросилась за ней, погасив перед этим шар света и отпустив саидар.
«Треклятая сволочь! Чтоб тебя стадо козлов  целовало!» Что может быть лучше, чем бегать ночью по коридорам Башни в одной сорочке? И не спится же какой-то дуре! Кесао попыталась вспомнить, кому она могла так насолить. Неужели это Гинора решила отомстить за сегодняшнюю перепалку?  Арафелийка искренне не понимала, как можно лишать себя сна ради мести, тем более что Гинора сама много чего наговорила.
Бегала Гинора быстро, и Кесао оставалось молиться, чтобы на шум, который они тут подняли, не сбежались Айз Седай со слугами, не то достанется им обеим. «Куда бежит эта ненормальная? – удивленно подумала арафелийка, - она же не хочет выбежать во двор?» При мысли о том, что придется почти нагишом гонятся за Гинорой по саду, девушка отпустила в ее адрес еще ряд крепких выражений. Хорошо хоть ночью за пределы Башни не выбежать, хотя некоторые, говорят, ухитрялись это проделать. Однако на такую глупость не способна даже эта полоумная Гинора. Ведь не способна, да?
На нижнем этаже Кесао ее все-таки потеряла. Странно, что этого не случилось раньше – бегала арафелийка явно медленнее. Кесао бессильно огляделась. Рядом был выход в сад, но с тем же успехом Гинора могла побежать и дальше по коридору. И куда теперь идти?

Отредактировано Кесао Тайрова (2016-08-14 01:11:18)

+3

5

Гинора неслась по коридору и чувствовала себя очень глупо. Вот куда теперь девать это платье? Было бы по пути хоть одно открытое окно, она бы давно выбросила эту тряпку куда подальше, но кто будет держать окна открытыми зимой? Вот и оставалось только бежать с этажа на этаж, надеясь, что арафелка отстанет или вообще бросит погоню. Хотя шум подымать та не стала, это она молодец. Но неужели надеется справиться с ней сама? Ха и еще раз ха, пожила бы в Слободе и не так бы научилась бегать с чужим кошельком за пазухой.
"Но все же, что же делать с платьем?" - и почему тут нет ни одной ниши, в которой можно было бы затаиться?
Выбор, куда бежать, был невелик - только вниз. Заворачивать на кухню Гинора не стала, еще не хватало отгрести потом сковородкой от Госпожи Кухонь. Так что оставался только сад. Но никто в здравом уме не будет бегать в одном платье по сугробам, так что Гинора, не раздумывая, вылетела за дверь. Тем более, у нее же аж целых два платья, одно трофейное.... А если серьезно, то можно будет забежать в другую дверь в конце сада и вернуться к покоям Принятых через другое крыло. Правда,  там может бродить какая заблудившаяся во времени Коричневая, но может же и не бродить!
Гинора успела пробежать от силы два шага, как земля выскользнула у нее из под ног, и девушка упала на спину, и аж дыхание перехватило от удара о твердую поверхность. На глазах у Принятой выступили слезы, затылок раскалывался и, кажется, она отбила себе весь зад.
"Как же так?" - неужто Кесао ее догнала и сделала.. что? Рядом никто не Направлял и над ней никто не стоял, злорадно усмехаясь. Так что Гинора охнула и попыталась встать, но сделать это оказалось не так уж и легко. На живот она с горем пополам перевернулась, но вот дальше ноги и руки просто напросто разъезжались, не желая повиноваться.
"Это что, лед?!"- и правда, вся дорожка сада, тщательно вычищенная от снега днем, теперь была покрыта идеально ровным  и невероятно скользким слоем льда. Нора чуть не застонала от осознания, что она явно неудачно выбрала время для своей проказы, сейчас ведь и эту на нее повесят. Зад заныл еще пуще, а пальцы и нос начали замерзать.
"Ну же, ты сможешь!" - и да, ей удалось подняться аж на карачки. И дальше дело застопорилось. - "Отлично, сейчас прибежит арафелка, а тут я вся такая красивая в раскоряку..."- и ножницы, заразы, потерялись еще при первом падении, хоть их бы в лед воткнула.... А к саидару Гинора принципиально не тянулась, ну уж нет, это ледовое безобразие на нее не повесят!
"А если лед не только в саду? А если какая Айз Седай  упадет и сломает ногу?"- а ее оправданием будет только честно рассказать, как опростоволосилась с Кесао. Вот же позорище!

+3

6

Кесао недолго стояла посреди этажа в глубоком раздумье: откуда-то позади послышались шаги, видимо, они все же привлекли внимания кого-то из слуг или, не дай Свет, Айз Седай. Не имея никакого желания попадать хоть кому-нибудь из обитателей Башни, да еще в таком пикантном виде, арафелийка метнулась к двери и выскочила в сад.
И вот тут-то она в полной мере осознала, что нынче на улице все-таки зима. Сквозь одну единственную несчастную сорочку это чувствовалось особенно хорошо. Кесао обхватила себя руками, в голову закралась мысль, что попасться ночью Айз Седай не так уж и страшно. Девушка, наверно, все же заскочила бы обратно в здание, независимо от того, кто ее там ждет, но тут она обернулась и узрела позади себя дивное зрелище: Гинора с самым что ни на есть упрямым и целеустремленным выражением лица пыталась подняться с дорожки, но ноги и руки каждый раз разъезжались в стороны, и девушка падала обратно, отбивая себе все возможные конечности. Кесао изумленно уставилась на эту картину, а потом до нее дошло, в чем дело. Ну конечно же, лед! Арафелийка позволила себе злорадно усмехнуться. Они на юге, небось, вообще понятия не имеют, что такое настоящая зима. Но Тайрова-то Порубежница, и ходить по скользкому льду ей не привыкать.
С Приграничья Кесао или нет, но только вот ноги разъезжались и у нее. С горем пополам добравшись до Гиноры, арафелийка выдернула у нее из рук свое платье, попутно сведя на нет все ее скромные успехи в таком трудном начинании, как «подняться с этой проклятой дорожки». Однако девушку в этот момент больше интересовало, что у нее в руках ее родное, любимое, теплое... а вот никакое и не теплое, эта растреклятая дура успела повозить платье по льду, и в нем теперь наверняка будет ненамного теплее, чем без него.
- У тебя, видно, все мозги на нашу последнюю ссору ушли, - раздраженно заявила Принятая, - отстегать бы тебя хорошенько розгами за такие дурацкие выходки! У меня послушницы в классе умнее тебя.
Послушницы из ее класса стояли выше всех по шкале человеческой глупости, которую для себя представляла Кесао. Раньше она полагала, что их рекорд не побить никому, однако вот оно, перед ней, прямое доказательство того, что нет предела совершенству. «Доказательство» между тем все еще пыталось встать. Может, в другое время арафелийка и помогла бы ей, однако во-первых, на улице жутко холодно, а во-вторых, Гинора сама виновата. Ночью спать надо, а не заниматься хищением чужих платьев.
Кесао еще много чего могла бы ей сказать, но не имела никакого желания схватить простуду из-за какой-то южной дурехи, а потому она попросту по вернулась и с гордым видом – насколько возможно сохранять гордый вид, когда то и дело подскальзываешься на льду – направилась обратно в Башню.
Принятая приоткрыла дверцу и осторожно заглянула внутрь. Как назло, у одной из стен стоял человек со свечой, оглядывающийся вокруг. Кесао поспешно закрыла дверь. Кажется, ее все-таки не заметили. Неужели придется обходить сад, чтобы попасть внутрь через другой выход? Арафелийка бросила на Гинору еще один раздраженный взгляд – все из-за этой дуры, приспичило же ей по ночам шляться!

+2

7

Проигрывать тоже надо уметь, потому Гинора сцепила зубы и промолчала. Кесао не стала насмехаться над ее жалким видом – и то хорошо. Вот потому Нора и не стала поджигать ей платье и этим усугублять свое наказание. Если, конечно, ее таки тут застукают, потому следовало уползти куда подальше, раз уж она не может встать на этом растреклятом льду! И пока Кесао с гордым видом победительницы шествовала обратно к дверям, до Гиноры дошло, что она делает не так – надо как-то переместиться к краю дорожки и там она уже сможет встать. Вот этим Принятая и занялась, в душе желая, чтобы арафелка тоже поскользнулась на льду. Но та каким-то непостижимым образом таки держалась на ногах и это неимоверно злило. А злость придает сил, так что вскоре Гинора победно заползала на сугроб. О Свет! Она радуется тому что ее башмаки полны снега! Дожила! Зато, пока боролось со льдом как-то и согрелась, а теперь опять становилось зябко.
«А эта курица с чего вернулась?» - эту Кесао совесть, что-ли, замучила и та решила все же помочь ей? Да пусть она свои благородные порывы к себе в задницу запихает!
Раздраженный взгляд арафелки подсказал Гиноре, что та прочитала ее мысли и передумала помогать. Вот уж действительно - курица с колокольчиками вместо мозгов.  Так что Гинора ответила Кесао не менее раздраженным взглядом, а потом лицо ее в ужасе исказилось – она заметила в ближайшем к двери окне отблеск огня.
«Кто-то идет!» -  и объясняй потом в кабинете Наставницы Послушниц, что все это какое-то недоразумение. «Я всего-то лишь хотела отрезать кайму с платья Кесао, а не бегать ночами по саду, в надежде наткнуться на бегающих тут же голышом учеников Стражей», - ну почему в критический момент ей лезут в голову всякие глупости? Да и вообще, неправда все это, за семь лет в Башне Гинора никого с голым задом так и не застукала, хотя иногда присоединялась к полуночным вылазкам к фонтану.
- Бежим! – скорее прохрипела, чем вскрикнула. И лучше бы, конечно, бежать в разные стороны, но ей оставалось только одно направление - по сугробу вдоль дорожки к дальней двери. А если эта курица арафельская  ее не услышала и не поняла, то сама и виновата.

+3

8

Гинора таки додумалась отползти со скользкой дорожки и встала на ноги. И то хорошо, ведь если кто-нибудь  ее тут застукает, с этой южанки станется рассказать все и про Кесао, и стоять им тогда обеим в кабинете Наставницы Послушниц, а потом еще наверняка и коротать вместе вечера за чисткой котлов. Нет уж, у Принятой найдутся занятия получше.
Вот только она все еще не в своей комнате, завернутая в теплое одеяло, а потому угроза чистки котлов была более чем реальная. Внезапно раздражение во взгляде Гиноры – как будто это не по ее милости они торчат тут на холоде! – сменилось ужасом, она что-то сдавленно прохрипела и бросилась бежать. Кесао не стала выяснять, что она там увидела, а просто бросилась за ней. Бегать по сугробам – не самое приятное занятие, особенно когда на тебе одна сорочка, но арафелийка не имела никакого желания валяться на льду, как давеча Гинора. Оставалось надеяться, что бегая она хоть немного согреется. И хорошо, что хоть ветра нет, иначе Принятой пришлось бы совсем плохо. Ноги окоченели, можно было только молиться, чтобы они потом не оказались обмороженными.
«Наверное, тот человек меня все-таки заметил.  Свет, лишь бы он не стал за нами идти!» Но какому слуге охота шляться по сугробам из-за двух Принятых, у которых не иначе как с головой не все в порядке? Однако он может увидеть их, а потом все рассказать Наставнице Послушниц. Но с другой стороны, попробуй еще разберись,  какие именно две ученицы тут шастали. Главное, чтобы слуга их не узнал. Арафелийка впервые обрадовалась, что сейчас ночь.
За то время, как они бежали, Кесао успела сотни раз пожалеть о том, что не додумалась захватить с собой плащ, однако сейчас жалеть об этом поздно. Вдруг она оступилась и чуть не полетела в сугроб лицом. Выругавшись, она остановилась и посмотрела на свою ногу. Ну так и есть, одна туфля осталась в снегу. Рыться в сугробах голыми руками – удовольствие ниже среднего, но бежать же ей дальше босиком, да и других туфель у нее нет. Арафелийка наконец вытащила обувь, вытряхнула из нее снег и надела. Становилось совсем холодно, она точно схватит простуду.
Кесао огляделась вокруг, пытаясь определить, далеко ли им еще до дальней двери. Принятая, честно сказать, вообще не смотрела, куда они бегут, а просто двигалась за Гинорой. Но та вроде бы была еще не полной дурой, а значит, должна по идее обогнуть сад, если, конечно, ей не захотелось переночевать в казармах у Стражей, который, кстати, были совсем рядом. Но нет, они явно двигались в нужном направлении.
Кесао уже собралась догонять свою спутницу, как вдруг ей показалось, что она заметила в темноте фигуру. Направлять, чтобы создать светящийся шар, арафелийка не рискнула, поэтому только прищурилась, пытаясь разглядеть получше. Но больше никакого движения Кесао не заметила. «Наверно, мне только показалось. После всех этих ночных пробежек и троллок в темноте померещится»
- Ты н-ничего не заметила? – на всякий случай спросила девушка, догоняя Гинору. О свет, у нее от холода зуб на зуб не попадал! – по-моему, там кто-то был.
Кесао кивнула в сторону, где незадолго до этого видела фигуру,но снова ничего не заметила. С другой стороны, арафелийка не так уж и хорошо видела в темноте.

+3

9

Этот день у Джарида не задался. Мало того, что он за нерасторопность схлопотал от Каэдо Гаидина дополнительное поручение в виде колки дров и таскания их в печную комнату корпуса Принятых (а ведь он собирался заглянуть в свободное от тренировок время в библиотеку Башни), так еще его угораздило посеять во время этого занятия подаренный матерью кинжал - красу, гордость и память о салдэйских корнях! Как это получилось, что тонкий ремешок, державший ножны у пояса порвался и Флинн не заметил того момента, как они вместе с кинжалом канули в снегу? Джарид, на всякий случай, сначала обшарил свои вещи и кровать, а также кровати соседей по казарме, из-за чего сцепился с Хаммаром и закономерно получил еще одно задание в виде мытья полов во всей казарме. Возя шваброй по полу, он еще раз прокрутил в мыслях прошедший день и пришел к выводу что единственное место, где осталось поискать, - это та дорожка через сад, по которой он носил дрова. Осталось только дождаться, когда вся казарма уснёт, и отправляться на поиски. Счастье, что в караулке сегодня дежурит Ломас - он его по старой дружбе выпустит без вопросов.
Рыться в снегу было тем еще удовольствием, даже для порубежника. Выпало его много, а кинжал что-то не спешил находиться. Руки у несчастного Флинна замерзли до ломоты, а потом вообще почти одеревенели, но Джарид твердо решил, что не вернется в казарму без кинжала. Лучше вовсе лишиться рук, чем покрыть свою голову таким позором. Когда наконец его ладонь наткнулась в снегу на что-то твердое, и он извлек кинжал из сугроба, то на радостях расцеловал его и чуть не пустился в пляс. Вот теперь можно было с чистой душой отправляться спать, как вдруг до него донеслись звуки, покоторым Джарид понял, что в саду есть кто-то еще. И что-то даже мелькало там, в свете луны, ближе к галереям, где жили Принятые. По-хорошему, лучше было бы сразу уйти. Стражи не зря говорили, что нет ничего хуже, чем пытаться дознаться какие там секреты у Айз Седай ото всего остального мира. Все равно ничего не узнаешь, либо тебя обведут вокруг пальца, а бед на себя можно накликать на год вперед. Но любопытство в этот раз пересилило, тем более, что мелькали в сторонке не цветные шали, а вроде бы белые платья Принятых. Ну ладно сам Джарид, а они-то что забыли на улице в такую холодную ночь? Неужели поджидали таких же остолопов, какими в свое время были они с Кристером? Флинн даже слегка поёжился, вспомнив ощущение от невидимой веревки, дернувшей его за ногу. До сих пор оно было самым ярким и неприятным воспоминанием той ночи. Но все же осторожно направился навстречу опасности. И не пожалел. Ну кто еще из его приятелей похвастается, что видел двух барахтающихся в сугробе Принятых? Джарид в какой-то момент даже слегка хрюкнул от смеха, но тут же зажал себе рот и нос, заметив, что девушки насторожились. Судя по всему веселье закончилось, надо было уходить, пока его не заметили и не написали на него жалобу Каэдо, но Джариду стало как-то неловко. Он-то оделся по погоде, в куртку и две рубахи, а на девушках были только платья. А на одной, кажется, и вовсе ночная сорочка. Может, они тоже потеряли тут что-то ценное, например, кольцо Великого Змея одной из них, и ищут теперь, бедные? Разве Флин может вот так взять и уйти, оставив их без помощи? И Джарид вышел из-за усыпанных снегом кустов, исполнившись намерения исполнить долг порубежника.
- Леди, могу я чем-нибудь помочь вам? - спросил он, приблизившись к девушкам. Взгляд полусалдэйца, вопреки его намерениям, зацепился за ворот ночной сорочки, но Джарид деликатно отвел его в сторону. Тут ему пришло в голову, что помочь он может, хотя бы поделившись с девушками одеждой, и Джарид принялся стягивать с себя куртку.

+3

10

- Да нет там никого! – раздраженно прошипела Гинора, кляня на чем свет стоит и эту Кесао, и ее платье, а заодно и себя за то, что не лежит в теплой постели, а бегает по сугробам в одном платье. Зуб на зуб уже не попадал, и да, ей и так не по себе, а арафелка еще и подливает масла в огонь. Издевается, наверняка! Хотя, было за что, но …
Но никаких оправданий Гинора придумать не успела, так как из глубины сада и правда вышла темная фигура. И Принятая не пискнула только потому, что она уже не какая-то там послушница - раз попалась, то надо хотя бы сделать вид, что не очень-то и расстроилась. А бежать в обратную сторону не было ни сил, ни толку, их с Кесао загнали в угол.
«Эм… Что?» - Гинора ошарашенно моргнула, когда фигура не забила тревогу, а учтиво спросила, чем помочь. Вот таким приятным мужским голосом.
«Да ладно? Это кто? Ну не Страж явно, тогда… ученик?» - пока она со скрипом соображала, парень уже успел стянуть с себя куртку и куда-то деть, и занялся рубахой. И тут Гинора с ужасом сообразила, что он же сейчас совсем разденется! Ученики таки бегают голышом, ну вот что за невезение наткнуться на пробежку именно сегодня! Вот в другой день, точнее ночь, она бы с удовольствием подглядела и похихикала, но не сейчас же!!!
«Свет, ну за что?! И лед этот, и голый мужчина, а я тут почти не одета,  меня сошлют на ферму ни за что!» - Нора представила лицо Бриане Седай, когда та узнает о ее позорище, и девушке поплохело. И даже мысль, что страдать не ей одной, а с Кесао, ничуть не радовала. Та вообще в одной сорочке, это ли не доказательство их морально падения?!
- Все, хватит! – топнула ногой, только та ушла глубоко в снег, и потому жест получился не таким грозным, как хотелось бы. Так что осталось только зашипеть рассерженной кошкой.
- Ты с ума сошел! Оденься обратно и дружков своих гони!

+1

11

Кесао, которая и сама уже была на взводе из-за всей этой дурацкой ситуации, хотела было огрызнуться в ответ, но не успела. Увы, именно сейчас зрение ее не подвело, и к девушкам подошла фигура, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся молодым мужчиной, по-видимому, учеником Стража. Арафелийка с трудом удержалась от того, чтобы не взвыть – неужели всей Белой Башне вздумалось выйти прогуляться именно в ту ночь, когда она не спит в своей постели?!
Тут до Кесао внезапно дошло, что какой-то незнакомый мужчина в данный момент лицезреет ее в одной несчастной сорочке, которая мало того что от холода нисколько не спасала, так еще и считай ничего не скрывала! Единственное, что спасло ученика от удара платьем по лицу – и желательно дальнейшего завязывания этим самым платьем глаз – был в высшей степени благородный жест в виде снятой куртки. Кесао мгновенно забыла обо всех неприятностях, которые сулило появление здесь постороннего,  и чуть не выхватила драгоценную одежду у него из рук. Куртка оказалась восхитительно теплой, и арафелийка поспешила в нее закутаться. Рукава, как, впрочем, и все остальное, были ей велики, но так даже лучше – есть куда сунуть окоченевшие пальцы.
Подняв со снега оброненное в процессе одевания платье, Кесао посмотрела на мужчину уже другим, задумчивым взглядом. Если он только ученик Стража, то есть шанс, что он не станет ничего никому говорить – в конце концов, он и сам вышел погулять ночью. Но помощи им от него никакой не надо, это факт. Пусть лучше этот ученик идет туда, куда он шел, и не мешает честным Принятым заниматься своими не совсем законными по мерке Башни делами.
Однако как бы там не думала Кесао, а реакция Гиноры ее неприятно удивила. Конечно, отослать мужчину надо, но не так же грубо, он им ничего не сделал. И с чего эта ненормальная решила, что с ним есть какие-то там дружки? Арафелийка никого не видела, если, конечно, Стражи не решили устроить засаду, но к чему им поджидать двух Принятых? Если они тут кого и ловили, то точно не их.
Кесао вдруг подумала, что если ученик уйдет, то куртку ему придется вернуть и добираться до комнаты в одной сорочке. По этому холоду. Чтобы там не пришло в голову Гиноре, а расставаться по ее милости с долгожданной теплой вещью арафелийка не хотела категорически. И пусть она думает, что хочет!
- Извините ее, она... немного перенервничала, - обратилась Кесао к мужчине, кинув на Гинору испепеляющий взгляд, - нет, мы обойдемся без помощи, но вы можете пройтись с нами до входа в Башню.
Они с Гинорой, в конце концов, будущие Айз Седай, должен же хоть кто-то из них двоих вести себя соответствующе. Не то чтобы Кесао очень хотела, чтобы их провожали, просто она весьма смутно  представляла, как потом будет возвращать куртку владельцу. Не хотелось бы совершать еще одну ночную вылазку. Можно, конечно, исхитриться как-то передать ее и днем, но если арафелийка вернет этот предмет гардероба у входа в Башню, мороки будет определенно меньше.

+1

12

- Нету со мной никаких дружков, я тут один! - решительно возразил Джарид и скрестил руки на груди, подумав, что хоть эти девушки и будущие Айз Седай, а он - будущий Страж (может даже кого-то из них), но позволять собой командовать - плохая идея. Надо с самого начала вести себя с достоинством, а то женщины горазды оседлать мужчину, словно резвого коня. А то и в телегу запрячь. Образно выражаясь, конечно. Нижнюю рубаху он все же на себе оставил, а верхняя свешивалась из-под согнутого локтя, раз уж принятая отказалась ее брать. Вобщем-то ему было бы не слабо оставить куртку девушкам - потом как-нибудь передадут обратно через слуг. Разве только Ломас его вернувшегося без верхней одежды будет потом подкалывать, припоминая голую пробежку.
- К вашим, услугам, леди! Буду рад вас проводить, - ответил он Кесао, - и позаботиться о том, чтобы вы еще раз не поскользнулись, - в голосе Флинна послышалась улыбка.
- А выбегать среди ночи на двор и купаться в сугробе, это... хм, какой-то особенный обычай? - весело поинтересовался он.

+2

13

«Перенервничаешь тут», - Гинора чуть не застонала, у Кесао при виде мужика напрочь отключило мозги. Ну каким местом та думает, раз пригласила проводить их до дверей? Нет, понятно каким, но не весна же на дворе! И вот, пожалуйста – он не только рад их проводить, так еще и насмехаться вздумал! А все из-за этой блудливой кошки, которая не нашла ничего лучше, чем закутаться в мужскую куртку и начать заигрывать со стражевским учеником.
«Сначала проводите до дверей, потом до комнаты, ясно, с чего он начал так зубоскалить!» - Гинора прекрасно знала, что у мужчин на уме только одно. Но если тот думает, что попасть в комнаты Принятых ночью проще, чем днем, то ой как ошибается! Им бы самим вернуться без дальнейших приключений.
Но каков же нахал!
- Холод закаляет, - Гинора вдруг сообразила, что в куртке теплее, чем в одном платье, и Кесао та еще коза! А она дура, причем вдвойне, ведь если арафелка успела завладеть курткой, то она могла бы рубашкой, или даже двумя, от штанов толку нету, а вот сапоги бы пригодились. И если ради этого пришлось бы полюбоваться на голый мужской зад, то почему бы и нет.
«Как же я сразу не сообразила! Что он убежит, а одежда бы досталась нам,» - она разочарованно вздохнула. Но немного гордилась собой, что поступила как настоящая Айз Седай, которая никогда не врет. И не стала придумывать нелепые оправдания, что если обтереться снегом на растущей луне, то грудь лучше растет. Хотя, может это и правда, и арафелки так и делают. А парень здесь тоже себе кое-что увеличить хочет. Хотя больше шансов отморозить…
- Если с тобой нет дружков, то кто там? – Гинора махнула рукой в сторону нужной им двери, там тоже заблестел огонек. И Принятой это очень не понравилось. Может, искали и не их с Кесао, но…
Но такими темпами придется забирать у парня его рубаху и ночевать на конюшне.
«В соломе и пыли… и сено в волосах,» - прогонят с Башни с позором и будут правы!

Отредактировано Гинора Мэдвен (2016-08-29 14:25:35)

+1

14

Кесао уже собралась с непроницаемым лицом заявить, что бегать по сугробам – это часть обучения Принятых, но Гинора ее опередила. Арафелийка мрачно на нее покосилась. Холод-то, безусловно, закаляет, вот только девушка предпочитала заниматься закалкой в каких-нибудь иных обстоятельствах и без свидетелей. Они сегодня уже и так много чего сделали, за что их с Гинорой могут выставить за ворота Башни, поэтому чем скорее они доберутся до своих комнат, тем лучше.
Кесао уже направилась дальше по дорожке, когда ее остановил вопрос южанки. И правда, рядом с нужной дверью блестел огонек. Да что же это такое-то, а?! Что ж им так не везет все время? Арафелийка подумала, как будет выглядеть со стороны, если их все-таки поймают: Принятая в одной сорочке, закутанная в мужскую куртку, в компании другой Принятой и ученика Стража ночью в саду! О Свет! Полоть им с Гинорой грядки на какой-нибудь дальней ферме лет десять. Идея приглашать с собой их нового знакомого уже не казалась Кесао такой уж здравой. Передать куртку, в принципе, небольшая проблема. Однако сказанного слова назад не заберешь, и остается надеяться, что от ученика они как-нибудь по дороге отделаются. Будь проклята ее привычка сначала говорить, потом думать! Но не могла же девушка пойти на попятный сейчас – более глупого положения и выдумать нельзя.
Однако огонек у двери продолжал гореть и исчезать не собирался и, кажется, даже приближался. Если они простоят здесь еще, то точно не избежать им фермы. Но, Свет, она дойдет сегодня до своей постели или нет?
Кесао, махнув своим спутникам рукой, отбежала к ближайшим кустам, оголенные ветви которых, впрочем, не служили надежным прикрытием. Следы на снегу, безусловно, останутся, но разглядеть их от двери, тем более ночью, не так просто, как троих людей, торчащих посреди дороги.
- Кто-нибудь знает здесь тихое, теплое место, в котором мы сможем подождать, пока все страдающие бессонницей уберутся от входов в Башню? – спросила Кесао. "А я - еще и одеться", - добавила она про себя, поправляя висящее на локте платье. Каким бы холодным оно не было, а пусть лучше застанут в нем, чем в одной сорочке да куртке. Хоть немного меньше краснеть перед Наставницей Послушниц.
- Может быть, в каком-нибудь сарае? Подождем полчасика, а потом опять попробуем пройти, - Кесао повернулась к будущему Стражу. Если постараться, то можно прошмыгнуть обратно к казармам, не попавшись тому, кто ходит возле двери, но все же довольно рискованно. Но дойти до входа – это одно, а сидеть вместе в каком-нибудь сарае – совсем другое. И вообще, если обойти с другой стороны... Не могут же слуги ходить везде!
- Ну а ты можешь попробовать пробраться к казармам Стражей. Не этой дорогой, конечно... Хотя если рискнешь – может, и выйдет пробежать незаметно.
«Надеюсь, про куртку он забудет. Потом передам». Если она ее во что-нибудь завернет, то вряд ли кто-то обратит внимание на идущую куда-то Принятую со свертком. Ну а даже если кто чего и спросит, скажет, что другой ученик передать просил.
- Как тебя зовут-то, кстати? – спросила Кесао, пока мужчина еще никуда не собрался. Может быть, придется отдать куртку через другого ученика или слугу, надо же знать имя получателя.

+2

15

- Кровь и пепел! - ругнулся Флинн, сразу понизив голос до полушепота. - Ну-ка быстро вон в ту тень!
Сам он скользнул в указанное место плавно и стремительно, как его учили Стражи, и обернулся, чтобы дождаться девушек. Оценил расстояние до огонька и подумал, что если это кто-то из слуг, то беда им пока не грозит - может он и заметил что-то подозрительное, но вряд ли разглядел подробности, а вот если Айз Седай или Страж... но, в любом случае, отсюда надо было убираться, поскольку огонек действительно приближался.
- Куда ж вас теперь спрятать? Может, и правда, в конюшню? Там грязновато и пахнет лошадьми, но зато точно уж теплее, чем здесь. И я могу рассказать про каждого коня, который там стоит, - не без гордости добавил он. Порылся в памяти и насчет других вариантов. В их казарменном коридоре было бы еще теплее и гораздо чище, но если кому-то из Стражей захочется выйти по нужде, им с Ломасом настанет конец. В этом даже сомнений не было, так что вариант отпадал сразу.
- А можно еще в библиотеку! - заявил он громким шепотом и с большим энтузиазмом. - Я видел, там свет иногда до поздна горит, наверняка она закрывается только когда из нее уйдет последняя Айз Седай. И там вы уж точно платьев не запачкаете. Прикинетесь, что вам надо что-то почитать для завтрашнего урока или как у вас там... Только вот меня придется как-то спрятать. Ну что, идем? Тогда старайтесть ступать след-в-след, а я пойду последним. Если что, завтра можно будет списать на мои следы. А, да! Зовите меня Энаром, - Джарид решил, что порубежное имя к такому приключению подойдет гораздо лучше.

+2

16

Гиноре все больше не нравилось происходящее. Сначала Кесао ломится по сугробам в кусты, потом парень раскомандовался, а вот когда он задумался над тем, куда их спрятать, девушка  чуть не стукнула того по голове. Их спрятать?! Да о себе бы подумал, шерстеголовый мужлан! А то ведь одним своим присутствием увеличивает время  мытья котлов с недели до месяца. Ей даже пришлось зажмуриться и напомнить себе, что она Принятая, а не послушница, и что разочарованный  взгляд Бриане Седай она вряд ли переживет.
«И все правильно, будущий Страж должен заботиться о будущих Айз Седай», - Нора выдохнула и обдумала оба предложения. Конюшня соблазняла своей доступностью и теплом, но от запаха лошадей и навоза потом же не отмоешься. А если их там еще и найдут, а ведь логичнее искать по сараям и конюшням… Итого, она пришла к выводу, что лучше попасться сейчас в саду, чем потом в стоге сена.
- В конюшне сами прячьтесь, - Гинора скептически сложила руки на груди, заодно чтобы хоть немного согреться, скоро у нее начнут стучать зубы, а потом закрадется позорная мысль, что лучше самой сдаться и попасть в тепло, чем мерзнуть тут зря.
- Библиотека… и где мы тебя спрячем, в рукаве? – но больше идей не было, потому лучше начать двигаться хотя бы к библиотеке, и надеяться, что по пути придет другая гениальная мысль.
«Зовите меня Энаром… Хитрый какой, небось имя только что выдумал», - ей же в голову ничего не приходило, так что Гинора вспомнила свое детское прозвище.
- Можешь называть меня Занозой.
«И если Кесао хотя бы хихикнет, я ее придушу. И в сугробе закопаю.»

+1

17

Такое впечатление, что Энар просто пропустил все ее слова мимо ушей. Неужели он и впрямь относиться к происходящему как к веселому приключению? Тогда этот мужчина окончательно решился мозгов, если не понимает, чем им все это может грозить!
В библиотеку? Посреди ночи?! Да он с ума сошел! Кесао отогнала заманчивую мысль отвесить Энару затрещину – может, хоть немного думать начнет. Кто пустит Принятых ночью в библиотеку, независимо от того, нужно им там что-то прочитать или нет?
Но с другой стороны, кто будет дежурить там так поздно? Даже Айз Седай надо спать. Но всегда есть риск, что какая-нибудь особо увлеченная Коричневая решит поработать ночью. В лучшем случае сестра отправит их спать, в худшем – к Наставнице Послушниц.
- Скажешь, что готовишься в Стражи к Коричневой, - ехидно предложила Кесао Энару. И правда, где он собрался прятаться? – или ты надеешься поместиться между полок?
- А вообще первая же встреченная там сестра отправит нас спать, - уже серьезно заметила арафелийка, - сомневаюсь, что можно надеяться на пресловутую рассеянность Коричневых. Но библиотека большая, возможно, если мы туда тихо зайдем, никто нас и не заметит.
Вообще сарай ничем не лучше библиотеки. Даже хуже, там не так тепло. Да и читать ночью книги – не такой серьезный проступок для Принятой, как прятаться на той же конюшне. За последние им точно не миновать розг. Если не фермы.
Кесао пожала плечами, показывая, что план далеко не идеален, но раз других идей нет...
- Подождите, - с этими словами арафелийка отошла подальше в кусты, кинула куртку Энара на их ветки и стала торопливо натягивать платье. Окоченевшие пальцы с трудом застегивали пуговицы, но с горем пополам с этой задачей все-таки справились. Кесао снова запахнулась в куртку и вышла к ожидающим ее товарищам по несчастью. "Главное, не забыть перед входом в библиотеку отдать Энару его собственность".
- Ну что, пошли? Ты идешь... Заноза?
Вот уж действительно подходящее имечко для Гиноры. Как раз под стать ее дурному характеру. Человек, придумавший это прозвище, явно знал, о ком говорит.
- Меня, кстати, Кесао зовут.

Отредактировано Кесао Тайрова (2016-09-10 12:40:20)

+2

18

- За меня не волнуйтесь, - сказал Джарид, - когда они втроем, хрустя ночным снегом, топали в сторону библиотеки. - Я библиотеку хорошо знаю. Там у входа есть небольшой закуток, отгороженный занавеской. За ним обычно складывают стопки исписанной бумаги и прочей ерунды, ну и слуги одежду оставляют, когда приходят прибирать в зале. Если что, я спрячусь там. А если все будет спокойно - погреюсь пару минут и пойду караулить вашу дверь. Как только дорога будет свободна, я кину снежок в окно. Вот в это, второе от входа. Только слушайте там внимательно. О, что я говорил! Глядите!
За цветными витражами библиотечных окон действительно теплился неяркий свет. Судя по тому, каким небольшим был его источник, это горели вовсе не внушительные люстры под высоким потолком зала, а то ли пара подсвечников, то ли световые шарики одной-двух припозднившихся Айз Седай, и, на счастье замерзших искательниц приключений, сидели они где-то в глубине зала. Дверь библиотеки даже не скрипнула - ее всегда хорошо смазывали. Но первый же звук, который услышали все трое, оказавшись внутри, вообще никак нельзя было ожидать услышать в этом месте. Это был сочный мужской храп.
Правда, храп прервался быстрее, чем Джарид успел удивиться до глубины души, а его источник выскользнул из темноты неожиданно быстро, держа в руках небольшой подсвечник с двумя свечками и посматривая на гостей вполне себе ясными глазами. Обычно Стражам нужно совсем немного времени на сон, но Конор Гаидин был уже сильно в годах, поэтому и оплошал немного, позволив себе всхрапнуть. Но даже старый сторожевой пес остается сторожевым псом, слух у старика и по сей день был хороший, как и способность переходить от сна к бодрствованию. Джарид метнулся в заветный закуток и, кажется, успел не попасть в поле зрения старого Конора. Одна досада - занавеска в закутке немного не доходила до пола, и носки его сапог из-под нее виднелись. Оставалось уповать на то, что Страж решит, что эти сапоги оставлены там кем-то из слуг. А еще на сообразительность Принятых. И стоять там совершенно неподвижно, стараясь даже не дышать.
- Хм-кхм... что это у нас тут?.. Тяга к знаниям среди ночи одолела? - строго вопросил Конор ночных гостей, приподняв подсвечник к лицу, обрамленному короткой седой бородой и жидкими седыми волосами. На правой щеке его отпечатался след, оставленный краем твердой обложки, на которой он прикемарил. Джарид в глубине души порадовался, что им попался именно Конор - он был вобщем-то мужиком неплохим, и можно даже сказать, снисходительным к молодежи. Разве что страдал неудовлетворенной тягой к авторитетности, в силу чего любил эту самую молодежь периодически построить и призвать к порядку.

+2

19

Как ни печально, но ни одной умной мысли в голове так и не образовалось. Кроме той, что Кесао надо чаще прибираться! Вот не оставь та туфли и кувшин где попало, Гинора бы его не уронила, и арафелка бы не проснулась, и не пришлось бы им бегать по коридорам Башни и дальше по саду. И у нее не ныли бы так разбитые коленки и отбитый зад, а еще затылок. И зубы бы не стучали. И ноги бы не промокли. Итого, пока дошли до библиотеки Гинора преисполнилась к себе такой жалости, что готова была убить обоих попутчиков просто за сам факт их существования. Но она держалась, да, изо всех сил держалась, представляя, что это испытание на Шаль. Ну неужели она его провалит? Нет и еще раз нет!
«У Айз Седай сердце льва, у Айз Седай сердце льва, у Айз Седай…» - сердце ушло в пятки, когда, проскользнув в библиотеку, они сразу же натолкнулись на библиотечного слугу. Или нет, Гинора готова была поклясться, что она видела этого мерзкого старикашку в чьих-то покоях. Но вот у какой из Айз Седай - это совершенно вылетело у нее из головы.
«У Айз Седай сердце льва!» - пусть даже оно и в пятках. Нора успела заметить, что Энар умудрился спрятаться, но вот его сапоги...  – «О Свет! Да испепели его там прямо сейчас!»
- Доброй ночи, - Гинора решила, что хуже не будет, если она даже присядет в реверансе, лишь бы не грохнуться сейчас, а то ж ноги совсем не гнутся.  И надо было срочно отвлечь Стража-не-Стража от происходящего за занавеской. Но чем? Захотелось судорожно оглянуться на Кесао, та же догадалась натянуть платье и от куртки избавилась, значит, не совсем пропащая.  Но каждая секунда промедления грозила разоблачением, потому Гинора решительно выпалила:
- О, мы не хотели никого побеспокоить. Но знаете, есть вопросы, которые не дают спать. И чем мучиться в сомнениях до утра, лучше разрешить их, не правда ли? Тем более, когда на утро и так много дел. А для тяги к знаниям в ведь нет неподходящего времени, правда же? – тут она поняла, что начинает заговариваться и надо срочно или замолчать или сказать уже какую-нибудь вескую причину. Вот например, чем плоха Рашима Керенмоса  и ее деятельность в годы троллоковых войн?
- Вот мы… мы и решили быстро сбегать в библиотеку и найти книгу. Чтобы уточнить, у Рашимы Керенмосе было пять стражей или все же всего четыре. А потом мы сразу уйдем!
Тут Гинора поняла, что ее немного занесло, и прикусила язык. Интересоваться легендарной Амерлин - это одно, а вот ее Стражами…
«И спать не мочь от их количества... дура ты, Гинора, полная дура! Но Стражи же тоже достойны упоминания в хрониках! О Свет, пусть он окажется сам Стражем и проникнется.»

Отредактировано Гинора Мэдвен (2016-09-12 15:40:23)

+1

20

Энар что-то говорил, но Кесао к нему не прислушивалась. Девушка только куталась поплотнее в куртку и размышляла, не отвалятся ли у нее конечности, когда она войдет в теплое помещение. Ноги переставлялись с трудом, хорошо, что хоть нужное им место не так уж и далеко. По крайней мере, не настолько, чтобы замерзнуть насмерть.
Когда они подошли к библиотеке, Кесао отдала Энару его куртку и поспешила заскочить в помещение. Как только они с Гинорой усядутся за стол с какой-нибудь книгой, можно будет снять туфли и посмотреть наконец, не отвалились ли у нее пальцы от холода – ощущения у девушки были именно такие.
Но ничего из этого они сделать не успели. Кесао испуганно замерла, едва услышав громкий храп, и даже не успела понять, откуда появился мужчина со свечой в руке. Слуга? Страж какой-нибудь Коричневой? Скорее всего Страж, ведь на одежде слуг вышито Пламя Тар Валона. Арафелийка могла только порадоваться, что уже надела платье и вернула Энару куртку. Сам же Энар успел благоразумно спрятаться и не усугублял их и без того незавидного положения своим присутствием. О свет, лишь бы этот Страж не заметил спрятавшегося за занавеской парня!
Кесао  слегка присела в реверансе и торопливо закивала, подтверждая слова Гиноры. Арафелийка начала думать, что у этой южанки все-таки есть мозги, пока ту троллок за язык не дернул сказать про Стражей Рашимы. И что о них теперь подумают? Спать не могут, хотят знать количество Стражей Амерлин!
- Ведь Стражи важны для любой Айз Седай, не правда ли? – какую бы глупость не сморозила Гинора, теперь ее придется подтверждать, - я уверена, для Рашимы они были надежной опорой и наверняка помогали во всех ее начинаниях. По-моему, их роль незаслуженно преуменьшена. Мы подумали, что, может быть, сможем найти что-нибудь интересное.
Конечно, та чушь, которую она только что сморозила, была ничуть не лучше того, что сказала Гинора, но как еще можно было объяснить их довольно-таки странный интерес? Будь проклята эта южанка, неужели не могла придумать что-нибудь получше?!  Можно все списать на растерянность, но Кесао бы на ее месте вообще о Стражах бы не вспомнила. Чем там у Гиноры голова забита?
Арафелийка попыталась тихонько проскользнуть мимо мужчины дальше в библиотеку, но тот подвинулся, что девушке пришлось бы его оттолкнуть, чтобы пройти. Кажется, он все-таки не проникся ролью Стражей в истории.
- Стражи, значит... ну-ну, - мужчина окинул обеих Принятых хмурым взглядом, - шли бы вы, девочки, отсюда, пока Айз Седай не поинтересовались, что вас там среди ночи тревожит.
Кесао перевела дух. Он все-таки не станет звать сюда сестер, а значит, они скорее всего избегут наказания. Не хотелось бы ей знать, что сделает Айз Седай, когда услышит их бред про Рашиму.
Кесао медленно пошла к выходу, одновременно размышляя, как бы отвлечь Стража, чтобы Энар смог незаметно выбраться, но, как назло, в голову ничего не приходило. Может, поднять шум на улице, чтобы мужчина выскочил проверять?
- А вы что, в одних платьях сюда прибежали? Так жажда знаний одолела? – вопрос прозвучал, когда Кесао уже взялась за ручку двери. Арафелийка застыла, подавив малодушное желание выскочить на улицу и броситься бежать без оглядки, надеясь, что ее не запомнили. Потому что она понятия не имела, что теперь отвечать, кроме маловразумительного "Мы не подумали, что на улице так холодно" . Кесао покосилась на Гинору – может быть, хоть ей не отказало воображение? Сейчас девушка была рада любой отмазке, даже такой, как Стражи Рашимы.

Отредактировано Кесао Тайрова (2016-09-14 19:14:24)

+2


Вы здесь » Колесо Времени: Пути Узора » Хранилище » Ночь проводить надо правильно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC